Читать
Закрыть
Екатерина Шило - 22 мар 15:30  Версия для печати

Наука, ты думаешь про нас?

Спустя два года конфликта на Донбассе украинские ученые опубликовали собственное видение будущего региона. Оторванность науки от жизни, которая была большой проблемой и в довоенное время, сейчас, похоже, достигла апогея.

Наука, ты думаешь про нас?

16 марта президиум Национальной академии наук Украины представил Администрации президента и СНБО Украины Национальный доклад «Политика интеграции украинского общества в контексте вызовов и угроз событий в Донбассе». Желающие могут скачать полную версию здесь http://www.idss.org.ua/monografii/2016_dopov_Donbas.pdf. Мы же, в рамках данной публикации, остановимся сугубо на экономическом аспекте полета украинской современной научной мысли.

С одной стороны похвально, что к рассуждениям о судьбе Донбасса в Киеве решили привлечь не только бесноватых депутатов, отморозков из числа радикальных группировок, национально ангажированных политологов и волонтеров, а также действующих и отставных министров обороны. Высказать свою непредвзятую точку зрения на процессы решились и украинские ученые, в числе которых довольно много донецких, бывших или нет – решать уже им.

Авторами и причастными к публикации указано более 90 (!) кандидатов и докторов наук. В пересчете на 363 страницы труда, это должно было бы свидетельствовать о монументальности работы и значимости проблематики для украинского научного сообщества.

В творческий коллектив попали и видные представители донецкого Института экономики промышленности, окна в здании которого были неоднократно выбиты осколками украинских снарядов. Но об этом деликатном моменте тактичные донецкие «науковци» постарались умолчать. Видимо внести в научную публикацию «теорию самообстреливания» не позволили коллеги-физики, а про подвиги вояк АТО рассказывать моветон. Зато «хороший тон» в навязывании представления о «российской агрессии», «боевиках» и «войне с Россией» выдержан на 100%.

Сомнения в научном подходе авторов начинаются уже на 6 странице документа. Так, ученые утверждают, что «по разным оценкам, только восстановление разрушенной инфраструктуры [Донбасса] будет стоить $ 15-18 млрд, которых в Украине нет. Поэтому при отсутствии масштабной международной помощи - не кредитной, а грантовой - большая часть оккупированных сегодня территорий останется индустриальной пустыней, что не повысит шансы на реинтеграцию местного населения». Учитывая, что впереди еще более 300 страниц, появляются подозрения, что далее последует научная фантастика, так как описание реальных перспектив на этом можно и закончить. Интегрировать регион Украина с постмайданной экономикой не способна, а пассаж про международную помощь – не более чем привычная мечта грантоедов, в том числе, и попавших во власть.

Так все-таки, кто кого кормит?

«События на Донбассе имеют и экономическое, и очень важное психологическое влияние на украинское общество и украинское государство. Миф о том, что Донбасс кормит всю страну (который очень долго - и, стоит отметить, довольно удачно - формировали местные власть имущие) очень прочно укоренился в сознании местных жителей, но сейчас разрушен суровой реальностью. И если этого еще не понимают жители оккупированных территорий, то все глубже осознают те, кто их оставил, кто прозябает вблизи так называемой линии разграничения, кто работает на предприятиях Запорожской, Днепропетровской, Харьковской областей».

Наука, ты думаешь про нас?

Итак, наконец-то, «кормящий миф» развенчан, и Украина может начинать процветать, и пусть молчит налоговая, которая во вред имиджу остальной Украины до сих пор называет крупнейшими плательщиками в госбюджет компании и предприятия Ахметова, в основном работающие на Донбассе. Но буквально в паре абзаце от этого посыла, авторы констатируют, что одним из главных «пострадавших» оказался госбюджет, который, с одной стороны, стал получать меньше налогов, с другой – вынужден выплачивать хоть куцую, но социальную помощь переселенцам и жителям подконтрольных территорий, потерявших работу. Бюджетные потери от конфликта в регионе авторы оценивают в 20% экономического потенциала страны, включая ориентировочные доходы и валютные поступления. То есть 2 области приносили 1/5 часть денег, а 22 оставшиеся выходит, их за это «кормили»?

Кроме того, как констатирую авторы, в результате конфликта значительно пострадала экономика страны в целом, создалась целая цепочка потерь торговых контактов и кооперационных связей для предприятий из других регионов. Плюс, «существуют очень серьезные риски и угрозы, в том числе экономического характера, дальнейшему развитию Украины. Среди основных надо назвать ряд маркетинговых и логистических угроз, прежде всего, сельскому хозяйству, пищевой промышленности, энергетике, транспорту, чья деятельность традиционно связана с рынком России, Донецкой и Луганской областей. Бизнес нуждается в государственной помощи, прежде всего информационной, но не только, в поиске новых рынков, в налаживании новых внешнеэкономических связей. Близость к зоне боевых действий практически обесценивает для инвесторов, как внешних, так и внутренних, привлекательность индустриально развитых районов Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей».

Противоречия на этом не заканчиваются. Признав, что денег даже на восстановление, не говоря уже о развитии региона в случае его успешного завоевания, у Украины нет, авторы не поленились подробно изложить свою, утопическую, концепцию реорганизации промышленного комплекса Донбасса.

Тяжелая промышленность: мы наш, мы новый мир построим

С поправками на артиллерию и рентабельность, ученые все-таки согласны, что основные производства Донбасса в угольной, металлургической и химической отраслях стоило бы сохранить. Они, конечно, устарели и экологически небезопасны, и выпускают не самую технологически продвинутую продукцию, сетуют ученые, но надо. Откуда у научного сообщества такой скептицизм, если даже в нынешних условиях без донбасского угля Украинская энергетика нежизнеспособна, а предприятия ГМК приносят свыше 100 млн. долларов выручки в месяц, понять сложно. Впрочем, на то это и научный труд, чтобы звать читателя «через тернии к звездам», отрывая от приземленных реалий.

Что же, по мнению сотрудников институтов, может стать направлениями структурной модернизации промышленности Донецкой и Луганской областей?

А это «расширение промышленного освоения угленосных площадей путем строительства новых шахт на основе новейших технологий, способных обеспечить рентабельность угледобычи». Не беда, что Украина за 25 лет не смогла достроить одну единственную шахту №10 «Нововолынскую». Что же касается новейших технологий и рентабельности, то стоило бы напомнить, что рентабельность зависит от конъюнктуры угольного рынка и необходимых капиталовложений. При устойчивом снижении цен на топливо в мире «новейшие технологии» не окупятся никогда. Кроме того, по довоенным данным ДонУГИ, основная масса угольных запасов в Украине сосредоточена в подземных залежах в тонких и средних пластах, то есть их разработка никогда не будет сверхдешовой. В стране только один угольный бассейн, подходящий для открытой разработки, которая действительно рентабельна в большинстве стран мира. Это Александрийский буро-угольный бассейн, уничтоженный еще после первого майдана.

Наука, ты думаешь про нас?

Кроме того, доктора и кандидаты наук предлагают ускорить «внедрение технологий подземной газификации угля в неперспективных для традиционной добычи залежах; замена в химической промышленности природного газа на продукты газификации угля; создание производства синтетических аналогов нефтепродуктов из угля» . Забывая, что это планировалось «злочынной владой» в программе сотрудничества с Китайским банком развития, подписанной президентом Януковичем. Объем китайских инвестиций должен был составить 3 млрд. долларов, выделяемых как в денежном виде, так и в виде современного добычного, проходческого и перерабатывающего оборудования. Первые этапы программы даже начали реализовывать в 2013 году на шахте им. Мельникова в Лисичанске, но власти с майдана программу фактически заморозили, экономические отношения с КНР испортили, и теперь рассуждения украинских ученых о газификации углей выглядит то ли как неумелый копирайт из старых работ, то ли как откровенное издевательство.

Перспективной украинским ученым видится «замена коксового и доменного производства на производство брикетированного губчатого железа». Другими словами, они предлагают перейти с одних полуфабрикатов на другие полуфабрикаты. Ведь губчатое железо используется в качестве основного шихтового материала, как заменитель стального лома для выплавки стали в основных дуговых печах и индукционных печах, которых в украинской металлургии кот наплакал.

Между делом, предлагается «возрождение металлургической отрасли на новой индустриальной основе, с использованием новейших технологий для добычи сырья и утилизации продукции и отходов, усовершенствование ассортимента металлургической продукции с акцентом на высокотехнологическом сегменте с учетом индивидуальных потребностей и требований заказчика». В переводе на русский язык – это даже не полное техническое перевооружение, а строительство новой индустрии. Иосиф Виссарионович, конечно, гордился бы тем, что потомки используют его идеи, но без его управленческой и экономической систем это утопия, не воплощенная в жизнь и в значительно лучшие для металлургов времена.

В качестве реверанса модным экологическим трендам в работе содержится идея «трансформации металлургии в вид промышленной деятельности, функционирующей по принципам «зеленой экономики», что будет способствовать достижению отраслью требований по защите окружающей среды в рамках международных обязательств, в том числе и Соглашения об ассоциации с ЕС». То, что пресловутое Соглашение не читали политики и рядовые сторонники майдана – это факт, но доктора экономических наук должны были понять, что это не «международные обязательства», это обязательство закрыть собственную промышленность и не мешать европейцам делать бизнес? Зачем же на такое ссылаться в «положительном» труде о перспективах, если их нет.

Наука, ты думаешь про нас?

Не забыты в работе и следующие технологические переделы. Например упоминается, «обеспечение ускоренной структурной перестройки машиностроения, обновление основных производственных фондов с целью создания прогрессивной материально-технической основы для переоснащения других отраслей промышленности региона современными наукоемкими технологиями; стимулирование интеграции машиностроения с фундаментальной наукой с целью развития отрасли точного машиностроения и производства высокотехнологичных средств, которые будут использованы в перерабатывающие промышленности для получения конечной продукции с высокой добавочной стоимостью». Машиностроители должны сказать спасибо, что им хоте не предлагается построить все с нуля как металлургам. Что же касается переоснащения, то, помнится, до войны отечественные заводы закупали как раз европейскую технику, что бы повысить качество производства. Если уважаемая редколлегия предполагает в начале самим создать высокоточные станки, а потом на них все остальные станки, то процесс может затянуться до бесконечности.

Конечно, для интересующихся темой читателей, ничего нового украинские ученые в этот раз не сказали. О необходимости модернизации и угольного, и металлургического производства, внедрения энергосберегающих экобезопасных технологий до войны был написан не один фолиант газетных статей, бизнес-проектов и научных монографий. Но. Модернизационные процессы в базовых отраслях отечественной индустрии всегда упирались в финансовую сторону вопроса. Даже в годы, когда металл на мировых рынках был дорог и отрывался с руками, собственники метзаводов ограничивались частичной заменой оборудования без фундаментальных преобразований. Фактор жадности наших капиталистов, конечно, сыграл не последнюю роль, но, объективно, и бессребреники не вложились бы в имеющиеся средства, чтобы перестроить заводы и шахты по последнему слову техники. В последние же годы стоимость металла на внешних рынках стабильно снижается, как и спрос, и даже без военных действий отрасль серьезно потеряла в объемах производства и прибыли. Говорить о коренной перестройке мощностей сегодня просто неактуально. Добить имеющееся можно, что ускорит скатывание Украины к аграрной «далеконесверхдержаве», а вот построить новое проблематично.

Кстати, уважаемые ученые от экономики должны прекрасно понимать, что каждая копейка хоть государственных, хоть частных, хоть «грантовых» средств, должна вкладываться под четкий проект со сроками возврата. Но, даже примерного расчета затрат мы в Национальном докладе не нашли. Что, в общем, и правильно, не стоит лишний раз подчеркивать, что это научно-фантастический, а не практический труд.

Инновационные инновации должны инновациировать

К такому подзаголовку привело чтение нескольких разделов доклада, посвященных «инновационной политике», «инновационным методам управления» и в целом внедрению «инноваций» во все, до чего можно дотянуться. Модное слово, популярное в менеджерской среде как заклинание для призыва инвестора, кажется ,окончательно затмило разум составителям документа. «Сегодня уже очевидно, что Украина не сможет обеспечить устойчивый экономический рост без реструктуризации своей экономики, направленной на ускоренное развитие новых (инновационных) видов деятельности. Особую значимость процессы инновационных преобразований приобретают для восточных областей Украины. Технологическая устарелость экономики Донбасса, структурная разбалансированность промышленного комплекса, в котором преобладают отрасли со слабой инновационной восприимчивостью и низкой наукоемкостью, оставались насущными проблемами региона в течение многих лет. Экономический кризис, продолжающийся вооруженный военный конфликт на востоке Украины только усилили к ним внимание, заставили признать, что инновационная деятельность является ключевым фактором возрождения промышленного потенциала региона, обеспечения экономического роста и последовательного повышения уровня и качества жизни всех категорий населения. В то же время, раскрытие потенциала областей в сфере инноваций является долговременным и сложным процессом, который требует проведения целенаправленной и последовательной инновационной политики. Инновационная модернизация промышленности Донецкой и Луганской областей должна проводиться с целью удовлетворения не только региональных, но и общенациональных интересов и, в первую очередь, укрепление экономической и энергетической безопасности страны», - заявляют авторы перед тем, как пустится во все тяжкие.

В качестве примеров успешной инновационной деятельности украинские ученые приводят реализованные механизмы государственно-частного партнерства и инвестиционных проектов для развития информационных технологий в Индии (действительно, IT производство завоевало значительную долю мирового рынка, но в самой стране только 50% процентов семей есть доступ к туалету, и лишь 11% этих туалетов подключены к централизованной системе канализации), создании лососевых ферм в Чили (актуальный опыт для степи), швейной промышленности в Бангладеш (что случилось с украинским текстилем?), производства футбольных мячей в Пакистане и микроволновых печей в Корее, выращивании цветов на продажу в Колумбии (кажется, Пакистан и Колумбия лидируют несколько в другом сегменте мировой торговли? Впрочем, он тоже в какой-то мере инновационный).

Инновации в Донбассе, по мнению украинских ученых, могут превратить регион в Силиконовую долину или в Детройт (в хорошем смысле этого слова). «На Донбассе как новый вид деятельности можно рассматривать производство микроэлектроники (различных электронных компонентов - микросхем, процессоров, микропроцессоров и т.д.), которая применяется в любом современном оборудовании - телевизорах, гарнитурах, стабилизаторах, персональных компьютерах, мобильных устройствах, бытовых осветительных приборах, даже в энергосберегающих лампах. На производство микроэлектроники можно было бы сориентировать металлургические и химические предприятия региона, а главный компонент - кремний - закупать на ОАО «Завод полупроводников» (г. Запорожье). В настоящее время производственные мощности завода позволяют производить до 13 тыс. тонн поликристаллического кремния в год», - пишут светила экономических наук, вызывая приступы смеха и паники у людей с техническим образованием и просто дружащих со здравым смыслом.

Наука, ты думаешь про нас?

Даже не будем говорить о стоимости подобных технологий и перспективе вложения таких средств хоть со стороны государства, хоть от частных инвесторов, раз об этом стесняются писать сами экономисты. Остановимся на том, что производство подобных элементов в нашем пыльном степном регионе – затея сомнительная даже с первого взгляда, а уж вспомнив дичайшую конкуренцию в этой сфере на мировом рынке, лучше сразу вернуться к колумбийским цветам и чилийскому лососю. Но авторы, в отличие от нас, оптимисты, и считают что благодаря тому самому Соглашению об ассоциации с ЕС: «перспективна идея расположения на подконтрольных Украины территориях Донбасса производственных мощностей мировых производителей микроэлектронных компонентов - Intel, Qualcomm, Micron Technology, Texas Instruments, Broadcom Corporation, которые охватывают более 30% мирового рынка микроэлектронных компонентов, для насыщения продукцией внутреннего рынка и экспорта в ЕС». Хотелось бы посмотреть как чиновники Евросоюза, которые квотами перекрыли Украине доступ к тем сегментам своего рынка, где она могла бы конкурировать, лоббируют «жевтоблакитный хайтек». Но этого зрелища, мы, увы, не увидим.

Еще одни мировые гиганты, которые смело могут занимать очередь на приход в Украину за IT-шниками, это автомобилестроители. По мнению авторов доклада, государственная инновационная политика, некоторые налоговые преференции и, еще одно популярное слово, реформы, смогут привлечь в регион подобных инвесторов: «Например, благодаря реформам, Словакии удалось стать гигантом автопрома. Здесь построили свои заводы Volkswagen, Peugeot, Kia Motors, которые продолжают развивать производство. Открытие таких заводов в Донецкой области помогло бы расширить внутренний рынок потребления металла (о чем постоянно говорят донецкие металлурги), занять имеющуюся рабочую силу (например, переквалифицировать работников по производству шахтных комбайнов на выпуск комплектующих авто), повысить уровень жизни».

Кстати, в контексте роли пресловутых инновационных производств в диверсификации рынка занятости, отметим, что ни предприятия микроэлектроники, ни отверточная сборка автокомплектов, а ничего другого Украине не доверяли и в прошлые годы, не создают значительного количества рабочих мест. Кроме того, если по статистике одно рабочее место в тяжелой индустрии стимулирует создание 6-8 рабочих мест в смежных отраслях и сфере социально-бытового обслуживания, то такая занятость для общества полезна на уровне с частным предпринимательством – сам себя кормит, и то хорошо. Зато, не известно, сознательно или нет, но в долгих рассуждениях об инновационных преобразованиях экономисты таки назвали одно «несомненное» конкурентное преимущество, полученное Украиной после майдана. По их данным, рабочая сила в «европейской стране» по состоянию на август 2015 года стала почти в 4 раза дешевле, чем в Китае (195,44 дол. США против 740 дол. США). Это достижение, однозначно!

Почему «инновационные производства» предлагается открывать только в послевоенном Донбассе и что мешает устроить тот же автобум уже сейчас, например, в Запорожье, где недавно окончательно умер последний отечественный автопроизводитель, осталось загадкой. То ли власти не те реформы и инновации проводят, то ли слово «инвестор» в Украине зря считают синонимом к слову «дурак», и в постмайданную экономику с камикадзе у руля деньги нести не готов даже МВФ, не говоря уже о коммерческих компаниях.

Заграница нам поможет

Как мы уже отмечали, о деньгах в докладе стараются особо не говорить. Зато значительная часть документа посвящена их потенциальным источникам: кредитам, грантам и инвестициям из Европы.

Не совсем понятно, почему в 2016 году, после двух лет откровенных провалов во внутренней и внешней политике, авторы утверждают, что «новый международный имидж Украины» все еще можно монетизировать: «Рассматривая экономическую интеграцию с ЕС как инструмент и этап всестороннего устойчивого общественного развития Украины, главным условием последнего необходимо признать проведение системных реформ, которые способны изменить институциональное строение страны, преодолеть общественные расколы, завершить формирование полноценной системы европейских ценностей и отношений. Реализация возможностей, которые открывают новые реалии после событий на Донбассе, в частности развитие современной экономики, развитие конкурентоспособного производства на основе привлечения инвестиций и внедрения передовых технологий, дает реальный шанс для формирования нового имиджа Украины в мире как страны широких экономических возможностей, привлекательной для инвестирования. Самостоятельной игре на международном уровне будет способствовать и дистанционирование от России, которая применяла немалые пиар-усилия для поддержки в мире мысли о несостоятельности украинского государства, о его добровольном пребывании в сфере влияния РФ. События на Донбассе, как бы к ним не относились в разных странах, разрывают иллюзорность такой позиции. Это дает шанс стимулирования глобальной моды на Украину. В случае преодоления международной информационной пассивности и примитивности, которая до сих пор характеризует деятельность соответствующих государственных и корпоративных структур, временный интерес к Украине может быть преобразован в постоянный и предметный экономический интерес».

Наука, ты думаешь про нас?

Откровенно говоря, подобные рассуждения были хороши в 2004 году, когда Запад в первый раз привел к власти своих ставленников и с умилением потирал руки от грядущей демократизации Украины. В 2014 году отношение к майдану версии 2.0 было уже попрохладней, но все же внушало некоторым оптимизм. В 2016 году заявление, что развал собственной экономики – это доказательство того, что Украина от России не зависит – это детсадовская истерика по поводу одевания шапки. Не более того. Что касается внешнеэкономического имиджа, то отказ от возврата долга РФ, срыв ряда крупных контрактов с Китаем, выход из совместного космического проекта с Бразилией по строительству космодрома «Алькантара», поверьте, создает представление о стране значительно быстрее, чем выездные парады вышиванок в Давосе.

Зато, умей украинские СМИ читать, они бы почерпнули массу новых аргументов для прозападной экономической пропаганды. Ведь, по мнению многочисленного научного коллектива: «Приход в Украину тех коренных транснациональных корпораций, которые являются непосредственными носителями мировых брендов в области продукции, услуг, менеджмента и ценностей, следует считать возможностью, поскольку они являются единственной по мощности альтернативой оффшорным и олигархическим структурам, составляющих субъектный стержень предыдущей сырьевой феодальной модели экономики Украины».

Стоит напомнить, что последние активы, оставшиеся в Украине, в данный момент активно готовятся к приватизации (подробнее смотрите http://patriot-donetsk.ru/3599-pod-shumok-ohoty-na-krolya.html). Если противиться самой идее финальной распродажи госсобственности сейчас в Украине некому, так как право голоса есть только у представителей около либеральной тусовки, то за саму собственность готовятся повоевать в первую очередь местные олигархи. Российских конкурентов они уже, руками депутатов, исключили, а вот прихода ТНК откровенно опасаются.

Конкурировать с транснациональными монстрами, чьи бюджеты превышают бюджеты некоторых стран, национальные капиталисты не могут по определению. И вот, такой «подарок» от науки: «Современные ТНК, исключая фиктивные и непрозрачные псевдокорпорации, являющиеся прикрытием теневой экономической деятельности, являются транспарентными глобальными игроками с проверенной репутацией, широкой диверсификацией. В условиях корректного построения отношений они способны не только привести капитал, но и повлиять на формирование прозрачного предпринимательской среды, на развитие конкуренции, способствовать поддержке политических и властных гарантий собственности и социально приемлемой свободы экономической деятельности. Их деятельность становится образцом и вызовом местному бизнесу. Поскольку, во-первых, эти корпорации привыкли к цивилизованным правилам игры, а, во-вторых, одним из условий прихода иностранных корпораций является поддержка со стороны стран их происхождения, приход ТНК способствовать снижению влияния украинских монополий и олигархов на формирование правил игры в отечественной экономике». В общем, экономические добрые феи, которые и государству помогут, и местный бизнес обучат и цивилизуют. И почему это Африка и Латинская Америка, откуда основная масса этих корпораций начинала славный путь, до сих пор не вошли в «золотой миллиард»?

Подобный оптимизм излучают и страницы, посвященные грантам ЕБРР и привлечению европейских инвесторов в рамках Соглашения об ассоциации. С их помощью ученые рассчитывают реализовать известный тезис о том, что кризис может стать толчком для роста.

«Потери, уже понесенные Украиной, могут быть компенсированы, а обнаруженные угрозы преодолены, если общество и государственное управление используют новые внутренние и внешние возможности, превратив их в весомые движущие силы экономического и социального развития страны», - заверяют они, и предлагают основные шаги, которые мы также позволим себе прокомментировать:

- открытие новых внешних рынков благодаря новому имиджу страны и лучшей информированности мира о ней (благодаря новому имиджу старые рынки уже безвозвратно потеряны. Еще пара-тройка таких имиджевых мероприятий, и новые начнут строить стену на границе);

- шанс ликвидации сырьевой феодальной модели хозяйствования и открытие благодаря этом, страны для захода в экономику брендовых производителей, перенесения части иностранных капиталов и производственных звеньев из России на территорию Украины (в то, что нынешние правители могут ликвидировать что угодно верится легко, а вот построить нечто не то что привлекательное, но и хоть как-то пригодное для жизни - это не к ним);

- стимулирование давления по необратимости и ускорению реформ в политике и госрегулировании экономики (необратимость – слово, которое редко имеет хорошее продолжение);

- активизация человеческого потенциала как в сфере предпринимательства, так и в сфере формирования рабочей силы, самозанятости, образования и социальной активности (подготовка сторонников новых майданов должна идти инновационно и интенсивно, стране с такими перспективами они обязательно понадобятся).

К сожалению, или к счастью для утомленного читателя, в одной публикации невозможно охватить все изложенное в указанном докладе. Для тех, кого все-таки заинтересовала украинская экономическая научная мысль, рекомендуем прочесть текст полностью, поверьте там еще очень много любопытных выкладок и примеров. Мы же просто констатируем, что как научный подход к экономике в Украине окончательно выродился. О том, что волнует украинских экономистов больше производственных и финансовых вопросов, мы расскажем в следующих материалах.
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости