Читать
Закрыть
От редакции - 07 сен 09:35  Версия для печати

Нормандский формат скорее жив, чем мертв, но и надежд на выздоровление не подает

Нормандский формат скорее жив, чем мертв, но и надежд на выздоровление не подает

Почти три года прошло с момента, как нормандская четверка, представленная главами России, Германии, Франции и Украины, собиралась, чтобы обсудить пути выхода из кризиса в Донбассе. Встреча представителей этих стран 2 сентября в Берлине не означает, что формат вновь заработал, хотя на ней и шла речь о подготовке нового саммита

Это пока лишь предварительное обсуждение, на котором, похоже, никаких конкретных результатов достигнуто не было. По крайней мере, как пишет на своей странице в социальных сетях политолог Алексей Чеснаков, имеющий карт-бланш от курирующего Донбасс советника президента РФ Владислава Суркова на частичное оглашение закрытой от публики информации, на берлинской встрече дата будущего заседания четверки согласована не была.

Позиции сторон, судя по просочившейся информации, остаются принципиально несводимы, хотя минский процесс усилиями новой киевской команды стронулся с мертвой точки уже давно, что, собственно, и послужило причиной и основанием нынешней встречи. Не будь развода войск у станицы Луганской, Москва бы не дала добро на свое участие в берлинских переговорах.

Итак, что известно об итогах? Участвовавший в восьмичасовом обсуждении министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко сказал по завершении встречи следующее: «Надеюсь, что достигнутые договоренности, которые мы собираемся выполнить все, будут имплементированы в ближайшее время, и мы сможем открыть путь к встрече на высшем уровне. Есть определенный успех, на основе результатов которого мы собираемся базировать следующую встречу лидеров». По его словам, необходимо завершить развод сил у Луганской и сделать то же самое еще в двух населенных пунктах — Петровском и Золотом, о чем президенты Украины и России договорились еще в 2016 году.

Пристайко обозначил несколько пунктов, выполнение которых, по его мнению, необходимо для успешного завершения формирования трех демилитаризованных зон. Это соблюдаемый обеими сторонами недельный режим прекращения огня, создание коридора для разминирования, демонтаж фортификационных сооружений, восстановление дорог. Как утверждает Пристайко, в Берлине было решено сосредоточить сейчас все усилия именно на станице Луганской, которая должна стать примером успешного доведения до конца плана по созданию на линии соприкосновения участка, на котором боевые действия уже невозможны.

В принципе все это соответствует пунктам безопасности Минских соглашений, однако Москву такой урезанный подход к договоренностям, по всей видимости, не устраивает. Она продолжает настаивать на участии в мирном процессе представителей ЛДНР. Недаром в записи Чеснакова упоминается формула Штайнмаера. Бывший министр иностранных дел Германии в 2015 году предложил, опустив все условия, связанные с обеспечением безопасности на линии соприкосновения, незамедлительно провести выборы в самопровозглашенных республиках Донбасса, законность и демократичность которых должны были подтвердить наблюдатели ОБСЕ. В этом случае у населения этих территорий появились бы легитимные и признанные международным сообществом представители, которые могли бы полноправно включиться в переговорный процесс. Кремль эту идею всецело поддержал и считает ее актуальной и по сей день.

Создание демилитаризованных зон — это прекрасно, но если Киев не вступит в прямые переговоры с донбасскими лидерами, войну остановить не удастся — такова позиция Владимира Путина, он неоднократно ее высказывал. Новое руководство Украины, похоже, еще не готово к столь радикальной смене подходов к проблеме, поскольку признание за республиками самостоятельной политической субъектности моментально переводит конфликт из войны между Украиной и Россией, как ее статус закреплен в официальной позиции украинских властей, в разряд гражданского конфликта.

Встреча на высшем уровне предполагает обсуждение серьезных политических проблем, а не технических мер, необходимых для завершения боевых действий у одного населенного пункта, тем более что этот процесс уже начат и нет никаких оснований думать, что он не будет завершен. В самом деле, Макрон, Путин и Меркель, да и Зеленский тоже не должны согласовывать мелкие детали выполнения одного из первых пунктов Минских соглашений. Поэтому, несмотря на очевидный прогресс, встреча в верхах остается под большим вопросом. Для Москвы важно, чтобы Киев, наконец, понял и признал, что на Донбассе живут люди, отстаивающие свои интересы, право на собственное будущее, защиту своих ценностей. Они отнюдь не марионетки, которыми управляют внешние силы, а вполне самостоятельные в выборе своего пути граждане, которые в 2014 году определились, что им с Украиной не по пути. Пока по этому пункту не произойдет хотя бы некоторого сближения, говорить особо не о чем.

Андрей Бабицкий, Украина.РУ
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости