Читать
Закрыть
От редакции - 19 янв 14:53  Версия для печати

Газовое проклятье Украины. Как десять лет назад газ на Украине стал политикой

Газовое проклятье Украины. Как десять лет назад газ на Украине стал политикой

Политическая жизнь Украины по-своему уникальна. Потому что значительную ее часть составляет газ. Вернее не газ, а газовый шантаж, которым то явно, то скрыто Украина занимается вот уже 10 лет

Уникальность еще и в том, что страна, которая сама не производит газа и поэтому не продает, а только транспортирует через свою ГТС — газотранспортную систему, — тем не менее за счет некоторых особых условий именно благодаря газу и его транспортировке заняла уникальное положение в Европе и даже в мире.

Мне кажется, я даже догадываюсь, когда это началось и как так получилось.

В феврале-марте 2007 года между российским и украинским руководством резко оживился негласный диалог. Президентом тогда был по сегодняшним меркам умеренный русофоб Виктор Ющенко, а премьером — Виктор Янукович. Ющенко с Януковичем воевали. Поскольку тогдашней Партии регионов с коммунистами и другими попутчиками удалось в парламенте сколотить коалицию, парламент фактически оказался в оппозиции к президенту. Это было благо для страны, в которой президентом, в общем-то это сейчас признают практически все политические силы, стал случайный человек, который с этим самым президентством обращался как с хобби — не всегда приходил на работу, окружил себя фанатками, вздыхавшими по поводу его отравления и испорченной внешности, придавал больше внимание внешним атрибутам власти, чем повседневной работе.

Янукович тоже не был трудоголиком и не то что семи, но даже и трех пядей во лбу, но он был окружен высокопрофессиональной командой экономистов, политиков и гуманитариев — Николаем Азаровым, Юрием Бойко, Дмитрием Табачником, Нестором Шуфричем и т.д. Эти люди умели и главное, знали, как строить государственную машину. И поэтому потихоньку начали перебирать через парламент власть на себя, на правительство. Что было закреплено в соответствующих законах.

И вот в феврале 2007 года, видимо, чтобы перехватить инициативу у правительства, президент Ющенко отправил на переговоры в Россию кого-то из своих доверенных лиц. Речь шла о создании совместных энергетических проектов. По всей видимости, у посланца Ющенко были все необходимые для этого. Поэтому по окончании их президент Владимир Путин объявил, что у России с Украиной устанавливаются тесные экономические связи и что принято эксклюзивное для Украины решение — будут осуществляться совместной с РФ разработки на паритетной основе новых газовых месторождений с последующим разделением прибыли.

В ответ в националистической прессе, с трибуны парламента (от немногочисленных, но все же присутствовавших там националистов) в адрес президента Ющенко посыпались упреки в предательстве. Глупость была в том, что Ющенко никого не предавал, поскольку польза от этого могла быть Украине многократно превышающая те суммы, которые она просто получала за транзит. Но Ющенко, больше предававший внимания атрибутам власти, чем самой ее сути, испугался именно этого внутри украинского давления. И тут же заявил, что его представители никаких переговоров в Москве относительно сотрудничества в энергетической сфере не вели и что все это самодеятельность российской стороны.

История эта все-таки могла иметь положительное продолжение. Потому что в конец марта 2007 года планировался визит Ющенко в Москву, во время которого предполагалось обсуждение ряда российско-украинских принципиальных вопросов. Но визит не состоялся. Сначала произошла большая авария на одной из шахт Кузбасса, погибли люди и в России был объявлен траур. Визит был перенесен на начало апреля. Однако 1 апреля Ющенко преподнес стране не первоапрельский подарок — своим указом, противоречащим конституции страны и законам, распустил парламент и назначил новые досрочные выборы, которые состоялись октябре.

До проведения выборов Ющенко не мог покинуть страну, потому что ситуация складывалась для него, мягко говоря, ненормально. Антиконституционный указ мог обернуться бунтами и майданами по всей стране. И победителями на них могли стать Партия регионов и коммунисты, находившиеся в оппозиции к президенту и имевшие гарантированную поддержку большинства населения. Но бунтов не состоялось, хотя уже был даже создан штаб сопротивления в офисе Партии регионов на улице Липской. И не состоялся бунт по слабости Виктора-2 — Януковича, которого помощники Ющенко и олигархи из президентского окружения уговорили бунта, Майдана не делать. И Янукович сдался.

Я думаю, что причиной сдачи была еще и наметившаяся в ходе избирательной кампании «ширка» — то есть возможность создания широкой оппозиционной президенту коалиции из БЮТа и Партии регионов. Тогда об это не говорил только ленивый. Но представить себе хоть сколько-нибудь эффективный (даже на 5 процентов) союз Януковича и Тимошенко было просто невозможно. Скорее всего, именно Тимошенко, инициировавшая роспуск парламента (многократно ходила с этим к Ющенко), сама же и для вида пошла на переговоры с Януковием (не личные, а через своих представителей), чтобы убедить его не Майдан собирать, а согласиться на досрочные выборы. И в этот раз Януковича обыграла. Сначала Янукович и Партия регионов согласились не бунтовать, а участвовать в выборах, а после этого Тимошенко сообщила, что ни о какой «ширке» речи быть не может.

В результате состоявшихся в октябре 2007 года досрочных парламентских выборов, в Верховной раде Партия регионов утратила большинство, а БЮТ вместе с ющенковской «Нашей Украиной» и другими попутчиками смогли сформировать правящую коалицию, которая предложила президенту поставить премьером Тимошенко. По Конституции, Ющенко мог только предлагать кандидатуру премьера, а утверждал ее парламент. И Ющенко против своей воли, опять же, печась не о благе страны, а о соблюдении внешних атрибутов (не распускать же парламент вновь) предложил Юлию Тимошенко, за которую парламент, где у Тимошенко в тот момент было ситуационное большинство, проголосовал.

На следующий день, то есть буквально войдя в кабинет премьера на Грушевского, Тимошенко наметила очередную жертву своих политических, как бы это помягче сказать, манипуляций. На этот раз это был уже Ющенко. Ведь до выборов президента оставалось два года и она решила, что эти два года должны стать годами дискредитации Ющенко. В принципе, это у нее неплохо получилось, хотя президент ей в этом много помогал — своими вздорными заявлениями, повышенным вниманием к памятникам голодомору и полным отсутствием интереса к реальной экономике. Через два года он смог набрать едва 5 процентов голосов избирателей.
Но Тимошенко тогда, в 2009-ом году нужен был один мощный и последний удар по крышке политического гроба Ющенко. И такая возможность ей представилась зимой с 2008 на 2009 год.

В декабре 2008 года истекал срок договора о поставках российского газа на Украину и другого договора — о транзите газа через украинскую ГТС в Европу. Для перезаключения договора в Россию вылетела делегация во главе с тогдашним руководителем «Нафтогаза» Олегом Дубиной. «Газпром» и «Нафтогаз» буквально за несколько часов до Нового года договорились о взаимоприемлемых ценах и условиях. И когда сторонам оставалось только подписать распечатанные варианты контрактов, Дубине позвонили из Киева и приказали срочно покинуть Москву, ничего не подписывая.

История эта до сегодняшнего дня остается загадочной. Кто позвонил Дубине, кто его отозвал, почему это было сделано? Имел ли к этому отношение президент Ющенко (но зачем?). Как это смогла провернуть Тимошенко, если это сделал она?

Так или иначе, в новый 2009 год Украина вошла без договоров о поставках газа. А потому газ из трубы начали отбирать без оплаты. При этом этот же газ из этой же трубы шел в Европу, тамошним потребителям, и поэтому, из-за украинских действий, давление в трубе резко упало. А потом и вовсе поставки газа, из-за отсутствия договоров практически были перекрыты.

И начался скандал уже не между Украиной и Россией, а между всеми участниками схемы — Россией, Украиной и Европой. При этом в Европе вдруг осознали, что российский газ — ничто, если его транзит не обеспечен Украиной. Первые страницы всех ведущих газет Европы в первые дни нового 2009 года вышли с апокалиптическими заголовками «Европа замерзает».

Дав как следует Европе, прежде всего ЕС, понервничать, Тимошенко сама лично, (какой там Дубина!), отправилась в Москву для заключения договора о поставках газа на Украину и его транзите по ГТС в Европу. 17 января состоялись переговоры, а 19 были подписаны документы. Только вот ситуация поменялась. Российская сторона, опасаясь очередного подвоха со стороны Украины, предложила цену за газ практически вдвое выше той, о которой стороны договаривались в декабре. А кроме того включили в договор условие «бери и плати». Удивительно в этой истории другое. Не то, что российская сторона, обезопасив себя, предложила тяжелейшие условия для транзитера и крупнейшего потребителя газа, а то, что Тимошенко без обсуждения все эти условия приняла. Впрочем, был и тут нюанс. В соответствии с законом, Тимошенко должна была подписывать договор только с письменного согласия кабмина. На «хозяйстве» в Киеве оставался первый вице-премьер Александр Турчинов, но он добиться согласия от кабмина не смог. Тем не менее, Тимошенко договора подписала, тем самым нарушив законы своей страны.

Почему она это сделала? Во-первых, наступивший 2009-ый год был годом предшествующим выборам президента Украины. И Тимошенко, уже вступившая в предвыборную гонку, возвращалась в Киев из Москвы победительницей, решившей сложную проблему (неважно, что она сама ее и создала, судят ведь по результату, а не по старту). Во-вторых, подписывала договор Тимошенко, а расхлебывать все его социальные и экономические потери предстояло Ющенко, против которого Тимошенко в этот момент и вела основную свою политическую кампанию.
Так газ стал на Украине окончательно политическим вопросом, особенно его транзит в Европу.

Последствия этой истории хорошо известны.

Тимошенко рассчитывала стать президентом и потом передоговориться с «Газпромом» и Путиным. Но не получилось. Президентом стал Янукович и уже он договаривался о снижении цены на газ в обмен на продление срока пребывания Черноморского флота в Севастополе.

Тимошенко, когда вскрылись махинации с подписанием договора, уже при Януковиче за подделку документов была осуждена и оказалась в Харьковской женской колонии, из которой вышла только после победы Евромайдана в 2014-ом году.

Янукович, уже будучи президентом, в очередной раз проявив слабость, потерял и президентство, и страну, и сподвижников. И бежал из страны в 2014-ом.

Нынешний президент Украины Порошенко до филигранности отточил изобретение Тимошенко — превратив газ не только в политику внутреннюю (как это сделала Тимошенко), но и внешнюю, добившись внимания к себе и со стороны США, и со стороны ЕС.

А Россия стала строить альтернативные газопроводы, чтобы не зависеть от политического климата в Киеве. И именно это, последствие той 10-летней давности истории, и вызывает сегодня наибольшее ожесточение у украинской власти. И понятно, почему.

Захар Виноградов, Украина.РУ
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции