QR-код адреса статьи


Италии всё равно

Италии всё равно

Украинский МИД — организация, крайне смутно представляющая себе европейское законодательство и потому каждый раз, когда речь заходит о раздражающих его событиях, безуспешно прикладывающая усилия, чтобы добиться неких действий, которые страны ЕС должны предпринять в нарушение собственных законов

Поговорка «что в лоб, что по лбу» очень точно описывает такую поведенческую модель. Упрямо ломиться в одни и те же ворота, смутно догадываясь, что ты в очередной раз разобьёшь буйную башку о неприступное препятствие, — что может быть увлекательнее и эффективнее, если речь идёт о рачительном расходовании бюджетных средств.

На сей раз внешнеполитическое ведомство Украины выразило протест в связи с открытием в Вероне представительства Донецкой народной республики. Это уже вторая подобная общественная организация в Италии. Первая была зарегистрирована ещё три года назад в Турине. Здесь важно указать на то, что ни одна попытка украинских посольств в странах ЕС добиться закрытия представительств ДНР не увенчалась успехом. А география присутствия республики в европейском пространстве продолжает неуклонно расширяться. В 2017 году организации, деятельность которых — классическая модель народной дипломатии, появились в Чехии, Греции, Франции.

Ещё в самом начале боевых действий в ДНР и ЛНР стали приезжать иностранцы из европейских стран и даже из США, чтобы защищать их с оружием в руках в рядах ополчения. Было даже сформировано что-то вроде интербригад, которые укомплектовывались иностранцами. Добровольцами становились в основном представители различных левых и антифа-организаций и движений.

Сегодня количество зарубежных гостей в ДНР заметно снизилось. Главным образом потому, что воспринявшие протестные события в Донбассе как социальную революцию ребята с левыми взглядами поняли, что слегка заблуждались. Социальный порядок в республиках оказался типичной постсоветской системой — вполне себе капиталистической, но ещё отягощённой (или скорее компенсированной) властью патриотической номенклатуры и бюрократии.

Тем не менее это добровольческое движение, не став значимым фактором обороны, превратилось в своего рода кружок поддержки республик в своих странах. Конечно, деятельность представительств носит отчасти камерный характер.

Они могут лишь пытаться распространять правдивую информацию и о происходящем в зоне конфликта, и о неонацизме, прочно вставшем на ноги на Украине. Никаких дипломатических функций у общественных организаций нет и быть не может.


С этим, кстати, связан один любопытный правовой казус. МИД Чехии попытался через суд закрыть представительство ДНР в Остраве, однако в ходе судебного разбирательства защита сумела доказать, что общественные активисты, если они не нарушают закон, могут называть себя как угодно. Хоть посланниками внеземной цивилизации или почётными консулами Атлантиды. И под юрисдикцию МИД их деятельность не подпадает.

Похожим образом дела обстоят и в других европейских странах. Каждый раз, когда то или иное украинское посольство бросалось грудью на амбразуру, местные власти скучно и обстоятельно разъясняли, что ДНР и ЛНР они не признавали и планов таких на перспективу не имеют, а что касается общественных организаций, то те вправе осуществлять любую не нарушающую закон деятельность. Власти не имеют полномочий закрывать их только потому, что украинцам не нравится их самоназвание.

Можно было бы оставить без внимания и открытие нового представительства ДНР, чтобы не нарываться на очередной конфуз, но украинскому МИД мало, видимо, демонстрировать, что свой хлеб он ест не зря. Очередной протест ожидает судьба всех предыдущих: он, плавно покачиваясь, опустится в мусорную корзину, откуда перекочует на свалку, чтобы оказаться навсегда забытым примером полной бессмысленности и алогичности действий украинских дипломатов. Но что им до того! Раз они публично выразили своё недовольство, значит, они всё ещё прописаны где-то в европейском пространстве и стараются на него воздействовать. Такая пустопорожняя активность рассчитана не на результат, а на шумовые эффекты в рамках информационного поля.

Что же касается представительств, то они работали и будут работать. Не могу сказать, что их деятельность носит прорывной характер. Их мало, и в условиях неблагоприятного медийного контекста они мало что в состоянии сделать. Но, как говорится, вода камень точит. И не силой, а частым падением. Будем надеяться, что представительство в Вероне не последнее и в 2019 году республика обзаведётся новыми европейскими центрами. Хотя бы для того, чтобы украинский МИД имел возможность напомнить публике о своём существовании.

Андрей Бабицкий, RT


© 2016 Патриотические силы Донбасса
Вернуться назад