Читать
Закрыть
От редакции - 04 ноя 14:38  Версия для печати

Правильный праздник

Правильный праздник

Историк Владимир Рудаков — о том, что мы отмечаем 4 ноября и символических датах.

Четырнадцать лет назад, 4 ноября 2005 года, Россия впервые отметила свой самый новый праздник — День народного единства. В своё время противники нового праздника выступали резко против его введения. Как тогда, так и сейчас в этой среде царит редкое для свободомыслящих людей единодушие. По их мнению, отмечать толком нечего, ведь в тот день, когда отмечается День народного единства, по их мнению, "ничего особенного не происходило". "Подумаешь, началось изгнание польского гарнизона из центра Москвы, — говорят они. — Но ведь Смута-то продолжалась, и подлинное умиротворение произошло значительно позже". А коль скоро точной даты "дня победы над Смутным временем" не существует, по их мнению, всяческие привязки праздника к реальным событиям начала XVII века просто не имеют смысла.

Такой подход не имеет под собой содержательных оснований и напоминает позицию, которую в известном советском мультике занимает Баба-яга — та, что "всегда против".

Да, с формальной точки зрения "днём победы над Смутным временем" 22 октября по старому — 4 ноября по новому стилю, конечно, не назовёшь. Применительно к Смуте начала XVII века, думаю, вообще трудно выбрать какой-либо день её "окончательного и бесповоротного" завершения. И дело не только в давности лет. Точно так же невозможно на условной "ленте времени" обнаружить "день окончания Гражданской войны" первой половины ХХ века: когда именно она завершилась, кто может определить с точностью до дня или хотя бы месяца? Большевики, которые, как известно, "и не такие крепости брали", даже не пытались решить эту задачу.

В том-то и состоит специфика "внутренних смут": в отличие от войн с внешним врагом, они не завершаются подписанием мирных договоров или актов о капитуляции. Успокоение должно произойти внутри самого общества, внутри больших групп людей, если угодно, в душе каждого вовлечённого в конфликт человека. По каким признакам датировать наступление такого умиротворения?

Тут, как правило, на помощь приходят символические даты, имеющие рубежное историческое значение. Применительно к Смуте — это, конечно же, день 22 октября (4 ноября), на который приходится праздник Казанской иконы Божией Матери.

Именно в этот день объединённые силы Второго ополчения и остатков ополчения Первого штурмом взяли укрепления Китай-города, которые безуспешно пытался защищать польско-литовский гарнизон. В обозе наступавшего русского ополчения находилась чудотворная Казанская икона Божией Матери, заступничеству которой и был приписан современниками успех штурма. Скорее всего, именно заступничество Божией Матери (событие, не поддающееся рациональному объяснению, но имевшее существенное значение для людей того времени) и сделало этот день особым в глазах и современников, и их ближайших потомков. Кстати сказать, традицию почитания этого церковного праздника как символического рубежа в преодолении Смуты завёл ещё царь Алексей Михайлович. Произошло это в середине XVII века, и в этом смысле наш "самый новый" праздник не такой уж и новый…

Впрочем, как полагает крупнейший современный историк Смутного времени Сергей Шокарев, "можно предположить и рациональную основу" праздника. Дело в том, что "22 октября Китай-город был взят в бою и этот бой стал последним столкновением с неприятелем. Он окончательно лишил польско-литовский гарнизон воли к сопротивлению и предопределил сдачу Кремля 27 октября". Таким образом, делает вывод историк, "праздник с исторической точки зрения вполне корректен и имеет свою традицию, восходящую непосредственно к участникам этих событий".

Сохранит ли страна суверенитет, сбережёт ли Московское царство православную веру — вот вопросы, которые стояли тогда на повестке дня. Независимость, вера отцов, мораль, долг, право — именно эти ценности оказались той спасительной соломинкой, при помощи которой русский народ смог найти выход из, казалось бы, безвыходной ситуации раскола и всеобщего противостояния. Собственно, 4 ноября, в праздник Казанской иконы Божией Матери, мы отмечаем именно это — коренной перелом в череде катастрофических событий тех лет.

Впрочем, когда общество забывает об этих ценностях, девальвирует их смысл, меняет их на более простые и более эгоистичные запросы, смута, как правило, возвращается, она повторяется вновь. Так было в смутные годы Великой российской революции 1917 года и последовавшей за ней гражданской войны, так было в смутные и "лихие", как их часто называют, 1990-е.

Мне представляется, что смысл этого праздника, установленного в момент тяжелейшего выхода из кризиса "лихих девяностых", как раз и состоит в необходимости осознания того обстоятельства, что смутные времена наконец-то должны остаться в прошлом. Что нам всем — вне зависимости от социального статуса, пола, возраста, идеологических и политических предпочтений — пора уже научиться договариваться. Слышать друг друга. Доверять друг другу. Поддерживать друг друга. Действовать сообща в интересах страны. Потому что, может быть, это банально, но факт — только единство нации способно защитить Россию от повторения смутного лихолетья.

Собственно, для того и праздник, чтобы мы хотя бы изредка задумывались об этом. Он ещё совсем новый, к нему не все ещё привыкли, он ещё не обзавёлся мощной, овеянной летами традицией. Но в его основе лежат правильные ценности. И это, на мой взгляд, самое главное.

Владимир Рудаков, L!FE

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости