Читать
Закрыть
От редакции - 17 окт 10:52  Версия для печати

Шаг вперед и два назад: договороспособность Киева стремится к нулю?

Шаг вперед и два назад: договороспособность Киева стремится к нулю?

Андрей Низамутдинов — о том, что новый президент Украины, как и его предшественник, похоже, не заинтересован в прекращении конфликта в Донбассе

На последнем по времени заседании контактной группе по урегулированию ситуации на востоке Украины в Минске не удалось согласовать новую дату разведения сил и средств в районах населенных пунктов Золотое и Петровское. Более того, после заседания Дарья Олифер, пресс-секретарь представителя Украины в Контактной группе Леонида Кучмы, сформулировала несколько условий урегулирования, которые полностью противоречат Минским соглашениям и "формуле Штайнмайера", ранее одобренной украинскими властями.

Конечно, можно было бы счесть сделанную в Facebook запись самодеятельностью не самой высокопоставленной чиновницы, но в среду глава международного комитета Верховной рады Богдан Яременко, представляющий правящую пропрезидентскую партию "Слуга народа", заявил, что Киев хочет скорректировать Минские соглашения. И фактически изложил те же самые пункты, о которых ранее упомянула пресс-секретарь Кучмы.

А следом уже и сам президент Украины Владимир Зеленский заявил: сначала надо провести саммит в нормандском формате (Россия, Украина, Франция, ФРГ), а потом уже приступать к реализации "формулы Штайнмайера".

В сумме все эти высказывания означают, что новая украинская власть на самом деле мало чем отличается от предыдущей и заинтересована не в прекращении, а в сохранении конфликта в Донбассе, надеясь извлечь из этого определенные выгоды на международной арене. И выставляют Киев как крайне ненадежного партнера, чья договороспособность стремится к нулю.

Основы урегулирования

Чтобы правильно оценить действия нынешней украинской власти, придется для начала напомнить об основных принципах урегулирования конфликта в Донбассе. Эти принципы закреплены в Комплексе мер по выполнению Минских соглашений — документе, который был согласован лидерами "нормандской четверки" в феврале 2015 года и затем подписан Контактной группой. В основе Минских соглашений — согласие Киева на предоставление Донбассу особого статуса, всеобъемлющую амнистию для ополченцев и проведение в ДНР и ЛНР местных выборов, за чем должна была последовать передача Украине контроля над границей между мятежными регионами и Россией.
Шаг вперед и два назад: договороспособность Киева стремится к нулю?Президент Белоруссии Александр Лукашенко, президент России Владимир Путин, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд и президент Украины Петр Порошенко, 2015 год

Впоследствии министр иностранных дел (ныне президент) ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер предложил механизм поэтапной реализации документа, который получил название "формула Штайнмайера". Эта формула, являющаяся, по сути, дорожной картой реализации Минских соглашений в том, что касается проведения выборов в Донбассе, была в устной форме подтверждена на саммите "нормандской четверки" в октябре 2016 года.

Но, хотя тогдашний президент Украины Петр Порошенко был участником обоих саммитов, то есть имел прямое и непосредственное отношение к разработке документов, на практике украинская власть открыто саботировала их выполнение. В результате процесс урегулирования был полностью заморожен, а Порошенко со всех трибун призывал усиливать санкции против "российских агрессоров" и наращивать оказание Украине финансовой помощи и международной поддержки.

Его преемник на президентском посту и во время предвыборной кампании, и после вступления в должность постоянно заявлял о стремлении урегулировать конфликт в Донбассе. При этом Зеленский особенно активно стал добиваться проведения саммита в нормандском формате.

Москва, Берлин и Париж откликнулись на его пожелание, но с оговорками: встречаться просто ради встречи не имеет смысла, надо реально сдвинуть с места процесс урегулирования. А для этого надо предварительно одобрить на официальном уровне "формулу Штайнмайера", осуществить разведение сил в Золотом и Петровском и согласовать проекты решений, которые будут затем одобрены лидерами "нормандской четверки". Само собой подразумевалось, что в основе процесса урегулирования должны лежать Минские соглашения и "формула Штайнмайера", которые четко и недвусмысленно описывают очередность и последовательность всех практических шагов.

Своя формула

Киев с этими условиями вроде бы согласился и, пусть и со второй попытки, "формулу Штайнмайера" все же одобрил, что остальные его партнеры сочли важным шагом вперед. Но, похоже, поспешили, потому что последние заявления и самого Зеленского, и других украинских политиков и чиновников явно свидетельствуют о намерении добиться пересмотра Минских соглашений.

Например, пресс-секретарь представителя Украины в Контактной группы указала, что выполнение политической части соглашений "возможно только при условии роспуска ДНР и ЛНР", то есть фактической ликвидации самопровозглашенных республик. Непонятно, а что же тогда нужно будет урегулировать? Не говоря уже о том, что ничего подобного Минскими соглашениями не предусмотрено.

О необходимости "скорректировать определенные подходы, которые за пять лет доказали свою неработоспособность", заявил и глава международного комитета украинского парламента. При этом в числе таких "подходов" он назвал основополагающие принципы Минских соглашений — закон об особом статусе Донбасса и амнистию для всех участников событий в регионе.

Наконец, и сам президент Зеленский на брифинге по итогам встречи с президентом Латвии Эгилсом Левитсом фактически вывернул наизнанку всю ситуацию с возможным проведением саммита "нормандской четверки": сначала саммит, потом — все остальное. "Формула Штайнмайера" будет имплементирована в новый закон об [особом] статусе [Донбасса], если мы встретимся в нормандском формате, если четыре стороны договорятся, как мы регулируем дальше", — сказал украинский президент.

Кстати, и в ходе недавнего пресс-марафона на киевском фуд-корте Зеленский был весьма противоречив и непоследователен, говоря об урегулировании в Донбассе. Начал он за здравие — говорил о приверженности Минским соглашениям, потом принялся их критиковать: "В целом я не удовлетворен тем минским документом, который был подписан Нас не устраивает весь тот порядок, который есть в минском документе, все это мы хотим обсудить в нормандском формате". А закончил и вовсе за упокой, допустив возможность выхода Украины из Минских соглашений.

Разведение сорвано

Похожие фокусы проделывает Киев, и когда речь заходит о реализации другого важного условия — разведения сил в Петровском и Золотом. Оно было запланировано на начало прошлой недели, ДНР и ЛНР продемонстрировали полную готовность, но украинская сторона сорвала процесс.

В качестве оправдания глава государства все на том же пресс-марафоне сказал, что разведению сил должны предшествовать семь дней без обстрелов, но это условие не было выполнено. На самом деле семидневная тишина в качестве условия ни в каких документах не упоминается. К тому же если нарушения и были, то виновна в них именно украинская сторона, которая не смогла остановить националистов и радикалов, выступивших против разведения сил.

Зеленский, впрочем, ясно дал тогда понять, что власть и не станет пытаться противодействовать радикалам силовыми методами, а намерена действовать исключительно путем убеждения. И тут возможны два предположения: либо президент не в состоянии контролировать ситуацию и добиться выполнения своих указаний, либо он вполне сознательно заигрывает с националистами и прикрывается их действиями, чтобы оправдать собственное бездействие.

В среду, говоря о перспективах разведения сил в Петровском и Золотом, Зеленский обусловил их все тем же нигде не задокументированным "семидневным сроком тишины", добавив, что это "не новость для Украины и всех участников минской Контактной группы". "Поэтому мы будем ждать семь дней тишины, это должны зафиксировать представители ОБСЕ, что семь дней не было выстрелов. На сегодняшний день я знаю, что два дня у нас уже тишина. Будем верить, будем ждать, что семь дней будет тишина, и тогда мы сможем говорить об отводе", — сказал он.

Между тем власти ДНР и ЛНР сообщают о росте интенсивности обстрелов и других нарушений с украинской стороны. Поступила, в частности, информация о том, что севернее Горловки украинские силовики разместили 65 единиц бронетехники, в том числе 16 танков, хотя по условиям Минских соглашений подобные вооружения должны быть отведены от линии соприкосновения.

Тактика затягивания

В Москве затруднились дать четкое определение последним заявлениям из Киева. "Это опять, что называется, новые вводные. Здесь пока трудно комментировать, означает ли это отход от Минских соглашений, означает ли это отказ от ранее взятых обязательств и ранее поставленных подписей — пока непонятно", — заявил в среду пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Складывается ощущение, что президент Зеленский, не имея должной политической воли и действуя с вынужденной оглядкой на тех, кто привел его к власти, избрал тактику затягивания переговорного процесса — отсюда и все эти противоречивые и непоследовательные заявления. Помимо всего прочего, такая тактика позволяет Зеленскому, как и его предшественнику, рассчитывать, что коллективный Запад будет по-прежнему сочувственно относиться к проблемам Украины и оказывать ей финансовую, экономическую и военную помощь. А заодно и сохранять режим санкций в отношении России, что для значительной части украинских политических сил является едва ли не самоцелью.

Проблема украинского президента в том, что он не учитывает изменившийся расклад сил. В США хозяин Белого дома Дональд Трамп озабочен внутриполитическими проблемами, ему Зеленский интересен лишь с точки зрения борьбы против соперников-демократов. А в Европе (и на это прямо указывают многие европейские СМИ) Украина больше не имеет прежней безоглядной поддержки, наоборот, все чаще начинает пользоваться незавидной репутацией пораженного коррупцией государства, в которое сколько ни вкладывай — все растворится, как в бездонной прорве. Да и с ущербом, который антироссийские санкции причинили европейской же экономике, тоже приходится считаться.

В общем, Зеленскому не стоит надеяться, что Париж и Берлин, а следом за ними и другие европейские столицы станут благосклонно взирать на его метанья и шараханья из стороны в стороны. Во всяком случае, спецпредставитель ОБСЕ в Контактной группе Мартин Сайдик после того заседания, на котором не удалось согласовать новые сроки разведения сил в Петровском и Золотом, ясно и однозначно дал понять: ни на какие перспективы пересмотра "формулы Штайнмайера" рассчитывать не стоит.

Андрей Низамутдинов, ТАСС
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции