Читать
Закрыть
От редакции - 11 ноя 08:23  Версия для печати

Почему даже энергокризис в Европе не гарантирует скорого запуска "Северного потока — 2"

Почему даже энергокризис в Европе не гарантирует скорого запуска "Северного потока — 2"

К началу ноября 2021 года мы наблюдаем заметный спад цен на европейском спотовом газовом рынке от недавних экстремально высоких значений. Ближние фьючерсные контракты на спотовый индекс цен на природный газ TTF торгуются немного дороже уровня €76 за МВт·ч. В пересчете на принятые в России единицы измерения это составляет порядка $930 за 1 тыс. кубометров. Между тем на пике осенней паники их цена доходила до $1937 за 1 тыс. кубометров, что стало новым историческим рекордом. Для сравнения: ровно год назад стоимость указанных фьючерсов составляла около €15,5 за МВт·ч. Это почти в пять раз дешевле их нынешнего уровня и примерно в 10 раз меньше максимального октябрьского значения.

Таким образом, цены на газ в Западной Европе остаются очень высокими. Сейчас становится понятно, что они существенно не понизятся вплоть до апреля-мая 2022 года. На это указывает динамика срочных контрактов на природный газ с исполнением в соответствующие месяцы. Указанная ситуация уже нанесла существенный урон энергоемким промышленным отраслям ЕС. В частности, еще в сентябре в Европе начали останавливаться заводы, производящие удобрения. Несколько менее сложная ситуация наблюдается в металлургической отрасли. В целом же сильный рост тарифов на электроэнергию наносит удар по всей экономике Евросоюза.

Надо понимать, что объединенная Европа далеко не единственный регион мира, столкнувшийся с угрозой острого энергетического кризиса к началу отопительного сезона в Северном полушарии. Схожая ситуация сохраняется и в Азии, и даже в такой крупной нефтегазодобывающей державе, как США. Вполне логично, что осенью 2021 года мы наблюдаем высокие мировые цены не только на природный газ, но и на иные традиционные виды топлива, такие как нефть и энергетический уголь.

Все это является неизбежным последствием массовой заморозки добывающих проектов, ставших в одночасье нерентабельными годом ранее на фоне глобального экономического спада. Свою негативную роль сыграла и текущая актуализация климатических инициатив в мировом масштабе.

Казалось бы, в подобной ситуации вопрос об одобрении начала поставок природного газа из России в Германию по новому газопроводу "Северный поток — 2" должен был решиться сам собой, без излишних заминок. Однако накал политических и экономических страстей вокруг этого многострадального проекта по-прежнему не ослабевает. Это связано со слишком большим количеством заинтересованных лиц. Попробуем разобраться в хитросплетении самых явных противоречий, связанных с указанным проектом.

Последнее препятствие?

В настоящий момент прокладка двух ниток "Северного потока — 2" завершена. Одна из них уже заполнена газом и полностью готова к запуску в эксплуатацию. Последним препятствием для начала поставок остается затягивающийся процесс сертификации компании Nord Stream 2 AG в качестве независимого газотранспортного оператора. Вопрос находится на рассмотрении Федерального сетевого агентства ФРГ (Bundesnetzagentur). Соответствующее решение должно быть принято не позднее января 2022 года. Оно потребует последующего одобрения со стороны Еврокомиссии, получение которого может занять еще около двух месяцев.

Таким образом, при самом благополучном исходе прокачка российского природного газа по новому экспортному маршруту может начаться не ранее весны следующего года. Однако с учетом позиции ряда противников проекта процесс его юридического одобрения способен затянуться и даже застопориться. Если указанный вопрос не решится до конца зимы, его актуальность для ЕС ослабеет как минимум еще на полгода. При таком сценарии Россия лишится тактического преимущества в переговорах.

Надо признать, что самым "тяжеловесным" противником "Северного потока — 2" были и остаются США. Напомним, что в результате введения адресных санкций в отношении этого проекта со стороны Соединенных Штатов строительство газопровода затянулось почти на два дополнительных года. Более того, в настоящее время группа сенаторов выступила за внесение весьма неприятной поправки в оборонный бюджет США на 2022 финансовый год. Она предполагает введение обязательных санкций в отношении оператора проекта "Северный поток — 2" — компании Nord Stream 2 AG.
Почему даже энергокризис в Европе не гарантирует скорого запуска "Северного потока — 2"Береговые сооружения газопровода "Северный поток — 2" в Любмине, 2021 год

Я бы не стал недооценивать значение этой новости. Особенности североамериканской законодательной практики позволяют продвигать лоббистские и политически мотивированные инициативы через механизм их прикрепления к более значимым и масштабным законопроектам, необходимость одобрения которых не вызывает сомнений.

Экономический интерес

Столь последовательная непримиримая позиция США обусловлена сложным сочетанием экономических и политических интересов в Европе. Напомним, что противодействие новому российскому газотранспортному проекту со стороны Вашингтона началось еще в разгар "сланцевой революции" в США. Тогда предполагалось, что североамериканские компании займут серьезную долю на рынке поставок сжиженного природного газа (СПГ) в Евросоюзе.

В нынешних реалиях нефтегазовые компании США оказались не в состоянии даже поспевать за увеличением внутреннего спроса на углеводородное сырье. Это уже вызвало серьезный рост цен на энергоносители. Поэтому в Соединенных Штатах сейчас всерьез заговорили о возможности запрета экспорта нефти и о распродаже запасов черного золота из стратегических резервов. Это необходимо для стабилизации цен на бензин, динамика которых в США традиционно является одним из самых важных политических вопросов.

Между тем существенная доля танкеров-газовозов из США теперь движется не в Европу, а в Азию, которая также вступила в достаточно серьезный энергетический кризис. В свое время представители Министерства энергетики США называли свой СПГ не иначе как "газом свободы", который призван экспортировать североамериканские ценности по всему миру. Но теперь выясняется, что этого "демократичного" газа недостает для того, чтобы обеспечить им всех желающих по приемлемым ценам.

К слову, текущий многократный рост спотовых цен на природный газ в Европе парадоксальным образом вызван последовательными попытками ЕС сделать свой энергетический рынок максимально конкурентным. Серьезная методическая ошибка Евросоюза заключается в том, что механизм широкой конкуренции хорош в относительно благополучных экономических условиях при избытке товара на рынке. Но он перестает работать желаемым образом в моменты дефицита. На такой случай стоит иметь гарантированный объем поставок по относительно стабильным ценам.

Собственно говоря, российская компания "Газпром" нацелена именно на схему работы с Европой по долгосрочным контрактам. Даже с учетом нынешних высоких цен средняя прогнозная стоимость экспорта компании в европейское дальнее зарубежье в текущем году прогнозируется на уровне $295–330 за 1 тыс. кубометров. Это в три раза ниже текущих спотовых цен в ЕС. К слову, дружественная РФ Республика Беларусь сейчас получает российский газ по цене $128,5 за 1 тыс. кубометров.

Политический интерес

Однако вопрос о доступе к премиальному европейскому газовому рынку не увязывается только лишь со стоимостью поставок и с их стабильностью. В нем неизбежно присутствует очень весомая геополитическая составляющая. Временное ослабление экономического интереса североамериканских компаний к газовому рынку Европы не отменяет более долгосрочных политических целей США в регионе. Интересы Соединенных Штатов в данном случае совпадают с интересами стран — транзитеров российского газа.

Обвинения России в использовании поставок энергоносителей в качестве инструмента внешнеполитического влияния уже давно стали "общим местом". Хотя они не лишены некоторых оснований, вместе с тем надо сказать, что другие крупные нефтедобывающие державы также не стесняются использовать сырьевой "кран" для достижения своих целей на мировой арене. Так или иначе, но, с точки зрения США и ряда европейских стран, российский газ все же приобретает необходимую степень "демократичности" в случае его транзита через территорию Украины и Польши.

Не секрет, что новый российский газопровод "Северный поток — 2" носит характер обходного маршрута мимо указанных государств. Очевидно, что возможность прокачки топлива в Германию по дну Балтийского моря без посредников позволяет экономить на стоимости транзита. Однако еще более значимым внешнеполитическим фактором для РФ становится возможность не зависеть от недружественной политики Украины и Польши.

В настоящее время "Газпром" не торопится наращивать поставки дефицитного газа в ЕС через эти страны сверх контрактных обязательств. Между тем уровень загрузки европейских подземных хранилищ газа остается недостаточным для текущего времени года. Это стоит оценивать как подспудный стимул для ускорения процесса сертификации нового газопровода. В качестве запасного хода у ЕС остается возможность использования в зимний период буферного газа из подземных хранилищ. Сейчас отраслевые эксперты гадают, насколько эта мера безболезненна и допустима с технической точки зрения.

Между тем внешнеполитическая напряженность по указному поводу лишь нарастает. В начале ноября Украина обратилась в германское Федеральное сетевое агентство с запросом о привлечении ее к процессу сертификации "Северного потока — 2". Решение по этому поводу пока не принято. Однако польская нефтегазовая компания PGNiG уже привлечена к указанной процедуре.

Примерно в то же время спецпредставитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов заявил о том, что "Северный поток — 2" является вкладом России в экологическое состояние европейского континента. А ГТС Украины, по его мнению, представляет собой "ржавую рухлядь".
Почему даже энергокризис в Европе не гарантирует скорого запуска "Северного потока — 2"

Едва ли сейчас кто-то сомневается, что сертификация "Северного потока — 2" окажется непростым и небыстрым процессом. Пресловутая европейская бюрократия в этом плане выступает самой меньшей из известных проблем. Необходимо учитывать и наличие остающихся за кадром интересов альтернативных поставщиков СПГ, а также крупных европейских нефтегазовых компаний. Отдельной важной и сложной проблемой остается обсуждение возможности освобождения "Северного потока — 2" от ограничивающих объем прокачки норм газовой директивы ЕС.

Я бы не стал исключать вероятности того, что решение указанных вопросов затянется дольше весны 2022 года. Хорошим вариантом для "Газпрома" стало бы начало коммерческих поставок в Германию через новый газопровод уже к следующему отопительному сезону в Европе.

Михаил Ханов, ТАСС
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »