Читать
Закрыть
Сергей Яблоков - 13 янв 19:10  Версия для печати

«Торнадо»: не бунт, а политика близкого будущего

«Торнадо»: не бунт, а политика близкого будущего

Рота садистов Нацгвардии Украины «Торнадо» не дает забыть о себе, даже находясь в СИЗО. «VIP-заключенные» требуют комфорта и общественного внимания. Как всегда, с кровью и сопутствующей политической борьбой киевских элит.

В ночь с 11 на 12 января в информационное пространство Украины вернулась рота МВД «Торнадо», чьи бойцы устроили бунт в Лукъяновском СИЗО. Один из фигурантов нанес себе телесные повреждения «заточкой», остальные захватили в заложники (по другой версии, заблокировали) контролера пенитенциарного учреждения. При этом, по информации СМИ, «торнадовцы» выдвигали ряд требований, в том числе о встрече с генпрокурором и президентом.

Стоит напомнить, что даже частично обнародованные военной прокуратурой материалы по делу руководителя подразделения Руслана «Абельмаза» Онищенко и его нескольких подчиненных летом вызвали настоящий шок на Украине. Нацгвардейцев, набранных из ранее судимых граждан, обвиняют в убийствах, похищениях людей, пытках, изнасилованиях и прочих «воинских доблестях» в тыловых районах Луганской области. После громкого скандала, который не позволил киевским политикам провести «Торнадо» по пути других боевиков, которых украинские нардепы вызволяли из-за решетки «на поруки» или же просто под подписку о невыезде, судебное разбирательство со страниц медиа ушло, но окончательно все же не прекратилось.

11 января заключенных как раз возили на очередное заседание суда, где один из подсудимых Максим Глебов «Ахиллес», который позже и стал зачинщиком инцидента в СИЗО, якобы дал показания, не устраивающие ротного «Абельмаза». В связи с этим некоторые эксперты считают, что конфликт в СИЗО мог вообще быть между заключенными, а на действия охраны они ссылаются для отвода глаз. Но сами экс-гвардейцы, естественно, уверяют, что именно они в данном инциденте пострадавшие и «жертвы режима». Как написал в Facebook сам Онищенко, к которому он, отметим, неожиданно имеет свободный доступ, задержанных возмутило изменение условий содержания – установка металлических щитов на окнах и изъятие спортинвентаря из камеры.
«Торнадо»: не бунт, а политика близкого будущего
«Этот маер (орфография сохранена – прим. ред.) говорит об этой новости с улыбкой и весельем, ему приятно что мы не сможем заниматся спортом и наслаждаться солнечными лучами. Несколько секунд, переброс слов, Ахилес пытается объяснить маеру тот факт что мы не заслужили к себе такого отношения. Маер увлекся властью он не видет перед собой человека он кричит Ахилесу ты зек знай свое место. И вот Ахилей подносит к своему уху заточку и режит свою плоть. Кровь, крик маера, - излагает свою версию Онищенко. - Мы с бойцами прыгаем на Ахилеса руки держим его бунтующую плоть. Он кричит я человек. После мы просим скорую, Ахилес истекает кровью. Нас закрыли в проеме боксов. И мы час и сорок минут ждем мед помощи».

К полуночи ЧП в СИЗО стихло. Зато начались значительно более интересные информационные баталии. Сотрудники пенитенциарной системы и Минюст, которому они подчиняются, в один голос уверяют, что ничего сверхординарного, по сути, не произошло – ухо «самострельщику» тут же зашили, заключенных по камерам развели, охрана действовала грамотно, и никто на нее не нападал.

В полиции, сотрудниками которой в недавнем прошлом были обвиняемые, на произошедшее смотрят по другому, хотя формально уголовное производство по факту сопротивления представителю власти правоохранители все же открыли. Но его перспективы, учитывая позицию руководства ведомства, туманны. Советник главы МВД Игорь Мосийчук, известный теплым отношением к добробатам, обвинил сотрудников СИЗО в непрофессионализме, фактически поддержав версию «Абельмаза». Мол, при виде крови охранники так испугались, что один даже потерял сознание, а остальные убежали и заперлись в оружейке.
«Торнадо»: не бунт, а политика близкого будущего
«Заключенные остались предоставленными сами себе. Они (сотрудники СИЗО) там два часа сидели. Тут начались слухи, что СИЗО захватили, сотрудников администрации захватили. Это не соответствует действительности», - заявил Мосийчук в эфире одного из телеканалов.

Версия, стоит отметить, не слишком состоятельная. В первую очередь потому, что традиция «вскрываться» - наносить себе не опасные для жизни, но зрелищные увечья, в уголовном мире существует издавна, и даже неоднократно описывалась в художественной литературе. И поверить, что сотрудники СИЗО, да еще и Лукъяновского, где традиционно содержатся фигуранты самых громких дел на Украине, внезапно стали падать в обморок от вида крови из мочки уха, мягко говоря, тяжело. Во-вторых, всем, кто хоть раз бывал в подобных учреждениях не в качестве задержанного, сложно представить, что комната для хранения оружия расположена прямо возле мест содержания, передержки или постоянного перемещения заключенных. Поэтому, чтобы «прятаться в оружейке», охранникам, скорее всего, пришлось бы преодолеть немалое расстояние с запертыми дверями и другими мерами безопасности. Кстати, чтобы проникнуть в саму оружейку, по логике вещей, нужно как минимум иметь при себе ключи, которые выдаются далеко не каждому сотруднику, и, к тому же, снять помещение с сигнализации. В третьих, возникает логичный вопрос, от которого нардеп тщательно уходит во всех комментариях и постах: откуда у заключенного, только что привезенного из зала суда, взялось оружие? Не секрет, что запрещенные предметы в пенитенциарных учреждениях у «клиентов» все равно есть, как бы тщательно ни работала охрана. Но их зачастую прячут в камерах и местах общего доступа (если таковые имеются), а в камеру по всем версиям происшествия, «торнадовцы» в тот день попали уже после всего. То есть заточку «Ахиллес» возил с собой в суд или получил по пути оттуда. Но тогда вопрос профпригодности, на который упорно давит в эфирах и соцсетях Мосейчук, встает в полный рост уже не только перед Минюстом, но и перед МВД, судебной охраной и прочими.

Впрочем, о профпригодности правоохранительной системы на Украине в целом давно уже стоит, согласно известной поговорке, помолчать. Пытаясь представить подопечных боевиков некими мучениками, советник Арсена Авакова очевидно, преследует совершенно иные, нежели правосудие и справедливость, цели. Официальные и неофициальные связи главы МВД с радикальными боевиками, вошедшими в Нацгвардию и подвизающимися при ВСУ, давно не скрываются даже самим Аваковым. Стоит напомнить, что тот же советник Мосийчук вместе с рядом нардепов от Радикальной партии, «Народного фронта» и «Самопомощи», также связанных с Нацгвардией и добробатами, рьяно защищали «Торнадо» других участников добровольческих батальонов, привлекаемых к уголовной ответственности, еще в 2015-ом, когда над ними сгущались первые тучи.

Радикальные националисты, ставшие боевиками-добровольцами – основной политический ресурс, сохраняющий влияние и кресло за министром, и доступ ко всем материальным благам для его близкого окружения. И именно за контроль над этим ресурсом, а вовсе не за чистоту рядов и правопорядок, и борется президентская вертикаль власти руками прокуратуры, когда позволяет последней расследовать их преступление.
«Торнадо»: не бунт, а политика близкого будущего

Неслучайно Генпрокуратура, возглавляемая президентским кумом Юрием Луценко, по инциденту в Лукьяновском СИЗО полностью поддержала версию охраны. Ей преступники-добровольцы в статусе «жертв режима» вовсе ни к чему, скорее наоборот – раз уж поднялся такой скандал, то выгоднее показательно осудить, «чтоб другим неповадно было». Неповадно, скорее всего, не грабить и насиловать мирное население в Донбассе, об этом Банковая вряд ли печется, а выбирать в шефы МВД и Нацгвардию, подчиняющиеся не верховному главнокомандующему, а его оппоненту из лагеря «ястребов».

Кстати, в этом контексте очень показательно выглядит свежее сообщение об отказе Порошенко предоставить украинское гражданство россиянке из «Айдара» Юлии Толопе. Похоже, власть определилась с тактикой в отношении «диких батальонов», и с этих пор укрепилась в решении начать их постепенную ликвидацию.

Но время для тихого политического переподчинения и отправки самых буйных по стопам Сашка Билого, Порошенко и его людьми, скорее всего, уже упущено. Усиление влияния радикалов в последнее время видно невооруженным глазом, причем, в Киеве и центральных областях, а не в прифронтовых районах, где они, напротив, уже давно играют не первую скрипку, а выполняют лишь точечные провокации и разогревают конфликт в целом. Сценарий очередного, на сей раз националистического переворота на Украине, давно рассматриваться политологами и аналитиками как один из наиболее вероятных. Кроме того, учитывая создание при «Азове» собственной политической партии, позиции боевиков могут усилиться не только силовыми, но и условно демократическими методами, если Киев все же решится на досрочные выборы в Раду. Условно, потому что какими методами «активисты» подобных организаций способны провести кампанию и поработать с избирательными комиссиями, наверное, пояснять не стоит.

В итоге, вне зависимости от того, будут объявлены выборы или нет, особого выбора украинским гражданам, по сути, не остается. В свое время, экс-президенту Януковичу приписывали поддержку Олега Тягнибока, чтоб на гротескном пещерно-националистическом фоне «Свободы» тот выглядел «европейским политиком» и смог переизбраться на второй срок. Теперь же альтернатива между «голубями» и «ястребами» по-киевски выглядит куда жестче. Или «голуби» Порошенко в прямом смысле слова заклюют радикалов-боевиков, или те фактически распространят гражданскую войну на всю территорию Украины. Населению ничего хорошего ни один из этих вариантов не несет.
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »