Читать
Закрыть
Федор Золотов - 02 янв 11:31  Версия для печати

Дональд Трамп: Китай, Россия и просто бизнес

Дональд Трамп: Китай, Россия и просто бизнес

Новоизбранный президент США Дональд Трамп вступит в права уже через несколько недель. И чем ближе инаугурация, тем больше экспертов предрекают миру пересмотр старых связей, новые блоки, союзы и войны.

Похоже, Америка не может не выбрать президента, приход которого хоть кому-нибудь не угрожал войной. На этот раз, правда, торговой, и пока только в опасениях экспертов. Профессор Городского университета Гонконга Джеймс Ван считает, что уже в 2017 году между США и Китаем может начаться торговая война. Его прогноз, сделанный для хедж-фонда Pine River China Fund, опубликовало американское агентство Bloomberg.

«Расстановка сил в мире сейчас гораздо более неопределенная, чем в начале ХХ века, и такие игроки, как Китай и Индия, смогли создать новые политические центры притяжения. В то время как экономический и политический паралич поражает развитый мир, наиболее вероятный исход – торговая война», — считает профессор. И, что любопытно, преимущество в потенциальном столкновении отдает КНР, чьи власти имеют больше рычагов влияния на экономику, и смогут, по мнению ученого, эффективней поддержать своих экспортеров.


Война как выход из стагнации, увы, далеко не редкость в мировой истории. Многие эксперты и обозреватели считают, что в последние десятилетия политика США, в том числе и на Ближнем Востоке, где не без помощи Госдепа был развязан ряд конфликтов – это отражение по сути той же концепции, призванной ослаблять целые регионы и сохранять за Америкой доминирующее положение в мире. Правда, ни спастись от кризиса 2008 года, ни сохранить экономическую пальму первенства это Вашингтону не помогло.

В последние пару лет, пока американцы с русскими выясняли, чья же будет Украина, вводили санкции-контрсанкции и чуть не дошли до прямых боестолкновений в Сирии, первой экономикой мира стал Китай.

45-му президенту США Дональду Трампу СМИ еще во время кампании навесили бирку «пророссийского», а надо было бы «антикитайского». Так как, похоже, он озабочен экономическим поражением Америки больше в борьбе с Поднебесной сильнее, чем незавершенными политическими проектами предшественников. Озабочен, понятное дело, не строчками рейтингов, а ситуацией с реальным производством, которое давно переехало из Штатов в Азию. А вместе с ним, как это ни парадоксально, туда же отправилась и «американская мечта». В последние темпы роста Китая, слегка замедлились, но остаются недосягаемой мечтой для большинства стран мира. Труд китайцев от практически бесплатного почти приблизился по уровню оплаты к европейскому или, по крайней мере, к достойному. При этом среднестатистическому американцу, наоборот, стало тяжелее содержать «дом с лужайкой».

В интервью журналу Time тогда еще кандидат в президенты приводил вот такой аргумент за необходимость возврата производства в США: «В реальности уровень безработицы в нашей стране, вероятно, 21%. Не 6%. Не 5,2% и не 5,5%. Я говорю о реальном уровне безработицы: вообще-то, я на днях видел график нашей реальной безработицы, и 90 миллионов людей не работают. Точнее, 93. Если подсчитать, то наш реальный уровень безработицы – 42%».



Статистика в Штатах ведется не менее причудливо, чем действует их избирательная система, так что стоит понимать, что не все эти граждане посетители биржи труда, живущие на пособия. Но, как бы то ни было, неработающая половина населения – это непроизведенный валовый национальный продукт и недополученные поступления для государства. Так что «антикитайская» последовательность Трампа вполне логична.

В частности, еще во время кампании он обещал поднять тарифы и пошлины на продукцию из Китая до 45% от стоимости товаров. По мнению профессора Городского университета Гонконга Джеймса Вана, если это обещание будет претворено в жизнь, то рост таможенных платежей коснется текстиля, мебели, одежде и обуви из ассортимента гипермаркетов. Подобные меры, очевидно, отразятся на конкурентоспособности импорта и, возможно, дадут шанс местному производителю.

Эту же тему Трамп, уже будучи избранным президентом, поднял в ходе спровоцированного им самим дипломатического скандала. Политик принял поздравления от лидера Тайваня – государства, которое официальный Пекин считает своей территорией. А на возмущения коллег и дипломатов поинтересовался – а какой прок США от политики «единого Китая», которую Вашингтон формально поддерживает уже много лет? «Разве Китай нас спрашивал, можно ли ему девальвировать свою валюту (усложняя условия для конкуренции нашим компаниям), взимать высокие налоги с наших товаров, поступающих в Китай, или можно ли строить крупный военный комплекс посреди Южно-Китайского моря? Не думаю, что так было», – продолжает еще не вступивший в должность глава государства в своем микроблоге.

Следующим шагом, подтверждающим серьезность намерений Трапа в отношении конфронтации с Китаем, стала поданная в Пентагон записка с изложением оборонных приоритетов. Из документа исчезла Россия, две каденции Обамы возглавлявшая список, но появилась Поднебесная. «Можно ожидать усиления военного противостояния между Вашингтоном и Пекином в акватории Тихого океана в целом и в Южно-китайском море в частности. Комплекс противоречий в регионе не менее сложный, чем на Ближнем востоке, и ситуация может накалиться до взрывоопасного состояния практически моментально», - говорит о неторговой стороне потенциальной торговой войны политолог Ростислав Ищенко.


Дойдет ли дело до разжигания новых конфликтов, увидим уже в скором будущем. Сейчас же пора констатировать, что кардинальные перемены во внешней политике США – уже не домыслы прогнозистов, а вполне реальные перспективы. Перенос «театра военных действий» в Азию – прямой путь снижения накала страстей под боком у Старого Света, о чем недвусмысленно говорят и потеря Западом интереса к Украине, и достижение определенных договоренностей по Сирии, причем без участия США, и все большее число политиков, требующих снять с России санкции. В логике потенциальной экономической конфронтации с Китаем, антироссийскую кампанию, действительно, пора прекращать. Экономике ЕС, как Боливару, двоих точно не снести.

Сам бизнесмен Трамп, по мнению экспертов, сейчас тоже «пророссийский» поневоле. Конфликтовать одновременно с Россией и Китаем США просто не могут, а значит Вашингтону надо как минимум, рассорить Москву с Пекином, а как максимум – привлечь на свою сторону. Но шансов на это не много. Страны связывают давние союзнические и соседские отношения, сейчас реализуются совместные проекты на сотни миллиардов долларов, Китай и Россия входят в БРИКС, нередко выступают единым фронтом в ООН и других международных организациях. И переход официальной Москвы на сторону «потенциального противника», как именуются Штаты последние полстолетия в некоторых кругах, уж очень маловероятен.

А значит – впереди очередная американо-российская «оттепель» и последующий виток конфронтации. Впрочем, оттепель – штука тоже полезная, и если геополитический акцент действительно сместится на восток, появляются шансы, что партии на ставших вспомогательными досках постараются как можно быстрее завершить, чтобы приступить к следующей основной ставке.



Впрочем, если у кого-то после прочтения «антикитайских» пассажей Трампа создалось впечатление, что Америка выбрала очередного «ястреба», готового воевать на этот раз «до последнего китайца», или вообще, что политик как-то предвзято относится к этой древнейшей нации, то это не так. Дональд Трамп – успешный бизнесмен, отчетливо понимающий реальные трудности реальной экономики. В первую очередь, своей страны, где виртуальных денег в пузырях на биржах и в госдолгах уже больше чем реальных ценностей. Теперь цель Трампа и элит, стоящих за ним, заставить Америку хотя бы в обозримом будущем работать. И если для этого нужно подорвать экономику Китая, а заодно и замедлить общемировую, то ничего личного, просто бизнес.

Кстати, эксперты Goldman Sachs Group Inc уже подсчитали, что в случае, если Трамп выполнит обещание с пошлинами, экономика Китая потеряет до 3%, но в самих Соединенных Штатах возможная торговая война приведет к снижению внутреннего потребление, которое долгие годы стимулировали программами «количественного смягчения». И, конечно же, обострение отношений между первой и второй экономиками мира отразится на всех остальных странах, так или иначе включенных в глобальные цепочки.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »