Читать
Закрыть
От редакции - 25 дек 09:00  Версия для печати

«Северный поток – 2»: последний Рубикон глобализации

«Северный поток – 2»: последний Рубикон глобализации

Ни Брюссель, ни Вашингтон не могут остановить «Северный поток – 2» дипломатическими или экономическими средствами. Европейские государства, участвующие в проекте, не собираются из него выходить. На данном этапе единственное, что может остановить проект и кардинально изменить долю России на европейском газовом рынке, – это форс-мажорные обстоятельства, например, полномасштабная межгосударственная война на Украине.

Европейский парламент принял резолюцию, призывающую отменить проект газопровода «Северный поток – 2». Это произошло на следующий день после того, как Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию о санкциях против трубопровода. Однако, несмотря на это, остановить его реализацию могут только форс-мажорные обстоятельства.

По мере сокращения поставок газа из месторождений в Северное море в ближайшие годы Европа будет вынуждена увеличить импорт газа для удовлетворения внутреннего спроса. Газопровод «Северный поток – 2» призван увеличить пропускную способность транспортировки российского газа в Европу для удовлетворения её энергетических потребностей. Соединённые Штаты и некоторые члены ЕС, такие как Польша, Литва и Латвия, осуждают «Северный поток – 2» как российский геополитический проект, призванный замкнуть Европу на энергетической зависимости от Москвы и лишить Украину основного источника доходов.

Однако немецкая промышленность, а в более широком смысле – вся европейская, не зависят от российского газа как такового. Скорее, это пристрастие к дешёвому газу. Текущая цена российского газа обеспечивает европейской промышленности конкурентоспособность на международном уровне. Так называемая зависимость ЕС от поставок российского газа сохранится только до тех пор, пока «Газпром» предлагает более дешёвый газ, чем другие источники, включая американский СПГ. У Европы и сейчас есть возможность заменить импорт российского природного газа другими источниками. Но подорвать при этом конкурентоспособность европейского промышленного производства – это не та цена, с которой готовы мириться немецкие и другие европейские промышленные корпорации и правительства соответствующих стран.

Резолюция Европейского парламента, призывающая к отмене «Северного потока – 2», не является обязывающей. Эти рекомендации будут игнорироваться исполнительной властью на уровне ЕС и в странах, участвующих в проекте. Единственный способ, которым Брюссель может угрожать реализации трубопровода, – это добавить его к санкциям против России, принятым в ответ на украинский кризис.

Однако этого не произойдёт, потому что принятие новых санкций требует консенсуса между государствами-членами. Санкциям против «Северного потока – 2» в первую очередь будет противостоять Германия. Она, а также Норвегия и Финляндия уже дали разрешения на строительство газопровода. Их отзыв даже не обсуждается: это подорвало бы доверие к трём государствам и их компаниям в будущих деловых операциях. Следовательно, строительство «Северного потока – 2» будет продолжаться без особых помех, даже несмотря на угрозы США ввести санкции против участников проекта.

Администрация Трампа лоббирует поставки сжиженного природного газа из США для удовлетворения растущих потребностей европейского рынка. Если бы это произошло, то США убили бы одним выстрелом трёх зайцев: во-первых, они открыли бы европейский рынок для своей новой индустрии сланцевого газа. Во-вторых, это повысило бы конкурентоспособность американских товаров на рынках, ибо в результате поставок более дорогих энергоносителей цены на европейские промышленные товары вырастут. В-третьих, это сократит доходы «Газпрома» от основного европейского рынка и в свою очередь снизит доходы российского правительства от энергетического сектора, на который оно в значительной степени опирается.

До сих пор стратегия США по срыву «Северного потока – 2» заключалась в том, чтобы методом угроз убедить европейцев отказаться от этого проекта. Резолюция, призывающая к санкциям в отношении «Северного потока – 2» в рамках закона США «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), в полной мере соответствует этой стратегии. Проблема для США в том, что они не могут в полной мере реализовать эти угрозы, потому что цена будет слишком высокой. 49 процентов акций Nord Stream AG принадлежат европейским акционерам. Санкции против «Северного потока – 2» по существу означали бы прямой удар против очевидных союзников США на континенте. Это было бы равносильно декларации о том, что либеральный порядок свободной торговли и глобальной интеграции, продвигаемый США на протяжении десятилетий, устарел. Элиты США, поддерживающие этот порядок, всё ещё достаточно сильны, чтобы согласиться с таким шагом. По сути, это укрепит позиции Германии как геополитического субъекта.

Ни Брюссель, ни Вашингтон не могут остановить «Северный поток – 2» дипломатическими или экономическими средствами. Европейские государства, участвующие в проекте, не собираются из него выходить. На данном этапе единственное, что может остановить проект и кардинально изменить долю России на европейском газовом рынке, – это форс-мажорные обстоятельства, например, полномасштабная межгосударственная война на Украине.

Нора Топор Калинский, Международный дискуссионный клуб "Валдай"
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »