Статьи
Закрыть
10 июл 17:16  Версия для печати

Все новое - хорошо забытое старое

Хотелось бы проговорить несколько моментов о концепции построения нашей работы с общественным мнением. Есть ряд вопросов, которые сохранили свою актуальность и могут продолжать лежать в основе нашей риторики. Фактор войны, например, далеко еще себя не исчерпал, а к нему добавился еще и фактор жесткой экономической блокады. Мне представляется преждевременным отказываться от эксплуатации этой темы, тем более, что она настолько жизненна и правдива, что найти ей замену при всем желании не получится. Весь сонм вопросов, которые возникают у населения относительно социальной сферы, при вскрытии причинно-следственных связей обнаруживает корни именно в этих явлениях – войне и блокаде. И, напротив, отказ от обращения к этим проблемам при формировании разъяснительной политики приводит к возникновению противоречий и недомолвок. Что тут придумаешь, если цены на продукты ползут исключительно из-за нарушения товарооборота и формирования искусственного дефицита, что при даже идеально работающей власти всегда чревато повышением цен.


Фактор спекуляции возможен, но и он, как социальное явление, жизнеспособен только при отсутствии живой конкуренции, что стало, опять же, следствием означенных причин. Что же с населением, точнее с пределами его терпимости? Еще пару месяцев назад, даже меньше, мы имели данные о том, что ради становления республики терпеть «столько, сколько нужно», готовы много более пятидесяти процентов жителей ДНР, а в целом порядка восьмидесяти имеют достаточный запас прочности для терпения трудностей и лишений, но….. ради становления республики. То есть эта цель, мечта, идея – тот мощный мотив, ради которого люди способны на жертвы. В этом понимании и война, которая длится больше года – разве не ради этого же? И когда активизируются разговоры о Минске, делаются неубедительные попытки объяснить этот наш курс на приверженность букве Минска необходимостью произвести благоприятное впечатление на Европу, или мировое сообщество в целом, чтобы выгодно отличаться от Украины – вопросов возникает еще больше. И первый из них: а какого рожна это мы должны отплясывать барыню перед теми, кто поучаствовал в военном перевороте в Киеве, поддерживает сейчас Украину и пропагандистски, и материально, способствуя ей в славном деле уничтожения Донбасса?


Ради формирования позитивного имиджа при отсутствии внятной дорожной карты и отказе от патриотической риторики люди вряд ли согласятся проявлять такое недюжинное терпение. Может, все дело в том, что и в политике, как и социальной сфере, акценты начали делаться не на том? Согласен, продемонстрировать основным игрокам нашу договороспособность – дело вовсе не лишнее. Но и не самоцель уж точно. Так, вытекающее последствие. А в чем тогда цель Минска? Удивитесь – продемонстрировать договороспособность…. Только не в отношениях с Украиной, а в отношениях с Россией. Почему возникла необходимость это делать, а точнее, не необходимость, а союзническое обязательство? По ряду причин. Понятно, что наш с Россией союз не прописан на бумаге, но он прописан кровью. Несмотря на призыв Владимира Путина не торопиться с референдумом, что явно свидетельствовало о неготовности России к его последствиям, Россия приняла решение народа Донбасса как факт и взвалила часть бремени на себя. По мере ухудшения обстановки во всех сферах Россия брала на себя все большую нагрузку, скромно умалчивая о своей роли. Постепенно формировалась совместная стратегия выживания в складывающейся обстановке и возникали взаимные обязательства. И что бы ни говорили любители темы а-ля Россия нас слила, материальная помощь России помогает нам сейчас выживать и решать текущие задачи.


Поэтому Россия вправе требовать от нас выполнения условий минских договоренностей, в рамках которых сама она выступила гарантом. Такая постановка вопроса заставляет совсем иначе смотреть на ситуацию с имиджем нашего правительства, который был сформирован за счет военных побед, и который начал снижаться, как только речь пошла о мирных инициативах. Это не вина правительства ДНР, что сейчас обстоятельства развиваются вопреки его намерениям расширять территорию ДНР - это его долг, мужество и ответственность как перед Донбассом, так и перед Россией в рамках нашего непризнанного, как и республика, союза. В период, когда единственную нашу опору пытаются задавить санкциями, обвалами цены на нефть, раскачиванием ситуации внутри, дискредитацией ее лидеров, да и ее самой – консолидация является необходимой мерой. Замалчивание, а точнее, избегание темы о помощи нам со стороны России имеет очень много негативных последствий. Во-первых, не понимая ее роли и значения в нашей действительности, народ и в самой России, и особенно у нас, начинает сомневаться в наших отношениях, тем более, когда соприкасается с некоторыми признаками российского бюрократизма, например, на границе. Помощь, которую мы получаем по всем каналам и которая помогает нам выжить – секрет Полишинеля, поэтому военной тайны я не раскрыл, но тишина по этому вопросу не позволяет правильно донести причины нашей приверженности Минску, как продукту серьезных внешнеполитических усилий России.


Теперь рассмотрим еще один серьезнейший фактор – наступательный потенциал. У Толстого в «Войне и мире» были такие строчки: «Война подобна шахматной игре, с тою лишь небольшою разницей, что в шахматах две пешки всегда сильнее одной, а слон всегда сильнее пешки. На войне же батальон иногда может быть сильнее дивизии, а иногда слабее роты». Безусловно, если Украина зарвется и не оставит нам выхода – не остановимся ни перед чем. Но с точки зрения военной тактики для наступления необходим численный перевес, который может быть достигнут нами только после проведения всеобщей мобилизации, которая до сих пор откладывалась. Сейчас мы проводим социологическое исследование на предмет готовности населения к мобилизации, результаты которого я, возможно, обнародую, но сегодня мы полагаемся только на добровольческий ресурс, который, безусловно, в высокой степени идейно мотивирован, что уравнивает нас с Украиной, но гарантированно достаточен больше для обороны. Поэтому актив ДНР, поскольку война приобрела позиционный характер, стремиться снять военную нагрузку с населения путем мирных переговоров.


Что это означает на этом этапе? Только установление устойчивого перемирия, что должно привести к стабилизации ситуации и обретению способности принимать более взвешенные решения при отсутствии горячки боя. Сливаем Донбасс? Через наш труп. Что поменялось? Чего испугались ? Наша независимость – факт состоявшийся. Вспомните, что далеко не построение нового государства стало причиной, по которой мы взяли в руки оружие, а необходимость противодействия радикальному национализму, который воспринялся нами тогда как угроза. Разве мы были не правы? Посмотрите на его проявления сейчас. Неужели не подтверждаются наши выводы? Мы спасали Донбасс от чумы, и многое спасли. Мы сохранили участок живой ткани, что очень немало. Не было бы пощады Донбассу, особенно после референдума. Может, это я загонял людей на избирательные участки? Напротив, вы сами, подавляющим большинством голосов решили, а я и мне подобные пошли защищать вас и ваше решение с оружием в руках.


И сделали даже больше, чем могли в тех обстоятельствах. Так что, когда я слышу где-нибудь в народе выражение дэ-нэ-эровцы, что символизирует наличие здесь какой-то отдельной субстанции, я вполне заслуженно не приемлю такое отношение – все мы здесь исключительно одним миром мазаны, а значит и ответственность на всех одна. А поскольку угрозы не отпали, то и борьба продолжается – и в этом основа мотивации. Просто нужно называть вещи своими именами. Правду, если она правда, объяснить не сложно. И если с людьми говорить этим, правдивым, языком, то удастся избежать любых последствий. Как видим, терпения и жертвенности им не занимать, дело за малым – за правильно выстроенным диалогом. Поэтому, возвращаясь к концепции работы с общественным мнением, скажу, что тут и придумывать ничего не нужно – все просто.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »