Книга памяти
Закрыть
05 июн 19:34  Версия для печати

Бои батальона "Восток" в Мариновке за выход к границе с Россией

Бои батальона "Восток" в Мариновке за выход к границе с Россией
В июне 2014 г. решающим участком борьбы с ВСУ стали контрольно-пропускные пункты (КПП) на границе ДНР с Россией.

Для молодых республик было крайне важно взять под контроль границу с Россией и для установления связей с ней, гуманитарной помощи, беспрепятственного прохода жителей городов, подвергавшихся военным атакам ВСУ. Также это был вопрос безопасности границ ДНР и ЛНР в расширении военных операций на территории республик. Заявленное в протестном движении стремление жителей Донбасса быть с Россией требовало выполнения такого желания. Российская Федерация была единственным союзником новых государств в Донбассе. Украинских пограничников должны были сменить военные ДНР и ЛНР.

Еще в мае 2014 г. на границах с Россией проводились акции ополчения с требованием к украинским пограничникам открыть границы. Для установления связи с Россией ополченцы провели несколько подобных акций по блокированию и устранению украинских КПП.
Руководство республики еще надеялось, что в начинающейся войне с Киевом удастся переломить ситуацию в украинской армии, которая не станет воевать с собственным народом. Была масса примеров перехода солдат ВСУ на сторону ополчения.

Одним из участков российско-украинской границы был п. Мариновка, где находился контрольно-пропускной пункт. Руководство ДНР еще не планировало операции по взятию контроля над границей и смены украинских пограничников на республиканских. Так что события в Мариновке начались совершенно случайно.

В поселке Дмитриевка местные ополченцы сумели захватить погранпост. В своей деятельности они использовали наработанные в ходе протеста мирные захваты позиций украинских войск. Создаваемые на местах ополченческие отряды пробовали свои силы и потихоньку захватывали административные здания, разоружали военных ВСУ.

Уход украинских пограничников из Дмитриевки дал основания ополченцам надеяться, что и с другими погранпостами будет легко. Они сообщили в штаб Народного ополчения о ситуации с дмитриевскими пограничниками, и высказали убеждение, что и в Мариновке одного только появления вооруженных людей будет достаточно, чтобы они покинули эту заставу. Собственно, никакой специальной операции по захвату контроля над границей в Мариновке не планировалось, а была комбинация определенных действий и самодеятельность местного ополчения.

Помощь им была организована немедленно. В штабе было решено приехать к погранзаставе в Мариновке и продемонстрировать вооруженную силу, в надежде, что пограничники, многие из которых местные, просто уйдут. Им дадут возможность уйти, как и в случае с внутренними войсками в Донецке. Кроме договоренности местное ополчение распространило информацию, что украинские пограничники на КПП Мариновка деморализованы, разочарованы в киевском правительстве и готовы покинуть свой пост без боя. В это можно было поверить, учитывая многие случаи мирного разоружения украинских подразделений, перехода на сторону республик бойцов СВУ.

Была собрана колонна, которая направилась в сторону пограничного пункта. Автоколонна включала в себя 15 машин – машина с журналистами, БТР, несколько легковых с бойцами, минометами и ящиками с боеприпасами, а также зенитная установка. На подъезде к КПП Мариновка было почти безлюдно, и автоколонна остановилась на дистанции, скрытая оврагом и редкими кустарниками. БТР и грузовики с личным составом преодолели овраг, и вышли на нейтральную полосу. Зенитная установка, размещенная на моноприводном МАНе, не смогла справиться с местностью, и осталась с огневым прикрытием на украинской стороне. Часть «Востока» заняла позиции в селе Мариновка, чтобы блокировать возможный подход подкрепления ВСУ со стороны Амвросиевки.

Перебравшаяся через овраг колонна подъехала непосредственно к КПП, и начала разворачиваться, не демонстрируя готовности к нападению, но тут выяснилось, что подразделение попало в засаду. Бойцов «Востока» здесь ждали. Украинские пограничники не только не покинули КПП, но укрепили его и подготовились к встрече. На пункте пропуска к тому времени были установлены тяжелые пулеметы, находились снайперы, а также десантники, прибывшие для усиления.

Было похоже, что ВСУ знали о предстоящей акции и сумели к ней подготовиться. При открытости многих действий ополчения узнать о намечающихся событиях вряд ли было трудно. Таким образом, полученные от местного ополчения сведения не соответствовали действительности. Противник вести переговоры ни с кем не собирался, а готовился к уничтожению ополченцев.

Это событие позже прокомментировал известный уже тогда ополченец «Востока» «Мамай», бывший с батальоном и в аэропорту и в Мариновке. Он объяснял ситуацию тем, что командир доверял людям, с которыми договорился о замене пограничников ополченцами. По его словам, Александр Сергеевич «реально никогда не сталкивался с вероломностью. Он искренне верил в то, что если его собеседник порядочный человек и что-то пообещал, то и другие люди, раз пообещали, то они это обязательно выполнят. После таких вот случаев я уже не замечал за ним, что он кому-то доверяет как раньше».

Сам же А.Ходаковский позже признавался, что даже после бомбежки донецкого аэропорта 26 мая 2014 г. иллюзии мирного решения вопросов у руководства батальона еще оставались: «…мы были ещё несколько наивные и уверенные в том, что никто сопротивления особого оказывать не будет. Там у нас состоялся уже окончательный перелом в сознании — переговоры бессмысленны, нас собираются просто убивать».

Первые выстрелы украинских военных были направлены на БТР и ребят в КамАЗах. Командир батальона находился со своими бойцами и рисковал жизнью в равной степени вместе с ними.

Стрельба началась внезапно, и стало ясно, что украинские военные ведут огонь с нескольких сторон. Встретив неожиданное сопротивление, ополченцы все же сумели перегруппироваться, и даже зашли в одно из зданий таможенного терминала. Водитель БТРа, у которого сразу же отказал пулемет, тем временем, прикрывая бортом грузовики с попавшими под огонь бойцами, грузил в машину и вывозил раненых. Он успел сделать несколько ходок, пока БТР не сломался, выезжая на бруствер.

Часа через три после начала боя прилетели украинские самолеты, которые нанесли удар по ополченцам ракетами. Услышав знакомый шум, «Мамай» первым предостерег бойцов об опасности подлета авиации. Он уже встречался с авиацией в аэропорту, и когда услышал звуки подлетающих самолетов, то понял, что ополченцев и журналистов надо немедленно выводить из-под удара. Фактически ополченцы оказались в чистом поле. Выяснилось, что сбивать украинские самолеты нечем, так как взятые с собой ПЗРК не работали. Зенитно-ракетные комплексы были захвачены при разоружении украинских воинских частей в Донецке и были старыми, отсыревшими. Годами условия хранения вооружения и боеприпасов в армии никто не проверял. Для бойцов ополчения такая ситуация могла стоить жизни.
Во время боя погибли два бойца «Востока», 16 чел. получили ранения. Были ранены и несколько украинских военных. Пограничный пост был почти что разрушен.

Последних раненых – наводчика и механика-водителя бронетранспортера - Александр Сергеевич вместе Мамаем вытащили из БТРа. У машины были сломаны оси, и он застрял на бруствере прямо у вывески «Ростовская область», рядом с заставой Мариновка. В этом бою командир батальона «Восток» потерял своего близкого товарища, который в протестном движении был с первых дней.

Вместе с ополчением в Мариновку отправился итальянский журналист Марк Франкетти, который описал события под Мариновкой в своей статье. Всем известна правдивая позиция этого человека, особенно после участия его в программе Савика Шустера на украинском телеканале. На ней журналист вызвал потрясение у «сознательных» украинских политиков и военных разоблачением мифа о «тысячах российских военных», якобы воюющих в Донбассе. В своем выступлении на передаче он сказал, что батальон преимущественно состоял из местных жителей и добровольцев из России.

Об ополченцах Франкетти отозвался в превосходной степени – они «…храбрые, исполненные энтузиазма». И добавлял, «… но без базовой подготовки». Итальянец, конечно, был прав, за такое короткое время обучить бойцов батальона по-настоящему было трудно. О недостаточной подготовленности личного состава подразделения говорил в одном из интервью и ополченец Олег Мамиев («Мамай»). Ощущалась нехватка офицеров, и командиром мог стать обычный водитель.

Высокую оценку Франкетти дал и самому «Мамаю», который во время налета авиации не растерялся и дал команду бойцам на своем участке ответственности уходить. Еще с операции в аэропорту он понимал, когда самолет заходит на боевой заход, и куда будет наносить удар. Ведь большинство ребят были неопытными и, не понимая, откуда идет стрельба и где разорвется ракета, могли не успеть уйти из-под огня.

Спустя 4 часа боя стало понятно, что ополчение, оказавшееся на открытой местности, несет большие потери от противника, находящегося в укрепленных зданиях, и было принято решение отводить бойцов за дорожное полотно, за которым была возможность укрыться. В результате в ходе боя ополченцы разделились на две группы, и случилось так, что одна группа осталась на территории республики, а другая группа оказалась на российской земле.

На территорию России вышла часть батальона «Восток» в составе 80 чел. Вместе с ними вышли и журналисты. Российские пограничники всех пропустили и, первым делом, стали оказывать помощь раненым. Все раненые ополченцы получили медицинское обеспечение, причем российские медики действовали очень оперативно. Командиры еще выводили людей из-под огня, а кареты скорой помощи уже стояли и, погрузив раненых, отправлялись в больницы Таганрога.

Остальных бойцов российские пограничники разоружили и в автобусах направили в Следственный Комитет РФ. Журналистов спустя время отпустили. Переход на сторону РФ был вынужденным, так как жизням журналистов и ополченцев угрожала опасность. Позднее были отпущены и ополченцы во главе с Александром Ходаковским.

Говоря о первом бое за Мариновку, Александр Сергеевич разъяснял, что если бы была задача просто напасть на КПП и захватить его с боем, то можно было бы сразу из зенитных установок с двух сторон обстрелять заставу. В этом случае в живых никого из украинских пограничников не осталось бы. Ополчение подвела и техника, так как в начале боя сломался пулемет, и бойцы остались без поддержки крупнокалиберной установки. Но задачи на уничтожение погранзаставы у командования «Востока» не было, потому, что еще были надежды на возобладание здравого смысла у пограничников, как и у разоруженных военных в Донецке.

В июне 2014 г. после боя в Мариновке командование и ополчение «Востока» и республики в целом перешагнули промежуточный этап между политической и откровенно военной фазой конфликта.

Борьба за КПП у Мариновки не закончилась уходом бойцов на территорию России, а только началась. Бои за выход Народного Ополчения республики к границе России продолжились буквально на следующий день.


Л. Борбачева. БАТАЛЬОН «ВОСТОК»
Исторический очерк о легендарном батальоне «Восток»
периода войны за независимость
Донбасса в 2014 – н. 2015 гг.
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции