Наши новости
Закрыть
16 мар 14:29  Версия для печати

Три вопроса к ДНР

В последнее время ситуация вокруг общественной организации «Патриотические силы Донбасса» стала одной из наиболее обсуждаемых, как в средствах массовой информации ДНР, так и за ее пределами. Чтобы разобраться в ней, мы задали несколько вопросов депутату Народного Совета ДНР, члену политсовета ОО «Патриотические силы Донбасса» Александру Семенову.

Три вопроса к ДНР

Александр Александрович, мы слышим о кампании по дискредитации «Востока» и «Патриотических сил Донбасса»? Что говорит в пользу того, что такая кампания действительно ведется?

Безусловно, такая кампания ведется. Утверждать это позволяет цепь последних событий вокруг нашей организации. Это и принуждение владельцев помещений, где размещались наши общественные приемные, разрывать с нами договора аренды, для того, чтобы наши приемные закрылись.

На днях «арестовали», не подберу иного термина, бесплатные автобусы, которые мы запустили по маршруту, связывающему центр Донецка с самыми пострадавшими окраинами – микрорайоном Октябрьский и Админопоселком. Кто-то посчитал, видимо, что теперь все люди в ДНР живут как отдельные чиновники, у каждого личный автомобиль с бесплатным горючим и персональным водителем, зачем еще какие-то автобусы, надо их убрать с маршрута. А ведь это далеко не так, люди нуждаются в таком общественном транспорте.

Уже давно и последовательно ведется борьба с символикой «ПСД», которая в том или ином виде находилась на улицах городов: бигборды с нашими логотипами либо растяжки. Доходило даже не до смешного, а до кощунственного – под каток вымарывания «Патриотических сил Донбасса» в свое время попали и плакаты, на которых были изображения павших бойцов «Востока». Кто-то излишне ретивый и предусмотрительный решил, что это тоже политическая реклама и агитация, и в результате ребята, отдавшие жизнь за нашу Республику, оказались лишены права на светлую память после своей героической гибели. Иначе, чем святотатством, я это назвать не могу! Но таковы нынче реалии – чиновник и бюрократ незаметно стал важнее бойца и ополченца. Как госуправленец скажет, так будет, а дело солдата, воевать где-то на передовой и не мешать чиновнику править государством.

Какие цели преследовали «Патриотические силы Донбасса», разворачивая акции, о которых вы говорили: открытие общественных приемных, юридической помощи населению, бесплатные автобусы на Октябрьский и Первую площадку, наглядная агитация и пр.?

Это ни при каких обстоятельствах не может называться акциями. Иначе, нам придется под подобную политтехнологическую терминологию, которой во вред себе стало руководствоваться окружение первых лиц государства, подгонять все, что происходило до сегодняшнего времени. Вот вслушайтесь только: акция по провозглашению независимости республики, акция по защите Карловки, акция по обороне Саур-Могилы, акция по освобождению Ясиноватой, акция по удержанию линии фронта… Акция, акция, акция. Мы не маркетинговая компания, мы не финансовая пирамида, мы не «пробнички» независимости раздаем! На второй год войны пора уже отвыкнуть жить реалиями мошеннической Украины. Все что мы делали и делаем – это усилия для того, чтобы люди тут – раз! – жили, и – два! – жили по возможности безопасно. Насколько это возможно в условиях войны, которую у нас отчего-то стараются не замечать.

Обратите внимание, у нас уже год, куда ни глянь, мирное строительство, праздники и посевная. А то, что Ясиноватский пост, к примеру, сдали-отбили, это там, наверное, кино снимают?! И «двухсотых», «трехсотых» оттуда вывозят, это просто цифры, никакие не реальные люди?! А это не так. Идет война, людям тяжело, и людям надо помогать. И чем больше сил найдется, которые сумеют подставить простым людям плечо, тем лучше.

Мы же не узурпируем сферу деятельности, о которой вы спрашиваете. Больше того – мы и не ждем от нее никаких дивидендов. Мы просто ощущаем себя патриотической силой – слово «сила» не случайно в нашем названии – которая пока в состоянии помочь людям, находящимся в заведомо более слабом состоянии. Когда возникла напряженность между «ПСД» и властями связанная с автобусами, мы сняли с транспорта всякую символику – пусть просто ездят. Людям нужно попасть из обстреливаемых окраин в центр.

Мы разместили на пустующих бигбордах лица наших погибших ребят, потому что для нас их подвиг свят. А в глазах «политтехнологических» ребят из властных коридоров, которые, как кажется, не уходили оттуда последние лет десять, сразу защелкали счетчики и маркеры – узнаваемость, рейтинги, электорат, выборы. Им же люди не нужны, они-то и людей в жизни никогда не видели и не встречали: только такие функционеры, как они сами, и цифры в социсследованиях и ведомостях проголосовавших – вот что для них человечество.

Вы депутат НС ДНР. Как ваши коллеги по парламенту оценивают последние события: поддерживают, осуждают, отгораживаются от происходящего?

Депутат депутату рознь. Поименно никого называть не буду, но есть разные. Находятся такие, знаете, бойкие, которые маршируют впереди колонны, что выстроили против нас. Они мне напоминают бойкого зайца из известного мультфильма, когда он с барабаном вышагивает. Ну, и уши торчат-то, уши торчат. Да, таких единицы, просто уши и крикливость делают их более заметными на общем фоне.

Есть группа депутатов Народного совета, разделяющих нашу позицию. Их не так много, но они тоже есть.

А большинство депутатов ведет себя сдержанно. Многие из них связаны неверным, каким-то превратно истолкованным медицинским пониманием текущей ситуации. Они, как врачи, говорят себе «не навреди» и стоят, опустив руки. Ошибочно полагая, что любые резкие движения сейчас Республике во вред, поэтому пусть все развивается, как развивается, старшие товарищи плохого не посоветуют. А «старшие товарищи», во-первых, всего могут не знать, во-вторых, могут недопонимать, в-третьих, их тоже можно ввести в заблуждение, а в-четвертых, и это очень важно, они, ведь, тоже ответственны за происходящее здесь. А потому заинтересованы, как всякие чиновники, до последнего выдавать желаемое за действительное. Для них, вернее, для части из них, важно, чтобы картина здесь выглядела такой, какой они сами рисовали ее весьма длительное время. А потому они будут давать, где сигналы, а где приказы, по возможности недостатки не выпячивать. Какой у них главный аргумент? Не предоставлять врагам лишний повод для критики. Это же, знаете, все равно, что в 1929 году, например, советское общество в своей деятельности ориентировалось бы не на газету «Правда», а на то, что напишут белоэмигранты в парижских «Последних новостях» или нью-йоркском «Новом русском слове».

Планируете ли вы поднимать вопрос о давлении на «Патриотические силы Донбасса» в стенах парламента, на какой-либо комиссии и пр.?

Пока и в ближайшем будущем не планируем. Делаем так, потому что отдаем себе отчет о нынешних политических реалиях. С другой стороны, вы же знаете, что в Народном совете создана и работает комиссия о причастности Александра Ходаковского к фактам незаконного завладения имуществом. Не хочу давать ей уничижительную оценку, все же это парламентский орган, но скажу, что, если в ходе ее деятельности, члены комиссии будут руководствовать здравым смыслом, а не прислушиваться к поступающим рекомендациям, то комиссии придется перенаправить вектор обвинения. Вместо того, чтобы заниматься фейковым разбирательством, она будет вынуждена дать оценку ситуации, которая складывается и в общественном поле республики, в целом, и вокруг «Политических сил Донбасса», в частности.

Александр Ходаковский в своем блоге говорит о том, что парламентарии НС, связанные с «Патриотическими силами Донбасса» могут быть лишены депутатского статуса. Насколько это реально? Готовы ли вы к такому развитию событий? Будете бороться или уйдете с гордо поднятой головой?

Припоминая известные события вокруг Андрея Пургина, скажу, что исключать нельзя ничего. Хотя пока не было реальных действий в этом направлении: запросов, решений каких-то профильных комитетов и т.п. Что же касается борьбы, то, как вы понимаете, вопрос о моем, к примеру, депутатстве не может зависеть от лично моего голосования по этому вопросу. И, если уж вести речь о борьбе, то это будет борьба в душе каждого, отдельно взятого депутата, из той, самой большой группы, о которой я говорил. Если он захочет и дальше ощущать себя винтиком, а не представителем воли народа на вершине власти – исход предсказуем. Если же это действительно избранники народа, который «никто не ставил на колени и никому поставить не дано», то возможны варианты.

Какие последствия для будущего внутриполитического устройства ДНР может иметь нынешняя ситуация вокруг «Патриотических сил Донбасса»?

Я считаю, что сейчас Донецкая Народная Республика переживает свой очередной момент истины. Поскольку государство наше молодое, то таких важных «точек принятия решения» у нее еще будет много в весьма сжатый предстоящий исторический период. Вот одна из них и очень важная. Хочу напомнить, что в последнее время общественная мысль последовательно рисует знаки вопроса около каждой буквы в аббревиатуре ДНР. Давно обсуждается – народная это республика или не народная? Сейчас, по сути, решается вопрос – а республика это, вообще, или нет? Такими темпами мы дойдем до того, что вопросительный знак будет стоять сразу после первой буквы – а Донецкая ли, вообще? Но это в самом наихудшем варианте. А если ситуация будет развиваться разумно, на что я тоже возлагаю определенные надежды, то вполне возможно, что все вопросы отпадут сами собой.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »