Читать
Закрыть
От редакции - 07 фев 10:52  Версия для печати

Что стоит за экспортом «российского» СПГ в США?

Что стоит за экспортом «российского» СПГ в США?

Хорошей новостью для производителей и потребителей является то, что страна происхождения энергетических ресурсов уже не играет такой роли, как прежде – по крайней мере в среде отраслевых профессионалов и трейдеров. Таким образом, газ становится «обычным» источником энергии, измеряемым исключительно экономической ценностью, пишет Данила Бочкарёв, старший научный сотрудник института «Восток – Запад» в Брюсселе.

Танкер Gaselys, принадлежащий французской энергетической компании ENGIE, прибыл в Бостон в последние выходные января с грузом сжиженного природного газа (СПГ) с терминала Isle of Grain в Великобритании. Это стало неожиданностью для СМИ, которые изображают США почти исключительно как экспортёра, а не импортёра природного газа. Кроме того, некоторые газеты даже назвали этот груз первой российской поставкой СПГ в Соединённые Штаты.

Почему так случилось, что США – крупнейший в мире производитель голубого топлива –импортируют СПГ? После «сланцевой революции» и увеличения добычи природного газа импорт СПГ в США уменьшился. По данным Администрации энергетической информации США, импорт СПГ в Соединённые Штаты сократился в 2016 году на 3% в годовом исчислении до почти 2,5 млрд куб. метров, причём абсолютное большинство поставок осуществляется из Тринидада и Тобаго. Большая часть импортируемого СПГ потребляется в Новой Англии, где трубопроводная инфраструктура не всегда способна удовлетворить растущий спрос на природный газ. Переход электростанций с экологически вредного угля на природный газ, а также отказ, по экологическим соображениям, от проекта газопровода, предназначенного для доставки газа в этот район, привели к дефициту газа в периоды пикового спроса на электроэнергию. Например, холодная погода этой зимой сделала Новую Англию самым дорогим газовым рынком в мире. Цены здесь порой повышались до 6300 долларов за тысячу кубометров, в 25 раз превышая среднерыночную цену в Европе. Аналогичным образом в регионах ЕС, где преобладают поставки СПГ, таких как юг Франции, в холодные зимние дни возникали резкие скачки цен, которые не наблюдались в других регионах, имеющих доступ как к поставкам СПГ, так и к трубопроводному газу. Например, в январе 2017 года цена на газовом хабе TRS во Франции достигала 600 долларов США за тысячу кубометров.

Покупатель, предлагающий самую высокую цену автоматически «притягивает» СПГ со всего мира: на этот раз французская ENGIE переправила «российские молекулы» из Великобритании на свой собственный терминал регазификации в Бостоне. Но был ли это действительно российский газ? Ответ – «нет», несмотря на физическое происхождение молекул. Газ был перепродан ENGIE малайзийским «Петронасом», который первоначально транспортировал его в Великобританию из Арктики, и с юридической точки зрения он не имеет ничего общего с производителем, российской газовой компанией «Новатэк». Российский министр энергетики Александр Новак верно заметил, что «хотя молекулы из России, газ больше не является русским».

Хорошей новостью для производителей и потребителей является то, что страна происхождения энергетических ресурсов уже не играет такой роли, как прежде – по крайней мере среди энергетиков. Таким образом, природный газ становится «обычным» источником энергии, отношение к которому определяется исключительно его ценой. Его можно купить почти повсеместно, и изначальное происхождение газа более не является определяющим фактором для покупателей. Рост уверенности в глобальных энергетических рынках, обеспечивающих стабильные и безопасные поставки по конкурентоспособной цене, объясняется также «рыночным поведением» экспортёров энергоносителей. Энергетические компании поняли, что рискуют быстро потерять свою долю рынка, если не смогут эффективно адаптироваться к новым рыночным реалиям.

Функционирование «Ямал СПГ» – совместное китайско-французско-российское предприятие по производству сжиженного природного газа – определяется прежде всего прибылью, а не соображениями внутренней или внешней политики. Международное энергетическое агентство (МЭА) спрогнозировало, что межрегиональная торговля и торговля СПГ вырастут к 2040 году на 70%. В этом контексте вполне объяснимо желание «Новатэк» – главного участника консорциума – коммерциализировать свои запасы (более 2 трлн кубометров только природного газа) углеводородов и конкурировать за долю на рынке с другими поставщиками энергоресурсов. Вся последовательность действий акционеров этого мегапроекта – создание дополнительного четвёртого цикла сжижения, планирование нового проекта СПГ (Arctic LNG 2), строительство перевалочного терминала СПГ в Камчатской области – вписывается в нормальную бизнес-логику любого производителя СПГ, независимо от страны происхождения.

Аналогичным образом, российский «Газпром», часто изображаемый «рукой Кремля», изменил своё поведение на рынке, чтобы соответствовать нормам и требованиям, регулирующим энергетические рынки ЕС.

«Газпром», обвинённый Европейской комиссией в нарушении правил антимонопольного законодательства ЕС, принял решение изменить свою стратегию и представил соответствующие обязательства перед Комиссией. Генеральный директорат Еврокомиссии по вопросам конкуренции положительно оценил эти обязательства. «Мы считаем, что обязательства “Газпрома” содействуют свободному потоку газа в Центральную и Восточную Европу по конкурентоспособным ценам. Они решают проблему [нарушения правил] конкуренции и обеспечивают перспективное решение в соответствии с правилами ЕС. Фактически они помогают лучше интегрировать газовые рынки в регионе», – сказала Маргрете Вестагер, комиссар ЕС по конкуренции, один из самых последовательных критиков «Газпрома» в Европе.

Как мы видим, рынки способны поставлять покупателям безопасные, надёжные и доступные энергоносители и формировать поведение энергетических компаний. Те, кто не хочет подчиняться, просто теряют свою долю рынка и клиентов. Напротив, политизация и ненужное чрезмерное регулирование энергетического сектора рискуют разрушить эту эффективную, но всё ещё хрупкую структуру. Поэтому политикам необходимо избегать чрезмерного давления на рынки и частные компании и воздержаться от того, чтобы превращать их в заложников политических игр.

Данила Бочкарёв, Международный дискуссионный клуб "Валдай"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »