Читать
Закрыть
От редакции - 31 дек 09:53  Версия для печати

События и тренды уходящего года: Валдайский топ-5

События и тренды уходящего года: Валдайский топ-5

Подходит к концу 2018 год, бурный и тревожный. Клуб «Валдай» предлагает свой рейтинг событий, оказавших наибольшее влияние на ситуацию в мире.

1. Новая ядерная эра?

Президент Трамп осуществил выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе Ирана (СВПД) и объявил о намерении выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Оба соглашения затрагивают фундаментальные аспекты взаимоотношений стран в ядерной сфере.

СВПД был одной из немногих работающих многосторонних договорённостей в сфере нераспространения, говорил в мае замминистра иностранных дел России Сергей Рябков на дискуссионной площадке Клуба «Валдай». Признавая право Ирана на ядерные исследования, стороны сумели создать механизм, обеспечивающий их исключительно мирный характер.

Однако, принимая решение о выходе из «ядерной сделки», Трамп руководствовался соображениями, не имеющими отношения к её эффективности. Очевидно, что его цель – «поставить Иран на колени» путём ещё более жёстких санкций. Но за сорок лет американо-иранского противостояния это ещё не удалось ни одной администрации, а политика Трампа уже привела к неожиданному сближению между иранскими умеренными и консерваторами, которые теперь, похоже, сумеют дать единый ответ на всякий ультиматум.

Договор РСМД принадлежит иной эпохе, но также является – пока ещё – ключевым документом о нераспространении. Разрушение режима контроля над вооружениями отбрасывает российско-американские отношения в 1979 год, когда в Европе началось размещение ракет средней дальности. Возможно, это неслучайно. По мнению эксперта Клуба «Валдай» Дмитрия Суслова, американская стратегия состоит в том, чтобы давить на «страхи» соперников, а главным страхом России, как считает Вашингтон, является неуправляемая полномасштабная гонка вооружений.

Сознательно разрушая режимы нераспространения (следующей жертвой вполне может пасть Договор СНВ-3), США ведут рискованную игру, от которой становится не по себе даже их ближайшим союзникам. Европейские правительства заявили, что продолжат соблюдать СВПД, но устоят ли они перед давлением США? Другой вопрос – насколько готова Европа к новой дискуссии о развёртывании ракет на своей территории?

2. Солидарность под честное слово

После того, как премьер-министр Великобритании Тереза Мэй возложила на Москву ответственность за отравление экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля, осуждённого в России за шпионаж в пользу Лондона, британскую столицу в общей сложности покинуло около 80 россиян (из них 23 дипломата). Ещё более 100 дипломатов вернулись в Россию из других стран, «проявивших солидарность» с Лондоном. Акт беспрецедентный.

Между тем коллективный Запад пошёл на этот шаг, не имея достоверных и прозрачных фактов причастности России к инциденту, ограничившись знаменитым уже “highly likely”. Теория российской причастности, как писал программный директор Клуба «Валдай» Иван Тимофеев, строится на словесных кружевах, отсылке к «плохой репутации» и неких «секретных данных», доказательная цена которых равна нулю до тех пор, пока они открыто не представлены публике.

Что будет, если произойдёт аналогичный инцидент? Как поведут себя западные партнёры и как будет реагировать на это Россия? Вышлют оставшихся дипломатов, посольских сторожей и поваров? Или придумают что-то пожёстче? Простор для фантазии открывается широкий, но это совсем не радует.

3. Сбылась мечта династии Ким

В июне в Сингапуре состоялась историческая встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа, которая завершила опасный виток ракетно-ядерного кризиса на Корейском полуострове. Лидеры стран подписали совместную декларацию, в которой говорится об установлении мира на полуострове, для чего обе страны приложат все необходимые усилия.

Этот саммит, безусловно, является пиар-победой Северной Кореи: впервые в истории её лидер встретился с американским президентом, который весьма лестно отозвался о Ким Чен Ыне («талантливый лидер, который любит свою страну»). Своей победой считает встречу и Трамп, но он, как известно, поражений не признаёт в принципе. Проблема в том, что никаких осязаемых результатов саммит не принёс: денуклеаризация Корейского полуострова не началась, а все санкции против КНДР остаются в силе.

И всё же, по мнению Андрея Ланькова, автора Валдайской записки №90, свою роль играет «фактор Трампа». Северокорейская сторона, внимательно наблюдающая за поведением американского президента, будет соблюдать некоторую минимальную осторожность, не доводя ситуацию до той опасной черты, у которой она была ещё в начале года. Провоцировать Трампа в Пхеньяне не будут не по причине симпатий к нему, а потому, что это является делом слишком опасным. Но все опасения перестанут быть релевантными после ухода Трампа – и тогда мы, вероятно, увидим возобновление северокорейской ракетно-ядерной программы в полном объёме.

4. Дипломатия небесполезна

Способность участников сирийской коллизии преодолевать острые кризисы, будь то военные удары США, сбитый российский самолёт или клинч по поводу Идлиба, доказывает, что даже в сегодняшних крайне неблагоприятных условиях мирового разнобоя умная и гибкая политико-дипломатическая линия приносит результат.

Стремительное возвращение российской дипломатии в регион вновь стало центральной темой Ближневосточной конференции Клуба «Валдай», прошедшей в Москве в феврале. Почётный гость конференции, министр иностранных дел Сергей Лавров подчеркнул, что в любом конфликте принцип России – работать со всеми сторонами. И это ей удаётся, примером чего служит Астанинский процесс: несмотря на отсутствие полного взаимопонимания – а порой и открытые противоречия между его участниками, работа над достижением мирного урегулирования в Сирии продолжается.

5. Un italiano vero, или Смена привычных политических векторов развития государств

Впервые в Европе сформировано правительство из партий, которые называют популистскими – это итальянские «Лига» и «Движение пяти звёзд». Но это верхушка айсберга – по всей Европе и даже далеко за её пределами на глазах рассыпается привычный партийно-политический ландшафт и меняются идейно-политические предпочтения обществ. Избрание президентом Бразилии «крайне правого» Жаира Болсонару стало ударом по позициям «левого» крыла в Латинской Америке и является демонстрацией феномена «трампизма» за пределами США.

Объединяет победы этих сил то, что за ними стоит глобальный бунт против традиционных элит (о правом бунте, равно как и о левом, мы подробно писали в своих докладах). По мнению программного директора Клуба «Валдай» Олега Барабанова, тенденцией нашего времени является синтез правого и левого протеста – именно это мы наблюдаем в Италии.

Всё дело в том, что в западном обществе «классический пролетариат» давно трансформировался в класс мелких собственников-потребителей, работающих по найму. В этой среде сложилась почва для одновременного восприятия как левых, так и правых идей. Левая повестка выражается в расширении доступа к общественным благам, правая – в защите национального рынка труда и рынка сбыта. Собственно, и пресловутый трампизм – об этом. Вопрос в том, ждать ли нам распространения право-левого бунта по всему западному миру. Будем наблюдать за тенденциями наступающего года.

Источник: Международный дискуссионный клуб "Валдай"
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции