Книга памяти
Закрыть
03 мая 08:55  Версия для печати

Паша "Слон"

Паша "Слон"
Странно устроена память человека, множество событий, слов, мыслей ежедневно проходят сквозь нас, проходят и растворяются в медленных водах Леты. Однако же некоторые события подобны языкам пламени, они согревают нас в холоде житейских невзгод, они освещают наш путь, напоминая о себе то ностальгическими формами радости, то полновесной гордостью, то ноющей болью утраты. Я протягиваю ладони к костру своих воспоминаний и снова оказываюсь в том августе 14-го.

Лето 14-го выдалось жарким и в прямом, и в переносном смысле. Я лежу в санчасти на четвертой базе «Востока», у нас в палате новенький – высокий парень в нелепых, не по размеру огромных, спортивных штанах с вечной улыбкой и на редкость незлобивым нравом, зовут его Пашка, позывной «Слон», родом он из Краматорска, до войны работал крановщиком на заводе. В начале августа, в боях за Ясиноватую Пашка получил ранение, ранение сложное, осколок вошел в ногу, хоть кость и осталась цела, но нерв был перебит, нога ниже колена не ощущалась, так и ковылял. До ранения Пашка был санинструктором, а поймав свой осколок, заботился о «лежачих», а нас таких в палате трое было, так что изо дня в день Паша крутился вокруг нас – принеси это, позови врача уколоть обезбол, подай то, помоги перевернуться. Кстати, в боях за Ясиноватую, «Слон» со своей группой подбил два танка, они так и лежат по сей день на промке за постом ДПС – 64-ка, сползшая в колодец-ливневку и останки 72-ки в которой сдетонировал БК.

За те два месяца что я провел в санчасти, мы с Пашкой здорово сдружились и когда в сентябре я уехал в недавно освобожденную Ясиноватую, то через неделю туда из санчасти сбежал и «Слон». В ясиноватской комендатуре не было более исполнительного и надежного бойца чем Пашка, занимаясь и полицейской, и гуманитарной, и военной работой мы то глотали сухую пыль яковлевки, то гоняли мародеров на нефтебазе в районе минерального, то месили стылую грязь на станции «71 километр», раздавая гражданским помощь от подразделения. Всего за год он снискал уважение боевых товарищей и был отмечен командованием медалью «За ратную доблесть».

На войне суеверия растут как грибы после дождя и даже самые упертые скептики не спорят, когда речь заходит о чем-то «таком». Как говорится, от судьбы не уйдешь, видимо, так было Пашке на роду написано. Избежав гибели в августе 14-го, смерть настигла Пашку в августе 15-го. В районе поста ДПС, там же где он получил и первое ранение годом раньше, группа попала под минометный обстрел. Всего три мины, короткий артналет, но этого хватило чтобы поймать 3 осколка. Мы вынесли его и живым довезли до больницы, а ночью он умер на операционном столе – еще одна короткая 25-летняя жизнь, еще одно изорванное в клочья материнское сердце, еще одна зарубка в душе.

Мы стоим в Енакиево, на кладбище с поэтическим названием «Красный городок», белая береза обнимает черный гранит памятника с которого смотрит на нас вечно 25-летний Пашка, горит серебром на черном камне надпись «В бой уходят те, кто не хотел войны…», мы молчим, каждого из нас согревают свои костры воспоминаний.

Дмитрий "Мастер"
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции