Читать
Закрыть
От редакции - 07 сен 10:12  Версия для печати

Чем грозит "виртуальная война" России и США

Чем грозит "виртуальная война" России и США

Андрей Шитов прочитал новую книгу аналитика ЦРУ о том, как США и России не дойти до ядерной катастрофы и при чем тут… бобры

На смену прежней холодной войне между Востоком и Западом пришла новая "необъявленная виртуальная война" между США и Россией. Такой тезис выдвигает в новой книге "Российская ловушка: как наша теневая война с Россией может довести до ядерной катастрофы" американский политолог и дипломат Джордж Биби — вице-президент вашингтонского Центра за национальный интерес, бывший главный аналитик ЦРУ США по России. На его взгляд, нынешнее противоборство потенциально опаснее прежнего, поскольку ведется почти без "тормозов" и "в основном без правил".

Само по себе предостережение о растущей угрозе не ново. Достаточно сказать, что в прошлом году американские ученые-атомщики перевели стрелки на своих знаменитых "часах Судного дня" на 30 секунд вперед. В результате те замерли за две минуты до ядерной полуночи. Как пишет Биби, это отражает "самый высокий уровень риска апокалипсиса с тех пор, когда Советским Союзом в 1953 году правил Сталин".

"Очень своевременная книга"

Новая книга — это как раз попытка объяснить себе и читателям, как США и Россия дошли до жизни такой. Жанр ее автор определяет как premortem, то есть своего рода "упреждающее вскрытие: анализ провала, который еще не произошел". Иными словами, это попытка ответить на "один из самых сложных вопросов, стоящих перед государственными деятелями: как предвидеть и предотвратить войну, которой никто не хочет и которую мало кто считает вероятной и даже возможной, но которая тем не менее случается".

Я тоже считаю, что это сейчас центральный вопрос не только для отношений России и Америки, но и для всей мировой политики. Мы же видим, как буквально у нас на глазах демонтируются несущие опоры глобальной стратегической стабильности и международной безопасности.

Так, из-за развала Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности мы, боюсь, можем вернуться в 1983 год. Тогда американский президент Рональд Рейган назвал СССР "империей зла" и США приступили к развертыванию своих ракет в Европе, а советский лидер Юрий Андропов в ответ объявил, что на Америку будет нацелено больше ракет на советских подводных лодках. Только вот сейчас нет, к сожалению, такого мощного антивоенного движения, которое развернулось в то время в той же Западной Европе.

В целом определение "виртуальная война" применительно к нынешнему этапу американо-российских отношений кажется мне, опять же к сожалению, вполне обоснованным. И раз уж мы упоминаем бывших советских вождей, позволю себе отозваться об опусе Биби известной цитатой Ленина: "Очень своевременная книга".

Выбор контекста

Историческим прецедентом, от которого отталкивается американский аналитик, служит Первая мировая война. На его взгляд, та вспыхнула в свое время "не столько по сознательному умыслу, сколько вследствие просчетов и бестолковщины", из-за которых сложилась общая взрывоопасная ситуация. А конкретный повод для конфликта мог быть любой.

Выбор исторического контекста в данном случае сам по себе важен. Биби признает, что в сегодняшнем Вашингтоне "доминирующая парадигма для понимания российской угрозы и реагирования на нее" — это не Первая, а Вторая мировая.

То есть американский истеблишмент убедил себя в том, что имеет дело с политикой агрессивного реваншизма со стороны Москвы, при которой попытки умиротворения бесполезны и даже вредны, поскольку на силу надо отвечать силой. Хотя есть в США и другая, менее влиятельная "школа мысли", исходящая из того, что Россия не столько "наступает", сколько "обороняется", то есть отвечает на чужие провокации, включая расширение НАТО.

По мнению Биби, ни тех, ни других нельзя считать "совершенно неправыми". Но на его собственный взгляд, Россия не так агрессивна, как кажется одним, и не так слаба, как представляется другим.

Соответственно, он против "перекоса" в сторону как "уступок" Москве, так и "конфронтации" с ней. "Наверное, самая большая угроза — это непонимание характера опасности, которая нам грозит", — утверждает американский аналитик.

И пытается объяснить, как сам понимает этот самый "характер опасности" — с позиций человека, который всю жизнь профессионально изучал именно этот вопрос. Кстати, помимо работы в ЦРУ Биби одно время был и советником вице-президента США Ричарда Чейни по России, Евразии и разведке.

Троица киберугроз

Среди "фронтов" новой "виртуальной войны" специалист выделяет прежде всего "киберсаботаж", "кибершпионаж" и "кибервмешательство". Все они взаимосвязаны, но он их анализирует по отдельности, чтобы было понятнее.

Диверсии традиционно считались тактическим приемом ведения боевых действий, но в разговоре о киберсаботаже Биби подчеркивает его "потенциально стратегический" характер. На этот счет есть недавний доклад научного совета при Пентагоне, в котором подчеркивается, что при всем различии между ядерным ударом и полномасштабной кибератакой "экзистенциальные последствия для США" могут быть одинаковыми.

Еще одно принципиально важное отличие угроз, порождаемых кибертехнологиями, автор видит в том, что в сравнении с тем же ядерным оружием они подчиняются "иной логике". По его словам, сдерживание в традиционном понимании в этой сфере не только не работает, но может, наоборот, "стимулировать агрессию". Вообще в киберпространстве в извечном противоборстве "щита" и "меча" происходит "резкий сдвиг в сторону наступления".

Это касается и шпионажа, в котором, по оценке бывшего аналитика ЦРУ, в цифровую эпоху произошел "квантовый скачок". Возможности расширились, риск снизился — при том, что в традиционной агентурной разведке все ровно наоборот. По большому счету выгодно как можно раньше и как можно глубже внедряться в системы противника, чтобы выяснять его намерения и быть готовым в нужный момент атаковать изнутри. Кстати, Биби считает, что "в киберэпоху шпионский бизнес становится все более неотличимым от военного", что само по себе тоже дестабилизирует ситуацию.

Наконец, сказанное относится и к "кибервмешательству". Биби признает, что Вашингтон сразу увидел в сетевых технологиях "непревзойденных демократизаторов" и принялся их продвигать повсюду в мире, включая Россию. Но при этом, по его словам, американцы "не считали, что ведут информационную войну или стремятся к смене режима" в Москве. Хотя там, разумеется, к инспирируемым извне "твиттер-революциям" относились как к "реальной угрозе" и принимали меры для ее отражения.

Схватка на уничтожение?

Вообще, "наверное, нет в мире двух других стран, чьи взгляды на свое собственное поведение более разительно контрастировали бы с впечатлениями другой стороны, чем США и Россия", — утверждает Биби. По его убеждению, эта взаимная предвзятость — тоже одна из ключевых предпосылок для возможной "непреднамеренной эскалации".

Сама по себе склонность считать свою страну во всем правой — "скорее норма, чем исключение в международных отношениях", констатирует исследователь. Но проблема, на его взгляд, в том, что и США, и Россия стали доходить в этом "до крайностей".

"Каждая из сторон не только убеждена в том, что все ее действия законны, направлены на защиту и безвредны, а действия другой — незаконны, агрессивны и опасны, — пишет автор. — Более тревожно другое: каждая все более уверена, что другая на самом деле вознамерилась ее уничтожить… Парадоксальным образом такие представления как раз и создают ту экзистенциальную опасность, которой каждая из сторон боится, но которая на самом деле не входит в намерения ни той, ни другой страны".

Тезис подкрепляется развернутыми историческими справками и многочисленными цитатами. При этом, на мой взгляд, между ними очевидно сущностное различие.

В отношении к России в США, по признанию самих американских руководителей, всегда существовали "презумпция вины", подозрение в "генетической или хотя бы исторической предрасположенности к агрессии и империализму" (цитата из выступления Строба Тэлботта, друга и главного советника президента Билла Клинтона по России, в 1997 году).

Да и завершается изложение американских претензий довольно откровенно: "Большую часть последнего десятилетия американские официальные лица отрицали обвинения со стороны России в том, что они стремятся к смене режима в Москве. После выборов 2016 года [в США] многие из них сами себе говорят, что без этого отношения с Россией не улучшить".

То есть на самом деле получается, что опасения россиян были обоснованными. А при этом Биби напоминает, как, несмотря на такие опасения, Владимир Путин не раз шел навстречу американцам. Например, как он предупреждал их об опасности "за два дня до атак" 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне и первым выразил солидарность с США после этих терактов.

Говорится в книге и о том, как США постоянно действовали вразрез с российскими интересами: в подходах к Чечне и Беслану, Украине и Грузии, Приднестровью и Косово, Ираку и Ливии, расширению НАТО и договору по ПРО — всего не перечесть. Завершается раздел напоминанием о мюнхенской речи Путина, которая, собственно, и была посвящена вероломству со стороны Вашингтона.

Без тормозов

Далее Биби рассказывает об "отказе тормозов" в сфере международной стратегической стабильности и безопасности. Это тоже интересно, поскольку он затрагивает не только официальную договорно-правовую систему, но и неформальные "джентльменские договоренности" спецслужб.

Но поскольку в целом на эту тему уже писано-переписано, ограничусь одной цитатой. По оценке американского специалиста, в том, что касается стратегических вооружений, сейчас "складывается обстановка, во многом более сложная, нестабильная и смертоносная, чем на пиках враждебности во время холодной войны".

В частности, "все больше размывается граница" между ядерными и неядерными стратегическими вооружениями, а также сопутствующими системами командования, управления и связи. Об этом говорится в отдельном разделе книги — о потенциальных triggers, то есть "спусковых крючках" конфликта.

Кстати, Биби излагает два придуманных им гипотетических, но "реалистичных" сценария непреднамеренной эскалации вооруженного противостояния между США и Россией, и оба они разворачиваются на Украине. В одном причиной конфликта становятся столкновения между прихожанами разных церквей, в другом — "новое кибероружие", перекрывающее украинские газопроводы.

Каверзная проблема

Но пора наконец переходить к главному — что же все-таки со всем этим делать? Разговор об этом Биби начинает неожиданно: с рассказа о том, как в Йеллоустонском национальном парке в свое время, ко всеобщему огорчению, стала резко сокращаться популяция оленей и некоторых других травоядных. Власти принялись отстреливать хищников, но ситуация продолжала ухудшаться, пока не пригласили биологов и экологов. Те выяснили, что на самом деле в заповеднике развелось слишком много лосей, опустошивших заросли тополей и ив. А из-за этого стало меньше бобров, игравших, как выяснилось, ключевую роль во всей экосистеме…

Вот и американо-российские отношения аналитик уподобляет сложной адаптивной системе, складывающейся в результате динамического взаимодействия множества факторов — от общественно-политических до технологических и психологических, от институциональных до международных. А нормализация отношений — это, оказывается, в терминологии специалистов по управлению так называемая wicked problem. Название проблемы у нас принято переводить как "злостная", хотя я бы все-таки лучше сказал "каверзная".

На основании той же модели Биби в своей книге задним числом легко раскладывает по полочкам незавидный опыт "шоковой терапии" и "демократизации" в постсоветской России, проходивших во многом под диктовку американских экономических и политических консультантов. На его взгляд, этот опыт "не забыт" и тоже важен для преодоления "той враждебности между США и Россией, которая сегодня угрожает выйти из-под контроля".

Главный урок автор видит в понимании того, чего не надо делать и на что не надо рассчитывать. Прежде всего он призывает отказаться от ошибочного представления о том, будто у проблемы могут быть простые "линейные" решения — наподобие неуклонного ужесточения нажима на Россию. Наоборот, пишет он, это лишь побуждает Москву давать отпор НАТО и ЕС и углублять взаимодействие в сфере безопасности с Китаем. Последний тезис повторяется в книге не раз.

В целом, по мнению Биби, Вашингтону не помешало бы проявлять побольше смирения и осознания ограниченности своих возможностей, "особенно в вопросе содействия демократизации". Пока у США, как он считает, "плачевные результаты в поощрении либерализации" в других странах.

Несмотря на свою внешнюю логичность, бесперспективна, с точки зрения специалиста, и попытка дробить проблемы на более мелкие и решать их "по частям". Например, "прогресс по Украине практически невозможен" в отрыве от "более широких факторов", включая "архитектуру европейской безопасности", указывает американский аналитик.

Вообще практика показывает, что к проблемам в отношениях с Россией необходим "более всеобъемлющий, целостный подход", пишет он.

Шаг назад, два шага вперед

При всем том Биби считает, что в этих отношениях Вашингтону и Москве сейчас лучше сделать "шаг назад". Отказаться от притязаний на партнерство и сотрудничество, открыто назвать себя соперниками, составить перечень разногласий.

На его взгляд, такой подход предпочтителен, поскольку "отражает реалии и резонирует с внутриполитической ситуацией в обеих странах". Кроме того, он снижает ожидания прогресса, заставляет заниматься рисками "нечаянного конфликта" и признавать, что никто не хочет войны, закладывает основы для дискуссий о том, "как держать соперничество в безопасных и взаимоприемлемых рамках". Помимо всего прочего, по мнению специалиста, данный вариант еще и "снижает искушение использовать экономические санкции как политический инструмент".

В качестве следующего шага Биби предлагает посмотреть на проблему шире и вписать российско-американские отношения в общемировой контекст. При этом он исходит из того, что мир становится все более многополярным, что претензии США на единоличное лидерство в рамках Pax Americana "более нереалистичны", а стремиться надо к "системному равновесию".

На взгляд аналитика, это может открыть перед Вашингтоном дополнительные возможности. Например, в Центральной Азии США могли бы уйти из Афганистана и свернуть свои базы вокруг него. Дескать, пусть Россия с Китаем сами противостоят экстремистам, а заодно и борются за влияние в регионе, пишет Биби, считающий, что Москва может и пожалеть об уходе американцев.

А в Европе он предлагает отказаться от дальнейшего расширения НАТО и проведения операций за пределами границ альянса. И пускай, мол, НАТО и Россия вместе занимаются поддержанием стабильности в "неприсоединившихся государствах". По мнению Биби, это стало бы предпосылкой для прогресса и на Украине, и в Молдавии, и на Кавказе.

Наконец, в качестве третьего шага американский аналитик предлагает США навести порядок в собственном доме. Что это Соединенные Штаты превратились в "страну, пораженную общественными раздорами и политической дисфункцией, боящуюся, что российский сетевой троллинг может подорвать основы американского общества?", удивляется он. И предупреждает, что воцарившееся в США "острое чувство уязвимости… неуверенность в себе" усугубляет "опасность эскалации" потенциальных конфликтов.

Наряду со всем перечисленным специалист советует "повышать устойчивость" американо-российских отношений. Он считает, что для этого необходимо заранее создавать и поддерживать каналы официального и неофициального доверительного общения, пытаться договариваться, например, о "географическом ограничении на развертывание стратегических вооружений", о "воспрещении кибератак против критической инфраструктуры", о правилах поведения в киберпространстве, препятствующих "информационным войнам", даже об общих принципах легитимного поведения на международной арене.

Скептики говорят, что в конфликтах правила не соблюдаются, пишет он. Это так, но правила могут "снизить шансы на возникновение конфликта".

"Все кнопки мигают"

В заключение Биби подчеркивает, что писал свою книгу с верой в то, что катастрофического кризиса в отношениях США и России еще можно избежать. Он считает, что делал это с опасностью для собственной репутации: рискуя прослыть "апологетом, умиротворителем, если не хуже".

Писал, как сам поясняет, из чувства долга, поскольку "важнейшая миссия разведки — предостерегать".

Разведаналитиков, по словам Биби, в США учат отвечать на три ключевых вопроса: как скоро можно ждать беды, насколько велик может быть урон и насколько вероятно, что угроза материализуется.

Вот его ответ: "Характер угрозы, порождаемой раскручиванием спирали американо-российской враждебности, безотлагателен, потенциально катастрофичен и настораживающе вероятен". "Все три ярко-красные кнопки тревожно мигают", — подчеркивает специалист.

Собственно, поэтому же и я пересказывал так подробно то, что он написал. Книга не лишена очевидных изъянов: в ней, например, даже не упоминается о роли самого ЦРУ в тех же "цветных революциях" на постсоветском пространстве, в подрывной деятельности против России. Да и вообще, тезис о том, будто США, занимаясь своими глобальными демократизаторскими прожектами, пеклись якобы не только о своих интересах, как минимум вызывает сомнение.

Что ж, любая откровенность и объективность имеет свои пределы. Пусть это остается на совести "автора-дебютанта", как он сам себя называет. Но книгу его надо читать. И в Москве, и, на мой взгляд, особенно в Вашингтоне.

Андрей Шитов, ТАСС
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости