Статьи
Закрыть
13 мар 13:46  Версия для печати

Правда и задачи Александра Ходаковского

Гражданская война на Донбассе перевалила временной рубеж Великой Отечественной войны, которая продолжалась 1418 дней. Непокорные республики, посмевшие восстать против государственного переворота в Киеве, по-прежнему находятся в осаде, став форпостом на подступах к России. А на Россию давят в западных высоких геополитических кругах, угрожая санкциями и прочими неприятностями, в т.ч. и «кошмаря» Донбасс, которому она помогает. Допинговые скандалы, Сирия, требование введения в Донбасс миротворческого контингента ООН, подписание Петром Порошенко скандального закона о реинтеграции Донбасса – новостные ленты буквально пестрят антироссийскими и русофобскими сообщениями...

Как всё это сказывается на жителях непокорных республик, не мыслящих себя без России? Как обстоят дела на фронте и в тылу? Какова перспектива развития ситуации? Об этом и многом другом наш корреспондент беседует с военно-политическим деятелем, экс-главой Службы безопасности, народным депутатом первого созыва парламента ДНР Александром Ходаковским, решившим, кстати, баллотироваться на должность главы ДНР в ходе выборов, которые должны состояться осенью нынешнего года.

НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН?

С политической точки зрения, считает Ходаковский, ситуация на фронте вселяет тревогу, потому что все предпосылки активизации войны налицо. Этого требует сама политика, и только какая-то причина не позволяет нажать на спусковой крючок по полной. С его точки зрения профессионального разведчика, ситуация пока не поменялась. На линии соприкосновения не видно новых частей и соединений ВСУ. Все осуществляется в рамках плановой ротации. И, тем не менее, по информации, которая регулярно поступает от добровольных помощников из местных жителей, второй эшелон пополняется прибывающими частями.

На железнодорожных станциях, которые в состоянии принимать все крупные грузы, происходит разгрузка техники, прибытие и размещение личного состава. Эти довольно затратные мероприятия не похожи на демарш. Скорее, это реальные приготовления к войне, которым только политическая конъюнктура не дает разрастись в полном масштабе...

К регулярно озвучиваемой информации об угрозе широкомасштабной агрессии ВСУ в Донбассе уже привыкли. Но вот недавно пресс-секретарь военного командования ДНР Эдуард Басурин, сославшись на данные разведки, сообщил, что помимо укрепления позиций и ротации в подразделения противника пришёл приказ о готовности к наступлению. Понятно, что Запад — в стремлении свалить Путина — старается к президентским выборам в России задействовать все рычаги влияния, в т.ч. обострить ситуацию в Донбассе. Насколько сегодня реален переход вялотекущего конфликта в широкомасштабное наступление?

Если обстоятельства будут складываться в пользу такого развития, считает Ходаковский, то переход к активной полномаштабной войне возможен в течение одной-двух недель. Это время на принятие решения, переброску частей ближе к передовой, на подготовку тылов к дальнейшему продвижению, ну и любой повод на любом участке, который рассматривается для каких-то стратегических задач, вроде продвижения вглубь нашей территории — словом, любая провокация может перерасти в полномасштабные действия. Война хоть и идёт в локальном режиме, но постоянно подогревается. И здесь не будут искать расстрела какого-нибудь эрц-герцога в какой-нибудь Боснии-Герцеговине.

Техническая готовность на сегодня у ВСУ уже есть. Противником задействованы все системы противовоздушной обороны, полковая авиация, стратегическая. На Донбассе ничего такого, чего не было бы расквартировано, например, в Ивано-Франковской области. Сюда стянут весь арсенал Украины. Здесь несколько позиций (от трёх до семи) ТочекУ, здесь весь крупный калибр, все системы залпового огня – от Градов до Ураганов и Смерчей. Здесь стоят дивизионы, которые в состоянии дотянуться до наших огневых позиций без особого напряжения или выдвинуться на заранее заготовленные позиции и оттуда открыть огонь – это тоже не составляет никакой проблемы. А поскольку огневая мощь современных систем огромная, то мы можем понести колоссальный урон. По 2014 году мы понимаем, что это такое.

— Мы, естественно, будем бороться за каждый дом, за каждую улицу, — говорит мой собеседник. – Но, практика показывает, что воевать в городе, особенно таком, как Донецк, любыми силами, любыми средствами очень проблематично. И Грозный тому – прямое свидетельство. Даже обладая меньшими силами в условиях манёвренности, ограниченности, при условии, что из каждой квартиры, из каждого подъезда придется выбивать какие-то отдельные группы, армия раскрошится. Им проще нанести массированный удар по каким-то районам города, сравнять с землей всё, что будет встречаться на пути. Они не выдержат войну в условиях города. Втянуться в Донецк и остаться здесь — это остаться навсегда.

НАДЕЖДА ТОЛЬКО НА РОССИЮ


В этом плане усиление 58-й армии РФ, которая стоит на границе с ДНР, внушает надежду. Об этом вслух не говорят, однако Донбасс надеется, что без поддержки не останется. Потому что воинский потенциал защитников республик — из-за пресловутых минских договорённостей — с 2014 года никак не развивали.

Ослабляют защитников как прямые потери, так и увольнения офицеров, которые знают местные условия, личный состав и готовы отстаивать эту землю. По прежнему присутствует определённая доля разочарованности среди рискующих своими жизнями бойцов, срок пребывания в ополчении которых не вносится ни в рабочий стаж, ни в стаж для начисления пенсии — и вообще никуда! В результате, ставшие инвалидами защитники и семьи погибших бойцов не получают никаких социальных преимуществ. Люди страдают. И это всё накапливается. Но, как говорит Ходаковский, «когда мы поднимаем эти вопросы, власть почему-то воспринимает это как элемент политической риторики».

СИРИЯ, ДОНБАСС И ДОБРОВОЛЬЦЫ

Судя по сообщениям СМИ, среди погибших в Сирии бойцов есть и те, кто воевал на Донбассе. Пусть их немного, но это удивляет, потому что защищать Донбасс, где, кстати, продолжается война, шли идейно мотивированные люди. Что их заставило поехать в Сирию и насколько велика связь между событиями в Сирии и событиями в Донбассе?

— Думаю, что это своего рода любовный треугольник, где вершиной выступает Россия, — говорит Ходаковский. — У России, её народа в Донбассе — прямые интересы, о чём говорит присутствие здесь российских добровольцев. В Сирии у народа России тоже есть интересы, но не такие прямые, они рассматриваются уже через призму государственных интересов. В этом они связаны. Вопрос в том, что российские добровольцы, приезжая сюда и посвящая себя войне, входят в определённый режим, а когда их начинают формализовать, загонять под начало обычных штатных командиров, которые понимают только один способ управления в армии – по уставу, на добровольцев это производит очень гнетущее впечатление. Люди не в состоянии жить в условиях среды подавления. Создаётся целая система мер воздействия. Вот сейчас, например, пишут рапорта об увольнении командиры рот в воинских частях, которые находятся на самых острых участках соприкосновения. Почему? Потому что пришедших в 2014 году замучили строгими выговорами, требованиями по ведению журналов учёта, ещё чего-то. Люди не понимают, как можно вести эффективно войну, распыляясь на всё это. Какие могут быть строгие выговоры?!

В морду дать, отправить на гауптвахту за какие-то проступки, нарушение дисциплины, пьянку или ещё за что-то – люди это понимают, потому что без дисциплины армия развалится. Но другое дело, когда душат формализмом, сажают над нормальными живыми лидерами дураков, которые вчера были завхозами, а сегодня удачно улыбнулись кому-то наверху и их поставили командовать, а они не пользуются ни уважением, ни авторитетом. Выстроенная система извергает из своих рядов людей боевых, настоящих. Поэтому, имея определённый опыт, могут и «поехать». Имея психологические деформации, а война сильно людей «плющит», кромсает, эти люди находят себе применение там, где есть вооружённый конфликт, где есть интересы, как они считают, своего государства. Их нельзя назвать безыдейными, это не наёмники, которым всё равно, в кого стрелять. Защита интересов государства – это тоже достаточно сильная мотивация. Некоторых судьба просто вытолкнула в Сирию. Например, казаков.

Помните, в 2015 году, как здесь разоружали казаков, среди которых вместе с нашими ребятами было много российских добровольцев? А ведь среди них были очень эффективные командиры. Как и Безлера (Игорь Безлер – бывший комендант Горловки – Л.Г.), их воспринимали как угрозу для существующей власти, которая тогда устанавливалась. И их выдворили в 2015 году за пределы республики, даже тех, у кого была донецкая прописка. Целыми подразделениями! Где они нашли себе применение? Это вот ещё одна категория людей, которые попадают в Сирию. Здесь они оказались невостребованными, т.к. не захотели мириться с формалистской системой, которая начала устанавливаться. Плюс коренные дончане, которые вынуждены были бежать с территории под давлением. Плюс те, но их очень мало, которые искали возможность устроиться в ЧВК, чтоб зарабатывать деньги военным ремеслом. Но даже они не безыдейные!

Я сам отношусь к наёмничеству не очень хорошо, но огульно осуждать этих людей я не могу в силу вышеизложенных причин.

МИРОТВОРЦАМ – ОДНОЗНАЧНОЕ «НЕТ!»

«Ситуацию спасут миротворцы!», «Москва должна, наконец, продемонстрировать политическую волю к мирному урегулированию» и согласиться на ввод ограниченного контингента ООН, — эти мантры не устают повторять западные хозяева киевской хунты. Своё видение этой темы предложила и Россия устами президента Владимира Путина.

Ну, а из окопов мятежных республик во вводе миротворцев видят исключительно приближение хорватский варианта с ликвидацией республики Киевской хунтой путём стремительного и мощного наступления, как это случилось с Сербской Краиной в 1995 году.

— Если взять концепцию по введению миротворцев для защиты наблюдателей ОБСЕ, которую изложил Путин, то это вопрос дискуссионный, — говорит Ходаковский. – А вот план бывшего генсека НАТО Расмуссена по вводу 20-тысячного контингента ООН с доминированием на всей территории, предложенный им на Мюнхенской конференции по безопасности, это даже не обсуждается — однозначно «нет!», независимо от того, какое решение попытаются провести на уровне официальных властей. Потому что это равносильно интервенции, вторжению, завуалированного под миротворческую миссию. Мы будем их блокировать на низовом уровне, поднимем людей. Будем сопротивляться немедленному разоружению, а территорию будем защищать до последнего.

Здесь вопрос принципиальный. Если Украина готова к политическому диалогу и отказу от военных действий – для этого не нужны никакие миротворцы. Они не хотят вести диалог с республиками — дескать, тогда получится, что мы признаём их легитимность. Но ведь признали легитимность Порошенко, который пришел к власти незаконным путём!

НЕ ЗА ЭТО МЫ ВСТАВАЛИ

— В правительстве Александра Бородая я был министром госбезопасности, мои ближайшие соратники также занимали ключевые позиции – министр налогов и сборов и вице-премьер по экономике, — вспоминает Ходаковский. — В 2014-15гг мы добровольно уступили власть, имея её в руках. Это был вынужденный шаг, потому что воевать на три фронта (с Украиной, с внутренним врагом и с Москвой) невозможно. Сейчас мы пожинаем плоды передачи власти.

Народ, вдохновлённый в 2014 году Русской весной, испытывает разочарование, понимая ложность утверждения нынешней власти, что мы строим экономику смешанного полусоветского и полукапиталистического типа. Под прикрытием всех этих красивых заявлений и шагов скрывается банальный махровый капитализм. Я ничего не имею против капитализма, как реальности, в которой мы существуем, но, во-первых, людей вводят в заблуждение, во-вторых, над нами нависает бич жестоких рыночных отношений. Кто-то действительно обогащается, из грязи стартуя в князи, но в условиях обеднённой и разорённой территории это приводит к тому, что происходит резкое расслоение, когда узкая прослойка концентрирует в своих руках всю полному власти и все материальные ресурсы. Все же остальные кормятся лозунгами и политтехнологическими предложениями, которые можно видеть на биллбордах и в официальных заявлениях. Против такого положения мы и протестуем. Но не с точки зрения политики, а с точки зрения людей, ставших родоначальниками и участниками процессов, которые должны были вернуть в нашу жизнь человечность.

Да, мы можем быть бедными, но мы должны быть и честными, потому что за сладкую ложь всегда платится слишком высокая цена. И когда мы видим, что за эту цену нам предлагают нынешний гротескно-уродливый мир, мы против этого восстаём. И восстаём не из желания выбиться наверх – восстаёт наше человеческое начало, которое может трансформироваться в политические претензии. Как бы это пафосно не звучало, мы видим укоренившуюся несправедливость в отношении территории и людей, которые здесь проживают.

Знаете, сегодня проще тем боевым командирам, вроде Игоря Стрелкова или Игоря Безлера, которых когда-то принудительно вывели за пределы территории. Зато они сегодня не связаны ничем и никем — поэтому свободно занимаются общественной деятельностью, формируют общественное мнение, влияют через соцсети на информационное пространство. И не несут при этом никакой ответственности. Мы же, живущие здесь, не можем ограничить себя лишь только одними критическими высказываниями, создавая свой «клуб любителей критики власти». И потому идём на выборы.

ВЫБОРЫ

На осень 2018 года намечены выборы главы ДНР, в которых Александр Ходаковский, поддерживаемый командой единомышленников, намерен принять участие. Их конкретная дата ещё не объявлена, потому что война продолжается. Для Донбасса, где сама жизнь уже накрутила огромный клубок проблем и где дефицит политиков ощущается очень остро, это решение очень ответственное.

— В военном смысле, — говорит Ходаковский, — наше волевое участие резко снизилось после событий 2015 года, когда все ополченческие подразделения были сведены в состав государственных ведомств, поэтому мы перешли в другое поле. К сожалению, моих депутатов, которые входили в состав Народного совета убрали с формулировкой «за систематическую критику власти» ещё в 2016 году. Мы не молчали – и нас заклеймили однозначно либеральным термином «оппозиция».

Сегодняшнюю нашу задачу я вижу в том, чтобы, используя все имеющиеся рычаги влияния, перевести политические процессы в более справедливое русло для проживающих у нас людей. Мы знаем, что столкнёмся с максимальным сопротивлением, нас попытаются дискредитировать. Конечно, неприятно, когда тебя поливают грязью, вместо того, чтоб причислить к лику местных «святых», но наиболее активные слои населения хорошо знают нас и сознательно ищут контактов, чтоб выразить свою поддержку.

«ГВОЗДЬ» ПРОГРАММЫ

«Гвоздём» предвыборной программы мой собеседник считает объединение обеих народных республик в Новороссию. Эта идея в начале Русской весны не просто витала в воздухе, а была готова воплотиться в жизнь. Но… не сложилось. И теперь на границе ДНР и ЛНР стоит... блок-пост со своей таможней (?!). Да, можно было бы сказать, что это грехи предыдущего главы ЛНР Игоря Плотницкого, который бесславно ушёл со своего поста после громкого политического скандала. Но блок-пост стоит по-прежнему, вызывая недоумение и раздражение у всех желающих пересечь эту шутовскую «границу».

Объединение республик актуально и сейчас, при существующей военной угрозе, и в будущем, когда она уйдёт на второй план. Кандидат прежде всего имеет в виду не только объединение территорий, но и реальное огосударствление промышленного потенциала, создание крупных экономических структур, которые будут объединять весь производственный цикл — чтобы ресурсы не крутились по долгой цепочке, попадая из одних рук в другие, так и не доходя до конечного потребителя.

На резонный вопрос: а есть ли со стороны Луганска встречное движение и есть ли там такой оппозиционер, как Ходаковский? – мой собеседник ответил так:

— Я пока не вижу встречного движения. Но дело не в оппозиционности. Мы, кстати, очень системные люди. Как может быть иначе, если я всю жизнь ношу погоны?! Но другой вопрос: что такое система? В данном случае – это система наших взаимоотношений, обязанностей нас и России, нас перед обществом и друг другом. В этом понимании я всегда себя вёл как исключительно системный человек, игнорируя конъюнктурные ситуации, которые возникали. Хочет, например Захарченко (Александр Захарченко – глава ДНР – Л.Г.) разделаться с Игорем Безлером и пытается скооперироваться ещё с кем-то — чтоб нарастить свой силовой потенциал для уничтожения Безлера. Я на это не иду, наоборот, блокирую и не даю возможности развиться такому вот процессу, потому что система подразумевает определённую стабильность и только тогда выживает. А те люди, которые рассуждают иными категориями, это люди несистемные. И складывается парадокс, что несистемные люди находятся у власти, а системные – в оппозиции.

Если мы хотим выстраивать отношения с Луганском, то это совершенно не значит, что мы будем искать там оппозицию. Нам для взаимодействия нужны системные люди, пусть даже они находятся во власти. Лишь бы они наладили встречное движение. Если будут усилия со стороны действующей власти, Пасечника (Леонид Пасечник – нынешний глава ЛНР – Л.Г.), то мы будем оказывать всяческую поддержку. Мы же не считаем, что все, кто во власти – это враги...

КАКОЙ СЦЕНАРИЙ — «НАШ»?

Надежда на то, что ЛНР и ДНР отойдут к России, которая так окрылила жителей Донбасса в 2014 году, похоже, сошла на «нет». Это не Крым. Здесь больше уверены в том, что Донбасс – это плата за Крым. В реальности, сегодня, на мой взгляд, прослеживаются три сценария развития ситуации в Донбассе: силовая зачистка, для успешного осуществления которой украинская сторона продолжает накачиваться вооружением и иностранными инструкторами; ввод миротворцев, а также продолжение ситуации «ни мира, ни войны» — как сейчас.

— Наиболее вероятен, — считает Ходаковский, — сценарий «ни мира, ни войны», т.е. технологическая заморозка конфликта, несмотря на угрозы, которые сегодня актуализируются. Но самый предпочтительный для нас сценарий, пожалуй, нереализуем. Это четвёртый сценарий, предполагающий активизацию военных действий нашей стороной и продвижение вперёд. В первую очередь, для того, чтоб восстановить в Донецкую и Луганскую области в довоенных границах. Разве что Украина сама перейдет к активной фазе, а потом покатится обратно. Тогда этот сценарий имеет шанс реализоваться.

Но мы уже видели это во время наступления в 2014 году на Мариуполь, когда мы его могли взять голыми руками, но наступление было остановлено. Где гарантия, что выдержав натиск Украины, дав ей по зубам и заставив отступать, нас вновь не принудят подписать какой-нибудь Минск-3 на фоне их поражения?! И мы не остановимся на тех же границах, на которых находимся и сейчас? Таких гарантий нет. И реализация четвёртого сценария зависит, конечно, от глобальных изменений общеполитической обстановки. Изменений, которые коснутся непосредственно России, потому что при отсутствии собственных ресурсов мы своими силами не способны не то, что до Киева дойти, но и даже до соседней Дружковки...

Людмила Гордеева, «Посольского приказа»

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »