Читать
Закрыть
Сергей Яблоков - 24 мар 13:00  Версия для печати

Долговая удавка украинской экономики

На днях инвестиционная компания Dragon Capital сообщила о новом рекорде, установленном государственным долгом Украины. Впрочем, радоваться этому стоит крайне сдержано. Мировая экономика - это коммунальная квартира, и если ваш сосед регулярно забывает смывать в уборной, неприятные ощущения будут во всех отдельных помещениях.

Долговая удавка украинской экономики

По подсчетам аналитиков Dragon Capital, новый рекорд украинского внешнего государственного долга составил 43 млрд. долларов США. Прирост за 2015-й составил 22% или 7,6 млрд. долларов. Именно столько украинское правительство смогло выпросить у западных кураторов и международных организаций на европеизацию постмайданной Украины.

Для скептиков, которые решили, что столь значительные суммы свидетельствуют о готовности Запада поддерживать официальный Киев, напомним, что сразу по итогам «революции гидности» Украина претендовала на 40 млрд. долларов от МВФ, плюс еще ряд кредитных линий поскромней от других организаций. Получила за два года в разы меньше, а в марте 2016-го МВФ и вовсе заявил, что пока подшефные не разберутся между собой и не поумерят аппетиты новых траншей можно не ждать. Так что полученные Украиной деньги – это скорее некий символический жест поддержки, не способный серьезно повлиять на положение дел в стране. Впрочем, возвращать этот «жест» придется совсем не символично.

По данным Национального банка Украины, общий валовой внешний долг Украины к концу 2015 года составил 118.7 млрд. долларов (памятуя о замороженных траншах, к данному моменту сумма изменилась незначительно – прим. авт.). Это на 7.6 млрд. долларов меньше, чем на начало года, но радоваться не спешит даже Нацбанк, так как даже сократив номинальный объем долга национальная экономика установила еще один сомнительный рекорд: относительно ВВП объем долга вырос за год с 93.9% до 131.3%. То есть, если бы по какому-то волшебству весь 2015 год вся экономика Украины: заводы, банки, фермеры, коммерсанты и бюджетники работали без оплаты, отдавая все произведенное за долги, за 12 месяцев бы рассчитались. Теперь можно констатировать – страна за год не производит столько благ, сколько назанимала в предыдущие периоды. Пример, конечно, не научный, да и с более высокими долгами страны живут припеваючи, но направление движения очевидно.

Структура украинских долгов в новой конфигурации выглядит следующим образом: $43 млрд. внешним кредиторам задолжало государство в лице ряда структур, остальные 76 млрд. – коммерческий сектор. Последний за 2015 год уменьшил свои обязательства на 15.2 млрд. долларов. Что, как это ни парадоксально, совсем не означает оздоровления реального сектора экономики.

Нацбанк констатирует, что за 2015 год просроченная задолженность реального сектора по всем инструментам выросла на 2.9 млрд. и составила 12.0 млрд. долларов. Как сообщил на своей странице в Facebook финансовый аналитик Алексей Комаха, 92 украинских эмитента облигаций допустили 247 дефолтов на сумму $8,3 млрд., 5,7 млрд. грн. и EUR600 млн. А год только начался, и до его окончания Украине предстоит выплатить нереальную сумму – 51,2 млрд. долларов. Причем государство свои проблемы не решило, но отсрочило. Благодаря подписанной Яресько реструктуризации (о сомнительной выгоде этой сделки следует вести отдельный разговор – прим. авт.) в этом году на обслуживание займов правительство должно потратить 1,7 млрд. долларов.

Здесь стоит разъяснить, что российский кредит на 3 млрд. долларов, по которому страна по факту уже должна была объявить дефолт, в украинской статистике не отражен, так как правительство Яценюка решило, что это «взятка Януковичу». Креатив Киева не поддержал даже МВФ, признавший долг суверенным а не коммерческим, но пока по этим облигациям Украина платежи не планирует. Принудить ее к этому сможет Высокий суд Англии, в который на днях обратились представители английской компанией The Law Debenture Trust Corp. – доверителя по выпуску украинских еврооблигаций, выкупленных в 2013 году российским правительством. Эксперты расценивают судебные шансы The Law Debenture Trust Corp. как весьма высокие. А связь топ-менеджмента компании с Ротшильдами, Морганами и другими легендарными финансовыми домами этот прогноз только подтверждают. Но исходя из практики подобных судебных процессов, мало вероятно ,что решение будет вынесено в текущем году. При этом, стоит отметить, что чем дольше будет длиться разбирательства, тем большие проценты за просрочку набегут. В поданном иске представители российских интересов утверждают, что штрафной процент должен начисляться по ставке 8% (установленная законодательно ставка для долга, признанного в судебном решении), или $683,33 тыс. в день, либо по ставке 5% (как в условиях бумаг), либо по альтернативной ставке, если решит суд.

Остальные 49,5 млрд. долларов из украинских долгов в этом году должен заплатить бизнес, который уже можно начинать оплакивать. Многие эксперты и политики, говоря о международных займах корпораций утверждают, что такое кредитование – способ вывода прибыли в офшоры, когда «материнская» кипрская компания кредитует свои местные активы, а прибыль выводится как платеж по займу. Схема действительно имеет место быть, но, по мнению аналитиков, далеко не в таких объемах. В благоприятные годы многие отечественные корпорации использовали международные биржевые механизмы для доступа к дешевым кредитам по европейским ставкам, и теперь обязаны заплатить или заявить о банкротстве. Причем, заплатить в долларах и евро, купить которые в Украине, да еще и в больших объемах, благодаря заботе того же Нацбанка, огромная проблема. С учетом общей стагнации мирового горно-металлургического рынка и постоянно рождающиеся инициативы власти то по увеличению рент и налогов, то по ограничению к покупке валют, шансов выжить у украинского бизнеса не так и много.

Как видим, прав был Остап Бендер, когда утверждал, что финансовая пропасть – самая глубокая. В нее можно падать всю жизнь. Экономическое дно, о достижении и преодолении которого любят рассуждать украинские горе-руководители, еще не достигнуто и впереди еще не одно серьезное потрясение.

Казалось бы, что Украине плохо, то воюющим с ней Республикам должно быть во благо. Но, увы, это не совсем так. Вспомните, как месяц назад на падении рубля синхронно начала валится гривна. Украинские эксперты старались как могли обходить это совпадение стороной, ведь сегодня в «незалежной» признать связь экономики с «агрессором» небезопасно для политического, да и конкретного физического лица. Точно также, если не теснее, экономики ЛНР и ДНР связаны с Украиной (подробнее можно почитать здесь http://patriot-donetsk.ru/3538-respublika-i-oligarhi-simbioz-voyna-ili-mir.html и здесь http://patriot-donetsk.ru/3999-voyna-i-torgovlya-zheleznodorozhnyy-dualizm-v-donbasse.html). Предприятия Республик сотрудничают с украинскими компаниями, ряд крупных украинских холдингов продолжает работу в ДНР, что пусть пока и не в полной мере отражается на наполнении республиканского бюджета, но дает работу и пропитание тысячам жителей Донбасса. Металлургический холдинг «Метинвест» еще в 2014-ом имел проблемы с внешними платежами. А общий валютный долг его энергетического аналога - холдинга ДТЭК, по свежим данным, превысил 3 млрд. долларов. Да, возможно собственник, а это крупнейший олигарх Донбасса Ринат Ахметов, и выводит таким образом прибыли из Украины, но что до того сотрудникам Енакиевского метзавода или шахты «Комсомолец Донбасса»? Поверьте, финансовые проблемы «СКМ» и его структур, первыми по миру пустят не Рината, у которого кубышка еще полна, а горняков и металлургов ДНР и ЛНР. А трудности, как можно понять из приведенной статистики, далеко не только у этих компаний.

В общем, поводов для радости, или хотя бы злорадства, маловато. Хотелось бы понадеяться, что чем хуже дела у нашей бывшей страны, тем меньше средств она потратит на войну и убийства, но, увы, это наивно. Во-первых, война – последний источник прибыли для властей, для которых в госбюджете остается все меньше и меньше «кормушек». Во-вторых, только войной можно отвлечь население, которое будет терять работу и зарплату в результате корпоративных дефолтов и не сможет получить помощь от обнищавшего государства. И в третьих, как это ни печально, но воевать и разрушать значительно дешевле, чем строить и возрождать производство.
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции