Читать
Закрыть
От редакции - 10 фев 11:39  Версия для печати

Признает ли Запад Крым российским?

Признает ли Запад Крым российским?

Есть ли основания хотя бы просто поставить вопрос о перспективах международного признания Крыма неотъемлемой частью Российской Федерации? Кому-то это может показаться слишком дерзким шагом, поскольку именно крымская тема послужила основанием для наложения на Россию многочисленных и очень разнообразных экономических и политических санкций.

Тем не менее, санкционный барьер уже не столь монолитен, каким он был все предыдущие годы. Возвращение российской делегации права голоса и полномочий в Парламентской ассамблеи Совета Европы произошло без выполнения условия, считавшегося долгое время абсолютным императивом. Россия не вернула Крым Украине, однако ее вновь пригласили работать на одну из международных площадок, закрывшую свои двери для российских депутатов из-за «аннексии» полуострова. Европейские парламентарии фактически закрыли глаза на так называемую «российскую агрессию», посчитав, что сотрудничество с Россией важнее разрешения территориального конфликта, с которым далеко не все так ясно, как раньше казалось.

Думаю, дело не только в российских взносах в бюджет ассамблеи, хотя это немаловажный фактор. Неделю назад на Украине разразился скандал в связи с заявлением, которое в Киеве якобы сделал госсекретарь США Помпео. Несколько украинских изданий распространили информацию, что на закрытой встрече 31 января глава американского внешнеполитического ведомства в ответ на просьбу держать крымский вопрос в фокусе внешнеполитического курса США ответил так: «Крым потерян, и мировые игроки прекрасно понимают, что Крым потерян, и что Украина могла отдать Крым, а Россия — это не та страна, у которой что-то можно забрать».

Это заявление уже было оспорено Госдепартаментом США, но вне зависимости от того, говорил ли Помпео что-то подобное, сама формулировка довольно точно отражает понимание западными политиками ситуации с Крымом. С одной стороны, «Россия — не та страна, у которой что-то можно забрать», то есть ее политическая субъектность и военная мощь делают абсолютно невозможным вариант подсанкционного и силового отбора, с другой — очень многие на Западе давно начали догадываться, что Крым ушел не просто так, что такова воля подавляющего большинства жителей полуострова. И возвращение в Россию помогло им избежать крайне малоприятных последствий стремительной нацификации Украины — процесса, запущенного событиями на Майдане все в том же 2014 году.

Требование вернуть Крым Украине абсурдно, поскольку это не просто кусок земли, а еще и два миллиона человек, судьбы значительной части которых в случае восстановления украинской юрисдикции над территорией полуострова будут так или иначе исковерканы: кому-то придется бежать, кто-то получит тюремный срок, те, кому повезет, отделаются поражением в правах. Это, я думаю, тоже не является для вменяемых людей в ЕС и США большим секретом.

Поэтому у главы комитета по международным делам Государственной думы Леонида Слуцкого, несомненно, были если не все, то довольно серьезные основания для сенсационного заявления по Крыму. Подводя итоги зимней сессии ПАСЕ, он сказал буквально следующее: «Мы готовы к конструктивному рассмотрению всех проблем и к дискуссиям, в том числе по крымскому вопросу. По Крыму, конечно, возможно, мы еще надолго обречены на споры в ПАСЕ. Но смею предположить, что через 10-15 лет, а может, и раньше, количество тех, кто согласится с нашей позицией, изучив историю полуострова и пообщавшись с делегацией РФ в ПАСЕ, существенно вырастет».

10-15 лет в рамках исторического и политического времени — это доля секунды. Поэтому кто-то может сказать, что предположения Слуцкого — голая утопия. Однако российский парламентарий возражает против такой трактовки, полагая, что он абсолютно трезво оценивает политические реалии ситуации. «Уверен, что без утопий именно в ассамблее как на самой широкоохватной европейской парламентской площадке быстрее всего будут проявляться те, кто поддержит Россию в крымском вопросе. И это станет фактором мощной положительной обратной связи для признания Крыма российским. Надо быть реалистами — это произойдет не сегодня и не завтра, но произойдет обязательно», — говорит Леонид Слуцкий.

Действительно, пробоина в санкционном барьере, которой явилось возвращение российской делегации права голоса и полномочий в ПАСЕ, делает крымскую тему не просто обсуждаемой с представителями политической элиты Запада. Фактически у нее появился полулегальный статус и возможность дотянуть его в перспективе до легального. Для этого не нужны какие-то фантастические усилия: достаточно методично, не боясь того, что аудитория плохо подготовлена, знакомить Запад с историей Крыма, а также напоминать ему раз за разом, что у людей, там живущих, есть право выбирать собственное будущее, не связанное с угрозой потери возможности говорить на родном языке, жить дома и именовать себя русскими, не опасаясь преследований.

Андрей Бабицкий, Украина.РУ
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции