Читать
Закрыть
От редакции - 19 фев 10:35  Версия для печати

Как испанские СМИ героизируют Голубую дивизию — участницу блокады Ленинграда

Как испанские СМИ героизируют Голубую дивизию — участницу блокады Ленинграда

Журналист Андрей Бабицкий — о том, как европейцы пытаются стереть память о блокаде Ленинграда и делают это неустанно, год от года, придумывая новые способы.

Мы ещё не успели как следует забыть мальчика Колю из Нового Уренгоя, который с трибуны бундестага рассказывал о страданиях несчастного немецкого солдата, нашедшего свою смерть в России, а нам предложили продолжение, но уже в испанском исполнении. Напомню, поездка в Берлин новоуренгойских школьников была организована Федеральным объединением немецких обществ Запад-Восток под патронажем Фонда Фри­дри­ха Эберта.

Сегодня мы видим, как попытка очеловечить, придать узнаваемые и вызывающие симпатию черты солдатам, сражавшимся в составе вермахта, предпринимается уже в Испании. Одна из самых популярных в Испании газет — ABC — опубликовала статью о "героическом" боевом пути Голубой дивизии, которая в годы Великой Отечественной войны воевала против СССР и участвовала в блокаде Ленинграда. Бойцы этой дивизии, говорится в опубликованной статье, были "храбрыми и бесстрашными", "стойко переносили лишения и бросали вызов смерти", "достойно сопротивлялись" Красной армии.

Самое поразительное в этой публикации, что апофеозом мужественного сопротивления испанских солдат противнику её авторы считают бои под Волховом в 1943-м. Именно в этот период Голубая дивизия "участвовала в блокаде Ленинграда", указывается в статье: "В Красном Бору, пригороде Ленинграда, 5,9 тыс. легковооруженных испанцев в течение нескольких часов пришлось отражать мощнейший натиск 38 батальонов Красной армии, поддержанных большим количеством артиллерии и танков".

В тексте много и других моментов, способных ввергнуть читателя, понимающего, о каких событиях идёт речь, в состояние глубокого шока. К примеру, автор называет освобождение Красного Бора частями Красной армии "незначительной победой". Дескать, цена, которую заплатил противник, была слишком высокой.

Что во всех этих утверждениях является правдой, а что необходимо считать завуалированной попыткой реабилитации нацизма? Действительно, поскольку шла масштабная и кровопролитная война, то примеров личного героизма, мужества и преодоления различного рода тягот можно отыскать бессчёное количество с обеих сторон. Нет сомнений, что солдат, о котором поведал мальчик Коля, страдал и погиб. Утверждение, что испанцы из Голубой дивизии были "бесстрашными", тоже, возможно, не является преувеличением. Солдаты из Испании вполне могли демонстрировать чудеса воинской доблести. Почему бы и нет?

Проблемы начинаются, когда мы начинаем спрашивать: а что делали 18 тысяч испанских добровольцев на советской земле и какими мотивами они руководствовались, принимая решение о службе в составе войск нацистской Германии? И не стоит ли рассматривать их успешную оборону как отягчающее обстоятельство, продлившее хотя бы на мгновение неимоверные страдания жителей осаждённого Ленинграда?

То есть прежде чем поминать солдат, воевавших в той войне, мы сначала должны взять всю картину в комплексе и держать в уме многочисленные преступления нацизма. А уж если речь идёт о блокаде Ленинграда, в ходе которой погибло, по разным данным, от 400 тысяч до 1,5 миллиона человек, то "храбрость и бесстрашие" оказываются неуместными и едва ли достойными эпитетами в отношении солдат вермахта. Кроме того, люди, которые по доброй воле решили не просто сотрудничать с нацистами, а бок о бок воевать вместе с ними, не заслуживают никакого сочувствия. Они пришли убивать людей в другую страну для того, чтобы нацизм установил над ней свою власть.

То есть с какой стороны мы ни подойдём к проблеме, оказывается, невозможно говорить о частностях, не имея в виду всех злодеяний нацизма. Если мы хотим рассматривать отдельные судьбы, отвязывая их от страшной исторической правды, то в итоге мы вступаем на скользкий путь оправдания фашизма. Таких примеров на Западе сегодня достаточно. Чем дальше от нас уходит та война, тем сильнее желание забыть о собственных грехах, предать забвению преступление, в котором оказались замешаны деды и прадеды.

В случае с испанскими добровольцами не работает даже то алиби, которое мальчик Коля попытался найти для своего немецкого солдата, просто выполнявшего свой воинский долг, а потому не может нести ответственности за гибель миллионов русских людей, за Маутхаузен и Освенцим, за Бабий Яр, за тысячи разрушенных до основания советских городов и деревень. Но Голубая дивизия, как я уже писал, состояла исключительно из добровольцев.

Надо полагать, это не первый и далеко не последний раз, когда мы слышим о "мужественных воинах", "солдатах, верных присяге", о том, что "надо брать измерение конкретной человеческой судьбы, а не рассматривать систему вещей в целом". Так не получится. Нацизм был и остаётся самой кровавой, самой преступной страницей в истории человечества. И все, кто с ним так или иначе сотрудничал, несут на себе долю вины за миллионы потерянных жизней, за боль и страдания людей, потерявших близких, за все те ужасы, которые были детально рассмотрены и осуждены во время Нюрнбергского трибунала. И Голубая дивизия, равно как и прибалтийские, украинские, венгерские и прочие коллаборационисты, здесь не исключение.

Андрей Бабицкий, L!FE
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции