Читать
Закрыть
От редакции - 25 ноя 10:45  Версия для печати

Догонит ли Украина Папуа — Новую Гвинею?

Догонит ли Украина Папуа — Новую Гвинею?

Журналист Андрей Бабицкий — о том, как Украина вплотную приближается к полному финансовому краху.

Верховная рада приняла государственный бюджет Украины на 2019 год. В новом бюджете предусмотрен предельный уровень дефицита — $3,21 млрд.

Государственный переворот на Украине, пятилетнюю годовщину которого вся прогрессивная общественность торжественно отметила пару дней назад, вывел Украину в безусловные лидеры на европейском континенте по одному из самых, если не самому важному параметру. В отчёте Международного валютного фонда, который был опубликован в октябре, она названа самой бедной страной Европы по доле ВВП на душу населения. В рейтинге европейских государств ей удалось поменяться местами с Молдовой, которая раньше замыкала список, и занять не вызывающее сомнения неоспоримое первое место снизу. В течение многих лет именно молдаване слыли бесправными, забитыми и нищими трудовыми мигрантами на российских стройках, но поди ж ты — украинцам удалось вырвать из их рук пальму первенства.

Справедливости ради следует отметить, что в мировом рейтинге Украина занимает 134-е место, уверенно обходя плетущуюся следом Папуа — Новую Гвинею. Но зато в индексе гражданских и политических свобод организации Freedom House Папуа — Новая Гвинея так же решительно опережает Украину. Но это так, к слову.

Украинцы уверенно держат первенство и по другому показателю — у них самая низкая в Европе заработная плата. Между тем так было далеко не всегда. До Майдана страна демонстрировала уверенный экономический рост и её граждане могли гордиться тем, что на постсоветском пространстве Украина входит в пятёрку наиболее благополучных государств. Однако официальный Киев настаивает на том, что украинская экономика находится на подъёме — дескать, об этом свидетельствует рост ВВП. На самом деле речь идёт о чистой воды жульничестве.

Дело в том, что в гривне ВВП действительно вырос, однако исключительно за счёт того, что национальная валюта потеряла после Майдана две трети своей стоимости. В долларовом же выражении этот показатель рухнул до уровня 2005 года. Сегодняшние 93 миллиарда долларов против 183 домайданных — падение более чем в два раза. Похоже, революция достоинства оказалась делом в высшей степени разорительным.

Пройдёмся по другим не менее ярким параметрам откровенной нищеты, которая плотно накрыла Украину. Если ВВП упал, то цены на продукты выросли в те же два раза, сравнявшись по уровню с ценами в восточноевропейских государствах. Доходы же за пятилетний период сократились с 408,5 до 325,5 доллара. Снижение на первый взгляд кажется не таким уж и катастрофичным. Но, во-первых, в расчётах МВФ указывается средняя заработная плата, которая рассчитывается путём сложения самых высоких и самых низких заработков. Медианная же зарплата, гораздо точнее отражающая уровень благополучия или неблагополучия, обычно существенно ниже. На Украине она составляет порядка 280 долларов. Во-вторых, следует учитывать рост цен буквально на всё, а самое главное — чудовищное (в три раза) повышение стоимости коммунальных тарифов.

Как всё это отражается на потребительской корзине средневзвешенного украинца? Госстат Украины фиксирует, что большинство граждан страны вынуждены были перейти к гораздо более скудному продуктовому набору, в котором, например, мясо заменено на яйца, а вместо молока люди вынуждены довольствоваться хлебом. Премиальный сегмент в продуктовой линейке, то есть дорогостоящие деликатесы, которые раньше большинство украинских граждан вполне могли себе позволить, практически умер. Его просто изъяли из природы вещей. Загибается и средний сегмент. Товары в продуктовых магазинах — это самая низкая ценовая категория. Соответственно, и качество продуктов ниже плинтуса. Вместе с тем резко сократились объёмы производства продуктов питания. Это коснулось всех видов продукции, включая производство социального хлеба и даже традиционного украинского сала.

Наиболее впечатляющий рывок страна произвела в области деиндустриализации. После развала СССР Украине досталось цветущее и очень обширное хозяйство, сравнимое если не по объёму, то по наукоёмкости и многообразию с российским. Его деградация началась ещё в первые годы независимости, но Майдан нанёс украинской экономике такой удар, от которого она едва ли уже когда-нибудь оправится. Машиностроения, станкостроения, судостроения, авиационной и космической промышленности уже нет, на очереди — остатки химпрома и металлургии.

В лучшие времена страна победившего достоинства занимала 7-е место в мире по объёмам производства стали и третье — по экспорту металла. Сегодня же эти показатели скатились к уровню 1995–1996 гг., когда украинская экономика, как, впрочем, и российская, находилась в глубочайшем коллапсе.

Можно долго описывать различные параметры кошмара, постигшего Украину, но в сухом остатке эта территория, которую язык никак не поднимается назвать государством, превращена ловким движением руки в аграрный придаток Европы, успешно выращивающий семена подсолнечника и рапс. Условия существования в сегодняшней Украине плохо совместимы с жизнью, а её перспективы догнать Папуа — Новую Гвинею по уровню бедности кажутся совсем неиллюзорными. На самом деле надо было обладать каким-то очень специфическим талантом, чтобы так обескровить украинскую экономику, чьи стартовые условия были из-за гораздо более благоприятного климата куда лучше российских после крушения СССР. И людей, сумевших-таки это сделать, в украинском политикуме оказалось более чем достаточно. Ими оказались, как выразился нынешний мэр Киева по другому поводу, "не только лишь все".

Андрей Бабицкий, L!FE
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции