Читать
Закрыть
От редакции - 25 янв 11:33  Версия для печати

Венесуэльский "Майдан". Лишится ли Россия договора о военных базах в Каракасе?

Венесуэльский "Майдан". Лишится ли Россия договора о военных базах в Каракасе?

Политолог Дмитрий Родионов — о том, как переворот в латиноамериканской стране может ударить по России.

В Венесуэле происходит самая настоящая "цветная революция", инспирированная Соединёнными Штатами Америки. На самом деле противостояние оппозиции и законного президента длится уже давно, но именно вчера оно фактически переросло в переворот. Именно вчера была пройдена точка невозврата, после которой или победа переворота, или разгром оппозиции.

В обоих случаях всё может закончиться реально жёсткими действиями победителей по отношению к проигравшим. В худшем же случае — и вовсе гражданской войной, что совершенно не исключено, учитывая, что общество реально расколото пополам. А это, в свою очередь, может спровоцировать иностранную интервенцию. Со стороны соседей — Колумбии и Бразилии. Но не исключена и прямая интервенция со стороны США. Они имеют богатый опыт "наведения порядка" и "защиты своих граждан" в странах Латинской Америки — вспомним Доминикану, Гренаду, Панаму.

Что касается Венесуэлы, то режим Чавеса — Мадуро давно у США как бельмо на глазу. Как в политическом, так и в экономическом плане. Политический "чавизм" — это злейший враг США, ставящий под сомнение их доминирование на Американском континенте. Экономически — Венесуэла обладает первыми в мире запасами нефти, которые при власти Чавеса — Мадуро поплыли мимо карманов Вашингтона.

Несколько лет Вашингтон тщательно готовил почву, убирая нелояльные режимы в соседних странах, в первую очередь в Аргентине и Бразилии. Скорее всего, вступление в должность нового президента Жаира Болсонару в Бразилии стало своеобразным сигналом для начала активного наступления на Мадуро. Напомню, побывавший на его инаугурации госсекретарь США Майк Помпео открытым текстом призвал к совместной борьбе с Венесуэлой, Никарагуа и Кубой. "У нас есть возможность поработать плечом к плечу против авторитарных режимов", — заявил он.

И вот не проходит и месяца, а лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуайдо после многомесячного противостояния с властью объявляет себя президентом. И о том, что это было сделано по прямому указанию из Вашингтона, говорит та поспешность, с которой его признали Трамп и его союзники в Латинской Америке. Разве можно такое представить в нормальной, неискажённой реальности, что мужик на митинге объявляет себя президентом, а спустя несколько минут его признаёт лидер крупнейшей мировой державы? Одному мне кажется, что это чётко прописанный сценарий?

Каковы шансы Мадуро удержаться у власти — вопрос открытый. Если оппозиции не удастся переманить на свою сторону армию в самое ближайшее время, скорее всего, это восстание ему удастся подавить. Вопрос в том, надолго ли, ведь проблемы это не снимает.

Конечно, большой вопрос, как будет реагировать Россия, ведь для нас критично важно удержание режима Мадуро, и дело даже не в том, что это один из последних союзников, что мы вложили в него кучу денег и т.д.

Вложенные деньги — это инвестиции в разработку, добычу и трейдинг нефти. Венесуэла, напомню, обладает самыми большими доказанными запасами в мире, хотя эта нефть и тяжёлая. Несмотря на это, её совместная разработка могла бы в перспективе оказывать значительное влияние на рынок углеводородов. Но это возможно при условии, что Венесуэла останется независимой от США страной, в отличие от стран залива, которые проводят совместную с американцами политику.

Даже если не брать в расчёт эти гипотетические рассуждения, потеря Венесуэлы будет означать не только потерю уже вложенных денег, но и перспективных контрактов, как произошло в Ливии, причём речь идёт не только о нефти.

Более того, Венесуэла — это перспективный плацдарм для нашей военной базы. От Венесуэлы до Флориды около двух тысяч километров, это "подбрюшье США". До недавнего момента вопроса о базе там не стояло, но усиливающаяся военная активность США возле наших границ может этот вопрос актуализировать. Это серьёзный аргумент в диалоге с США, и понятно, что Вашингтон очень хотел бы нас его лишить.

Уничтожение союзника — это всегда плохо, каким бы он ни был. Это может ударить по нашему имиджу. Сегодня многие называют Сирию большой геополитической победой России. Потеря Венесуэлы, если она случится, станет шагом назад, тем более что реальные методы нашего влияния там ограничены, в отличие от США, которые чувствуют себя безраздельным хозяином континента.

С другой стороны, именно фактор присутствия наших военных там может заставить Трампа одуматься. Как бы они ни потешались, называя старьём наши стратегические ракетоносцы в Каракасе, судя по тону публикаций в американских СМИ, было видно, что их это беспокоит. И возможно, именно наша военная активизация подтолкнула их к ускорению решения "венесуэльской проблемы". В любом случае потеря Венесуэлы ещё и как военного союзника лишит Россию возможности демонстрировать Вашингтону нашу силу в непосредственной близости от его границ, мы лишаемся серьёзного инструмента военного сдерживания на фоне того, как американцы всё теснее обкладывают нас своими базами. В любом случае удар по Венесуэле — это удар и по России тоже.

Ситуация тем хуже, что Трамп, судя по всему, сделал однозначную ставку на "зачистку" Латинской Америки от нелояльных режимов. Приход к власти Болсонару в Бразилии также может серьёзно обернуться против нас, многие уже заговорили о том, что БРИКС может уже в ближайшее время лишиться буквы "Б". Если мы потеряем Венесуэлу, то следующими объектами экспансии США станут Боливия, Никарагуа и Куба, и можно не сомневаться, что победа над Венесуэлой придаст Трампу наглости и решимости сделать то, чего не могли добиться его предшественники на протяжении десятилетий.

Поэтому в Каракасе сегодня решается не только судьба Венесуэлы и даже не судьба континента. Тот факт, что даже традиционные союзники Трампа по НАТО не спешат поддерживать его выходку с фактическим признанием в подготовке "цветной революции" в свободной стране, вселяет определённую надежду на то, что так легко, как на Украине, у них не получится.

Дмитрий Родионов, L!FE
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции