Статьи
Закрыть
29 янв 11:00  Версия для печати

Если вам плюют в спину – значит вы впереди

Если вам плюют в спину – значит вы впереди


Проявились признаки подготовки к выборам: начали формироваться списки кандидатов в депутаты местных советов, подбираться состав избирательных комиссий; пошли разговоры о распределении квот. И снова, по сложившейся у нас традиции – «тышком-нышком», как говорят в народе. На рассмотрении даже какой-то законопроект об общественных организациях, который никто не видел в глаза. Рискую предположить, что снова попытаются кого-то в чем-то ограничить. Когда начали вникать в процесс – поразились, как много оказалось тут кандидатов от прежней гвардии, терпеливо выжидающей на Украине своего звездного часа. Чего там говорить: организацией подготовки выборов занимаются люди, прямо связанные с бывшей донецкой элитой. Оперативных источников достаточно, информации тоже в избытке: поводов для тревоги – хоть отбавляй. Сливают потихоньку? «Кто, как не «бывшие», могут обеспечить мостик взаимопонимания между Донбассом и Киевом, в случае, если России будет не до нас?» – так кое-кто рассуждает. И ничего, что порядка восьмидесяти процентов нашего населения, согласно последнему исследованию, исключительно за присоединение к России. И ничего, что цена заплачена высокая, чтобы бесовщина не заползла и к нам.

Как они тонки, как поднаторели в ходе продолжительной борьбы за власть – куда нам, идиотам-идеалистам. До сих пор самые эффективные политтехнологи – это ребята, набившие руку на многочисленных выборах и проектах, и почему-то оставшиеся на нашей территории. С таким потенциалом и их ресурсами мы и опомниться не успеем, как корабль поплывет мимо, а вся масса творцов Русской Весны на Донбассе останется на пирсе или в украинской тюрьме. Потому всегда нужно быть начеку, и как только зашевелились по углам друзья-товарищи, тихо сидевшие за нашей спиной в ожидании своего часа – пришлось активизироваться. Как это у Розенбаума? «Вот не лили б соловьи слез над тризною – я б пера не наточил, да ни в жизни бы». Кто из нас думал о политике тогда, когда каждый день мог стать последним? Вокруг меня политический актив – загляденье. Одна правая рука – заклятый коммунист-бессребреник, другая – православный до коликов, причем, наших: смотреть ему в глаза – как в свою воспаленную совесть вглядываться, не каждый выдержит. И остальные не лучше. Когда-нибудь в скрутные времена будем их за деньги показывать, как вымирающий вид. Повезло же мне с этой братией: сбег бы уже давно от такой жизни: то стоп-листы, то «дружественный» огонь со всех типов оружия – да не пускают, разэтакие. Тот, который православный, напомнил как-то, что его заставило ко мне прибиться: при одном из штурмов ОГА на фоне выкриков «Россия, Россия», я возьми и брось в толпу, что скандировать легко, а умереть за Россию - готовы? Ответом был рев, что готовы.

Так что не вполне прав человек, написавший комментарий к моей последней статье на нашем официальном сайте: «Это типично предвыборная риторика. Получить как можно больше мест в городах и районах. Спайка с оппоблоком второй этап. «Обещайте им что угодно» - вот он (то есть я) и окучивает пророссийски настроенный электорат. В таком возрасте человек не может за два года трижды коренным образом менять политические и мировоззренческие взгляды».

Согласен с ним – не может. И не менял. Для меня было простым и естественным влиться в протестный процесс, а местами его и возглавить: я продолжил делать то, что должен был сделать еще на майдане, да кое-кто струсил и сбежал, побоявшись отдать нужный приказ вовремя, а потом уже стало поздно. Есть одна боль – я перестал верить в единую пророссийскую Украину, о чем часто говорил полтора года назад, но пророссийская – главное определение. Я, безусловно, не теоретизировал, не носил в себе идею русского национализма – я государев человек и практик. Мне бы, чтобы людям полегче жилось, чтобы ценности и веру не растеряли – да и ладно. Так что да простят меня мои оппоненты из этой среды, что не транслирую их высоких идей. Но это не такая уж и беда – стерпится-слюбится. Но мне понравилось высказывание: значит – бдит. Откуда ему нас знать? Да при таком-то мусоре в интернете, который там в изобилии оставляют все, кому не лень. Знали бы вы, сколько заказных статей и вбросов в сеть имеют происхождение именно в России – поразились бы. Вот она, борьба за власть, родимая. Наш потенциал и несговорчивость вызывали тревогу тех, кто рассматривал все, случившееся с Донбассом, как проект. Вот кто употребляет слово «проект» - точно из непереборчивых в средствах, для них совесть не шибко писана. Когда есть кто-то, кто хоть гипотетически может помешать манипулированию ситуацией – к ногтю. Но мы же уже попрощались однажды с родными – чем вы нас возьмете? Как Мозгового или Дремова? Но так на все воля Божья.

Если этот парень из интернета честен, а не очередной, как их там называют, - тролль? – то он делает то, что всегда делали я и мой актив: пытается не дать слить то, за что крови пролито немало, а что я ему не симпатичен – так я не красна девица, чтобы нравиться. Я уже упоминал, сколько было попыток на корню покончить с протестом. Первым начал работу Коля Левченко – Коля «коммунист». В последнее перед войной время этот парень сидел в горисполкоме Донецка на «земле», на чем и сколотил приличное состояние. Он посчитал, что со мной нужно просто: заинтересовать – и дело с концом. Разговор сводился к следующему: вы здесь – «у-у-у-ууу», они там – «а-а-а-аааа», а мы – тут как тут. Добились своего: мы вам – «тс-с-с-с». До очередного витка. Турчинов, дескать, напуган событиями на Донбассе, а из бывших регионалов в Раде активные только он, Шуфрич, Тигипко и еще кто-то. «Рыбаки», «ефремовы» и иже с ними - в состоянии грогги. Так что попугаем их хорошенько – и свое возьмем.

Следующим был Бобков. Тот пошел дальше: нужно слить Стрелкова и Беса, чтобы остались только местные, и тогда все будет очень даже хорошо. Мне пообещали пост главы областного СБУ, кое-кому – еще что-то. Когда этому кое-кому я намекнул, куда надо слать таких, как Бобков, «Бобок», как его зовут в народе, впервые вышел на меня, полагая, видимо, что его «дипломат» просто не нашел нужных слов ввиду сложности вопроса, запросил личную встречу, мотивируя тем, что ему нужно в Москву, и там он хотел бы двигать консолидированную позицию. Известно, что в Москве не все с одобрением отнеслись к порыву Донбасса, и к ним, скорее всего, и засобирался наш герой. Видимо, не очень «эти» любят Жанну Бичевскую с ее «Русские идут…», - иначе чем еще объяснить такую позицию?.. К моему сожалению – я чистоплюй. Так и уехал Бобок без позиции. Сейчас он, кстати, в «пятнашке», - командиром роты (номинально, конечно). Как вам такой поворот? Не удивлюсь, что и звезду героя получит вскорости за дела праведные.

А потом началось. Люди Безлера прискакали в Донецк арестовывать в «избушке» (бывшее управление СБУ, занятое на тот момент неким Абвером) какого-то Гюрзу – «Восток» блокирует на Ясиноватском посту ДПС подкрепление, а в городе вместе с Алексеем Диким окружает прибывшие силы и ставит ультиматум: тихо и спокойно из Донецка домой. Убыли без эксцессов. Безлер захватывает УВД области, почти берет в заложники пятьсот человек сотрудников, где масса женщин, - против него собирается рать. Готовится бойня в центре города. И Безлера понять можно: милиция до последнего собирала и передавала данные в Украину о лидерах протеста, - и бойни между своими нельзя было допустить, чтобы бобковский сценарий не реализовался другим способом. Поднимаю силы, выхожу на связь с Безлером, еду на встречу под Ясиноватую с его правой рукой, ныне покойным «Боцманом», ставлю условие, что обеспечу беспрепятственный выход из города его подразделениям, а они отпускают людей из УВД (оперативного состава там не было – одни обеспеченцы). Боцман напоследок обратился ко мне с просьбой: «Если у тебя будет хорошее настроение – отдай мне Бородая». Там была своя любовь.

Позже, после первого Минска, снова возникла угроза. Безлера еще не вывели, а его конфликт с Захарченко опять обострился, несмотря на то, что после назначения последнего премьером у них состоялись какие-то договоренности и был шанс на урегулирование застарелого конфликта. Тем не менее, против третьей (горловской) бригады корпуса были подняты другие бригады того же корпуса. У меня размер лысины увеличился в разы от этой перспективы: за линией фронта враг, а внутри Донецк и Горловка уничтожают друг друга из-за личных амбиций, а утром по еще теплым трупам в города входят националисты. Не хочу утомлять подробностями ваше внимание, но только принципиальная позиция «Востока» и мудрость поводырей «оттуда» удержали ситуацию.

За время войны было много всего, что было сделано, и сделано не для самопиара, а для будущего, но это наше положение гвоздя в заднице очень много кого нервировало и нервирует, но не считаться с нами нельзя. Я когда-нибудь подниму публично вопрос: а нужны ли мы здесь, или наше время уже прошло, и пора уступить дорогу? Но кто придет на наше место? Когда стал вопрос о нашем, и моем в частности, положении в системе власти, тем, кому предстояло принимать решение, я выразил свою мысль без лишнего дипломатизма: это положение должно соответствовать той роли, какую мы играли в этой системе сдержек и противовесов, если мы хотим сохранить такую дохленькую республику на плаву. Как и следовало ожидать – были брошены все силы, чтобы нивелировать наше значение, но степень нашей живучести удивила даже нас самих, поэтому, как в одном малоизвестном фильме: «Задача сержант-майора (старшина в американской армии) быть гадом, и он с нею успешно справляется». Если вам плюют в спину – значит вы впереди. Помните? В лицо нам плюнуть желающих пока не находилось.



aleksandr-skif

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »