QR-код адреса статьи


Кризис в Венесуэле: мы приближаемся к точке совпадения интересов наиболее воинственных игроков

Кризис в Венесуэле: мы приближаемся к точке совпадения интересов наиболее воинственных игроков

Возможно, мы приближаемся к точке совпадения интересов наиболее воинственных игроков в Венесуэле

Для Мадуро участие внешних сил в венесуэльском кризисе может стать реальным способом вернуть себе поддержку со стороны военных. Такие радикальные фигуры, как Мария Корина Мачадо, открыто призывают к прямому военному вмешательству Соединённых Штатов, а у Трампа осталось на руках лишь несколько последних карт перед применением «насильственного решения». Реален ли демократический и мирный исход венесуэльского кризиса, читайте в материале Андрея Сербин Понта, директора по исследованиям Регионального координационного центра экономических и социальных исследований (CRIES).

24 февраля Диосдадо Кабельо, лидер силовиков-чавистов, пользующийся влиянием в вооружённых силах и обладающий значительной властью за спиной Мадуро, пообещал дождаться возвращения временного президента Хуана Гуайдо и устроить ему «тёплый приём» в аэропорту Майкетии, что могло быть истолковано только как прямая угроза задержания.

И всё же Гуайдо – ныне самая популярная политическая фигура Венесуэлы (опросы социологической службы Datanalisis показывают, что он получит 77% голосов, если будет соперничать с Мадуро на президентских выборах) – был встречен не военными или представителями спецслужб, а многочисленной толпой сторонников и дипломатами. Сотрудник пограничного контроля не препятствовал его въезду, а, скорее, облегчил ему доступ через зону VIP, используемую для правительственных чиновников и дипломатов. Из аэропорта он отправился прямо на манифестацию в Каракасе, лишь ненадолго остановившись на шоссе, чтобы поприветствовать своих сторонников в голливудском стиле. Судя по всему, Николас Мадуро и его союзники пришли к выводу, что политические издержки ареста такого высокопоставленного лидера оппозиции слишком высоки, и позволили ему относительно свободно продолжать свою деятельность в Венесуэле.

Возвращение Гуайдо было не только триумфальным актом неповиновения, но и завершением тура по латиноамериканским странам, которые поддержали его временное президентство.


Посетив Бразилию, Парагвай, Аргентину, Эквадор и Панаму, он смог встретиться лицом к лицу со своими сторонниками в этих странах и, что более важно, с руководством ключевых латиноамериканских стран, входящих в «Группу Лимы», которая выступает за смену власти в Венесуэле демократическим путём. Это немалый успех после важных, но достаточно разочаровывающих событий на границе при невозможности доставки международной помощи в Венесуэлу.

Но время идёт, и это хорошо для Николаса Мадуро. С 2013 года стало ясно, что время обычно играет на руку упорно цепляющимся за власть чавистам, усиливая деморализацию и демобилизацию венесуэльского общества, которое зачастую слишком истощено общими трудностями, чтобы идти на уличные протесты, не дававшие особых результатов в прошлом. Кроме того, участие в этих протестах довольно опасно, учитывая жёсткие контрмеры правительственных сил.

Между тем на самом высоком международном уровне, в Совете Безопасности ООН, возникла тупиковая ситуация из-за столкновения интересов различных держав. Два проекта резолюций, представленные Соединёнными Штатами и Россией, провалились.

Первая резолюция содержала призыв к демократическим выборам в Венесуэле и признанию Гуайдо временным президентом, но Россия и Китай наложили на неё вето, поскольку они интерпретировали документ как попытку подорвать легитимность Мадуро.

Российский проект с призывом к диалогу в стране, где традиции политического диалога не существует, получил 7 голосов против при 4 воздержавшихся. В то время как некоторые наблюдатели могут воспринимать это как провал обеих сторон, на практике это ещё один пример способности чавистов сдерживать инициативы на международном уровне благодаря накопленному бывшим президентом Чавесом политическому капиталу, хотя он и был частично растрачен за последние шесть лет.

Как бы то ни было, риски по-прежнему высоки: отсутствие выхода из политического тупика в сочетании с приближающимся социальным и экономическим коллапсом, экспоненциальный рост миграции, нынешнее отключение электроэнергии, в результате которого более половины страны лишилась электричества, а также невозможность достижения согласия между заинтересованными международными субъектами, такими как США, Россия, Европейский союз и Китай, усиливают влияние наиболее радикальных группировок в Венесуэле (как в рядах чавистов, так и оппозиции), которые требуют более жёстких мер для преодоления нынешнего политического кризиса.

Это означает, что мы, возможно, приближаемся к точке совпадения интересов наиболее воинственных игроков. Для Мадуро участие внешних сил в венесуэльском кризисе может стать реальным способом вернуть себе поддержку со стороны военных. Такие радикальные фигуры, как Мария Корина Мачадо, открыто призывают к прямому военному вмешательству Соединённых Штатов, а у Трампа осталось на руках лишь несколько последних карт перед применением «насильственного решения».

В этой ситуации такие многосторонние институты, как «Группа Лимы» и Европейский союз, становятся ключевыми инструментами для сдерживания экстремистов и направления усилий в сторону демократического и мирного исхода.

Андрей Сербин Понт, Международный дискуссионный клуб "Валдай"


© 2016 Патриотические силы Донбасса
Вернуться назад