Юг России
Закрыть
25 июл 17:06  Версия для печати

Дискриминация русского языка и русского населения на бывшей Украине в контексте современной войны в Донбассе

Алексей Мартынов, краевед, аналитический обозреватель
После государственного переворота и начала войны на бывшей Украине в феврале – апреле 2014 г. тема русского языка и его статуса в украинском государстве несколько отошла на второй план, поскольку Республика Крым сама отстояла себе право на русский язык путем восстания, референдума и воссоединения с Россией, народные республики Донбасса добыли себе право на русский язык силой оружия и волей людей, учредив собственную государствен-ность, а на оккупированной территории Новороссии и бывшей Украины прозападная киевская хунта репрессиями и террором подавляет саму возможность заявить о правах русского языка и его носителей. Тем не менее, с точки зрения исторической ретроспективы и пониманияя внут-ренних причин происхождения современного кризиса на коренных землях Юго-Западной Рос-сии не лишним будет обратиться к истории «украинизации» 1990-2000-х годов, выделить её основные причины и тенденции.

Сегодня, когда враждебные русскому народу, русской цивилизации и государственно-сти западнические и русофобские силы пытаются «слить» Донбасс и Новороссию обратно в состав бандеровской Украины, а продажные пропагандисты и лжецы всех мастей своими лу-кавыми объяснениями, уговорами, подтасовками и обещаниями стремятся вновь одурманить и дезориентировать восставший и сражающийся русский народ Донбасса, - в таких условиях ду-ховной, вооруженной и общественной борьбы настрадавшихся русских людей за свою нацио-нальную самобытность и воссоединение особенно важно помнить уроки недавней истории, связанные с эпохой развала СССР, возникновения и затем укрепления русофобской «незалеж-ной» Украины, развязавшей в итоге «русский Холокост», чтобы не допустить самообмана и роковых политических ошибок в настоящем и обозримом будущем. Тогда, в начале 1990-х го-дов, нас – коренное русское население в Прибалтике, Молдавии, Приднестровье, Украинской ССР так же уговаривали не сопротивляться разрушению Советского Союза и отделению от России, обещали равные права и «дружбу народов» в новых независимых государств, лживо описывали, как русским на Украине будет лучше чем в России, лукаво обосновывали, что Украинская ССР «кормит» весь Союз, а, отделившись, будет кормить только своих жителей, предлагая русским – тогда еще советским – людям продать Родину за колбасу, отказаться от империи за джинсы, поменять ядерное оружие и статус великой державы на импортный ви-деомагнитофон и пачку «сникерсов».

Любые разумные и обоснованные возражения начавших прозревать от «перестроечно-го» морока русских людей в тогда еще советских национальных республиках, что идет воз-рождение национализма и нацистских пособников из числа прибалтийских «лесных братьев» и западно-украинских бандеровцев, что русские не могут и не хотят отделяться от России (хотя тогдашняя ельцинская РСФСР 12 июня 1990 г. сама «отделилась» от остальной исторической России и русских), - все эти справедливые опасения русских людей, живших на своей искон-ной территории – Новороссии и Малороссии, Бесарабии и Галицко-Волынской Руси, ливон-ских вотчинах и владениях Господина Великого Новгорода – на всё это воспрянувшие местеч-ковые националисты, перебежчики-ренегаты из номенклатуры КПСС, штатные пропаганди-сты из числа бывших партийных «писателей» и «литераторов» отвечали, что никаких поводов для беспокойства нет, что русские будут равноправными гражданами новых независимых гос-ударств, что это злобные адепты уходящего «коммунистического режима» якобы клевещут на «Саюдис», «Народный Рух» и другие «демократические» организации, стремящиеся всего лишь к суверенитету и «защите прав человека».

В итоге, когда после предательства советско-партийной номенклатурной верхушки, во-преки волеизъявлению большинства граждан СССР на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 г. о сохранении обновленного Союза, советская ипостась Русской Империи все-таки была уничтожена, русский народ на окраинах исторической России – в Прибалтике, на Украине, в Бессарабии и других наших исконных и по праву добытых имперских владениях – оказался в положении бесправных «подданных» новообразованных «независимых» государств, а по сути – прозападных русофобских режимов. Русские люди, веками жившие на своей этнографиче-ской территории или же на землях, исторически входивших в единое Российское государство (вне зависимости от его названия, социального и политического строя) в один момент оказа-лись в положении оккупированного населения, которое, находясь на своей собственной земле, имея вокруг себя свои же природные, материально-технические, научные, культурные и дру-гие ресурсы, оказалось лишено возможности полноценного и справедливого владения ими, утратило политическую субъектность и средства отстаивать свои интересы в постсоветском государственном аппарате, а сверх того еще подвергалось социально-экономической эксплуа-тации, национально-культурному ограничению и угнетению, информационному террору, идеологической колонизации.

Примечателен тот факт, что за все 24 года существования «незалежной» Украины так и не было создано ни одной влиятельной и успешной русской политической партии, которая бы представляла интересы многомиллионного русского и русско-культурного населения, по-скольку все подобные партии и общественные организации изначально подавлялись, дискре-дитировались, маргинализировались, а то и прямо запрещались украинским государственным аппаратом. Не давая русским иметь собственную «русскую партию», а, следовательно – и по-литическую субъектность, основанную на национальном и культурном единстве, украинское государство тем самым понуждало русских людей политически поддерживать во внутренней политике те украинские партии, которые, состоя из чиновников, олигархов и политиков, впи-савшихся в постсоветскую украинскую действительность, на словах заявляли об отстаивании интересов «русскоязычного населения», дружбе и союзе с Россией, на деле же подло и цинич-но использовали патриотизм и чаяния русских людей, не смирившихся с развалом СССР и стремившихся пусть даже голосованием за Симоненко или Януковича, КПУ или Партию ре-гионов, а также другие партии и других политиков, но достичь отстаивания своих исконных прав и воссоединения с Родиной – Россией. При этом русские люди, честно исполняя свои гражданские обязанности перед обманувшим, предавшим, эксплуатировавшим, угнетавшим и оскорблявшим их украинским государством, были готовы и постсоветскую Украину считать своей малой родиной, если бы от этого русских людей не отвратила все возраставшая русофо-бия, дискриминация русского языка и вражда «незалежной» Украины с Россией, пропаганда оголтелого украинского национализма, забвение памяти о Великой Отечественной войне и че-ствование нацистских пособников. К этому добавлялась также варварская экономическая экс-плуатация всех имеющихся ресурсов Донбасса и Юго-Востока, из которых украинская правя-щая бюрократия и олигархия выкачивала все средства и доходы, переводя их в Киев, а через систему дотаций и субвенций – во Львов и другие города Западной Украине, в то время как сам Донбасс и Юго-Восток, искусственно доведенные до формально дотационного состояния, вынуждены были выклянчивать у холеных и откормленных, хамски отвечающих на русское слово украинским суржиком чиновников собственные же средства для содержания приходя-щего в упадок хозяйства своих регионов. На средства русского населения украинская государ-ственная бюрократия и олигархия, составной частью которой являлись олигархи и политики от «Партии регионов» и других формальных радетелей за русский язык и «русскоязычное населе-ние», все двадцать лет существования «самостийного» недоразумения на карте Юго-Западной России осуществляли финансирование, поощрение и распространение украинского национа-лизма и одновременно угнетение, идеологическое, политическое, культурное, социальное и экономическое порабощение русского населения. Русские тяжелым трудом своих рук и ума платили подать украинскому националистическому, а со времен «оранжевого» президента Ющенко уже открыто неонацистскому государству, оплачивая собственную дискриминацию. Русофобия за счет русских, на русской этнографической территории и против русских – во-площение мечты американского «геостратега» и русофоба Збигнева Бжезинского планомерно осуществлялось его украинскими учениками и подопечными все два десятилетия после разру-шения СССР. Результаты этого безумного по своему характеру и чудовищного по воплощению национального эксперименты сегодня видят и чувствуют на себе русские люди сражающегося Донбасса и оккупированной, но не сдавшейся Новороссии.

Итак, тема положения русского языка и его носителей на территории Украинской ССР изначально была органически связана с теми глубинными и катастрофическими изменениями, что начались в конце 1980-х, а в начале 1990-х приняли открыто русофобскую форму. Пробле-ма функционирования русского языка и дискриминации его носителей – русского и русско-культурного населения стала одной из важнейших во внутренней политике бывшей Украины. Появление широкой общественно-политической дискуссии на тему «русификации», «деруси-фикации» и «украинизации» на территории Украинской ССР началась ещё в период «пере-стройки», когда возникший «Народный Рух Украины за перестройку», возродившаяся нацио-налистическая «Просвита» и другие сепаратистские организации Западной Украины приня-лись активно провоцировать межнациональную рознь и антироссийские, зачастую даже анти-русские настроения, присвоили себе доминирующую роль в гуманитарной сфере и фактически сформировали новую государственную идеологию «незалежной» Украины – постсоветского националистического, западнического и русофобского государства.

Притеснение и ограничение великого русского языка и культуры, восходящих к Визан-тийской империи и позднеантичной христианской цивилизации, органически сочетающих как христианскую и византийскую традиции, так и собственно русскую историческую и нацио-нальную самобытность, было вызвано не только политическими задачами новой постсовет-ской верхушки «номенклатурных националистов» и обслуживающих их идеологов и гумани-тариев. Высокий культурный и духовный уровень русского языка и цивилизационного насле-дия Руси сам по себе составлял жесточайшую конкуренцию примитивному украинскому наци-онализму и эрзацу «украинской мовы», что был заимствован из замкнутого и пропитанного местечковым национализмом галицко-волынского социума, да еще и с добавлением лексико-диалектических, орфографически-смысловых и субкультурных ферментов украинской эмигра-ции из Западной Европы, США и Канады. Постсоветский «новояз», создаваемый коллабора-ционистской американо-канадской диаспорой, «номенклатурными националистами» вроде Леонида Кравчука и Ивана Плюща, перекрасившимися пропагандистами КПСС типа Ивана Драча, Бориса Олийныка, Владимира Яворивского и других «мэтров» украинской советской литературы, противоречил даже нормам орфографии, стилистике и общей концепции офици-ального украинского языка, разработанного в 1920-1930-е годы в Украинской ССР и приме-нявшегося на территории республики. Вместо советской «русифицированной» и приближен-ной к восточнославянскому «оригиналу» (церковно-славянскому и официальному языку XVI – XVII века) версии «украинской мовы» периода УССР с начала 1990-х годов населению пост-советской Украины – в том числе русским и исконно русскоязычным жителям Донбасса и дру-гих русско-культурных областей бывшего Юго-Востока – был предложен бандеровской «ново-яз» и примитивная, антирусская, основанная на местечковом западническом подражании суб-культура, которая, естественно, и по своему концептуальному оформлению, и понятийно-смысловому содержанию, и по идейно-духовной ограниченности, закомплексованности и убо-гости, не могла идти ни в какое сравнение ни с традиционной православной русско-византийской культурной традицией, ни со светской русской культурой, ни с классической советской литературой, воспитывавшей у советских людей чувства патриотизма, преданности Родине, обществу, государству, высокие моральные ценности. Очевидно, что примитивный украинский национализм, взявший для своего выражения и распространения столь же ограни-ченную и примитивную лингвистически-смысловую базу, отторгавшую все старые традиции южнорусского и малорусского диалекта и региональной культуры, порывавшую с традицией церковно-славянского языка и русского делопроизводственного стиля XVI-XVII века, взяв-ший вместо этого за образец литвинизмы, полонизмы, латинизмы, галицко-волынский суржик и псевдо культурное западничество – такая «украинская мова» и «украинская национальная культура» не могли выдержать объективной и естественной конкуренции с развитым, функци-онально и духовно богатым русским языком и русской цивилизационной традицией. Вот по-чему, едва придя к власти в начале 1990-х годов, украинские националисты и эксплуатирую-щий их идеологию постсоветский политико-экономический класс взялись за системное и то-тальное искоренение русского языка и традиционной русской культуры, прежней духовной и ментальной традиции русского народа, чтобы уничтожить у русских «подданных» национали-стической Украины само русское самовосприятие и мировоззрение, обезоружить и поработить их в духовном, национально-культурном, понятийно-смысловом, ценностном и, как следствие, общественно-политическом отношении. Тотальная националистическая и русофобская пропа-ганда, изобличение русского народа в вымышленных «исторических грехах» наподобие коло-низации и «русификации» Украины-Гетманщины, упразднения Запорожской Сечи, «голодо-мора» и борьбы с «национально-освободительным движением» - коллаборационистами ОУН – УПА – всё это активно проводилось украинским государственным аппаратом с целью куль-турного и идеологического порабощения русского населения, отрыва русских, оказавшихся «подданными» искусственного и сепаратистского проекта «Украина», от Великой России, чтобы не допустить стремлений разъединенного русского народа к культурному, националь-ному и государственному возрождению, сопротивлению националистическому сепаратизму бандеровцев и воссоединению разрозненных частей исторической России в новую великую культурную и имперскую общность.

Даже примитивные общности, находившиеся в рабстве и подчинении, как свидетель-ствует еще история древнего мира, не терпели над собой колонизаторов и захватчиков, стре-мились отстоять свою культурную традицию и боролись за возможность самостоятельного раз-вития. Так может ли великий русский народ, в течение веков внушавший окружающим нас народам почтение и страх, создавший великую культуру и государственность, находиться в подчинении бандеровских варваров, которых предки наши силой оружия и волей духа побе-дили и подчинили себе? Как показывают многочисленные примеры из истории Древнего Рима и Византии, в эпохи временного ослабления или упадка империи особенно страдают окраины и пограничные области великого государства, где великий и достигший высокого культурного развития народ из-за деградации своей государственности в первую очередь подвергается нещадным нападкам и оскорблениям тех, кто прежде испытывал страх и заискивал, а затем, воспользовавшись временными неудачами римлян, византийцев – ромеев и русских, стал вы-мещать свою давнюю зависть и комплексы на разрозненных частях великого имперского наро-да, компенсируя таким способом собственное ничтожество. Могут ли примитивные варвары, веками находившиеся в холуйстве и рабстве, сохранившие саму жизнь и возможность развития благодаря великодушию и милосердию русского народа, который, победив своих врагов силой оружия и, имея над ними полную власть, тем не менее сделал их равными себе и принял в свою общность, - могут ли украинские, прибалтийские и другие русофобы и неонацисты ис-пытывать чувство благодарности к своим победителям и благодетелям? Очевидно, что по внутренней сущности своей они могут только испытывать комплексы перед теми, кому они должны, и мстить тем, кто духовно выше их, чья героическая история, высокая культура, под-линно независимая и чуждая рабскому пресмыкательству национальная традиция столь проти-воположны их собственному позорному прошлому, холуйскому настоящему и бесперспектив-ному будущему. Потому за последнюю четверть века русский народ на бывшей Украине и подвергается дискриминации и гонениям, а за последние два года и прямому физическому ге-ноциду за самое имя русское, что неруси и враги Русского мира испытывают звериную нена-висть ко всему, что называется русским, и стремятся уничтожить прогрессивную русскую культуру и духовность путем истребления, изгнания и порабощения их носителей, без чего на землях Юго-Западной России невозможно утвердиться примитивному украинскому неонациз-му и выражаемой им западнической ограниченной субкультуре. На наших глазах идет класси-ческая борьба добра и зла, униатства и сектантства с Православием, язычества с христиан-ством, варварства с цивилизацией, низшего с высшим, фашизма и неофашизма с антифашиз-мом и человечностью, зверей с людьми. И сфера русского языка и культуры является своего рода ареной, на которой происходит эта цивилизационного борьба Русского мира с мировой русофобией и её местечковыми прислужниками, посягающими на жизнь, достоинство, духов-ность, культуру и будущее русского народа. Это началось еще четверть века назад, но к сожа-лению многие наши соотечественники предпочитали не замечать или игнорировать происхо-дящие в украинском обществе необратимые процессы деградации и фашизации, и только когда болезнь украинского национализма полностью охватила бывшую Украину, стало очевидно глубинное духовное, сакральное, цивилизационное, сущностное различие между нами, рус-скими, и ними, фашистами-русофобами, между наследниками Первого и Второго христиан-ского Рима, преемниками Третьего Рима и последователями язычников, раскольников и сек-тантов – варваров, не ведающих чувства прекрасного, как писали византийские историки во время нашествия крестоносцев на Константинополь и поругания державы ромеев. Наш Рус-ский мир, лучшие представители которого защищают сегодня Византийскую Русь от опол-чившихся на неё бандеровских варваров и их хозяев, еще имеет шанс не уподобиться Визан-тии, которую внутренние противоречия, а также непоследовательность, бездарность, сребро-любие и ничтожность власть предержащих привели к падению от внутреннего разлада и внешнего нашествия варварских орд.

Возвращаясь же к теме дискриминации русского языка и русско-культурного населения на Украине, прежде всего стоит отметить тот факт, что почти все украинские политики, даже выходцы из Донбасса, в течение всех двадцати лет «самостийности» регулярно использовали чаяния и ожидания носителей русского язык – своих избирателей, спекулировали на лозунгах о статусе русского – официальном, региональном или государственном, но при этом всегда предавали проголосовавших за них, прилагая всё новые усилия по внедрению «украинизации» во все сферы государственной и общественной жизни Украины. Достаточно вспомнить преда-тельское и достойное высочайшего презрения поведении Виктора Януковича и основателя «Славянской партии» Николая Азарова, которые не только не выполнили своих предвыбор-ных обещаний о государственном статусе русского языка, но даже публично силились гово-рить только на украинском, показывая свое холуйство перед украинскими националистами и одновременно пренебрежение перед русскими избирателями, имевшими несчастье голосовать за этих трусливых ничтожеств. Украинский «новояз» Януковича и лексикон «Азирова», отка-завшихся от русского языка из-за политического предательства, но так и не сумевших выучить литературный украинский из-за собственной тупости, могли бы показаться смешными, если бы потворство Януковича, Азарова и Партии регионов украинским националистам не имело столь трагических результатов.

Пожалуй, наибольший цинизм в вопросе о положении русского языка на бывшей Укра-ине заключается в том, что «самостийная» республика создавалась в 1991 г. под лозунгами рос-сийско-украинского равноправия и двуязычия. Тот же Леонид Кравчук, ставший из Первого секретаря ЦК КПУ и Председателя Президиума Верховного Совета Украинской ССР первым президентом «незалежной» Украины, публично обещал, что русские будут жить на Украине лучше, чем в России, а евреи – лучше, чем в Израиле. Будучи кандидатом в президенты Украи-ны в 1991 г., Л. Кравчук даже издал специальное обращение «К русским соотечественникам», в котором обещал: «Я буду делать всё, от меня зависящее, для полного удовлетворения поли-тических, экономических, социальных и духовных запросов русского населения, для государ-ственной защиты его законных интересов. Ни в коем случае не будет допускаться насиль-ственная украинизация русских. Любые попытки дискриминации по национальному признаку будут решительно пресекаться. Гарантирую вам сохранение полнокровных, беспрепятствен-ных связей с Россией и другими суверенными государствами бывшего Союза, возможность поддержания свободных контактов с родственниками и друзьями за пределами Украины». Однако все эти обещания Л. Кравчука и последующих украинских президентов, желавших за-ручиться поддержкой миллионов русских избирателей накануне выборов, так и не были вы-полнены. Сразу же после установления независимости от союзного центра на территории Украинской ССР началась насильственная «украинизация», которая уже к середине 1990-х го-дов достигла значительных «результатов». Хотя принятый еще в 1989 г. Закон Украины «О языках в Украинской ССР» гарантировал официальное использование в республике русского языка и устанавливал его статус как языка межнационального общения на территории Украи-ны, в реальности русский язык превратился во второстепенный по сравнению с «державной мовой». Между тем, подтверждая действие закона «О языках в Украинской ССР», ещё 1 ноября 1991 г. Верховным советом республики была принята «Декларация прав национальностей Украины», которая гарантировала обеспечение всех национально-культурных потребностей жителей республики. В статье 3 Декларации говорилось: «Украинское государство обеспечи-вает своим гражданам право свободного использования русского языка. В регионах, где прожи-вает компактно несколько национальных групп, наравне с государственным украинским язы-ком может функционировать язык, приемлемый для всего населения данной местности». Де-кларация прав национальностей до сих пор остается частью действующего законодательства Украины, однако о национальном равноправии украинские власти всех мастей вспоминали разве что для популизма.

Народный референдум, проведенный 27 марта 1994 г. в Донецкой и Луганской областях одновременно с выборами в Верховный Совет Украины, подтвердил, что большинство жите-лей Донбасса выступают за государственный статус русского языка, федеративно-земельное устройство и интеграцию с Россией в рамках обсуждавшегося тогда экономического союза СНГ. Результаты народного референдума Донбасса 1994 г., точно так же как и предвыборные обещания Леонида Кучмы (презрительно прозванного затем уже людьми «Кучмовозом») о гос-ударственном статусе русского языка и дружбе с Россией, были цинично проигнорированы. Донбасские чиновники, депутаты, олигархи и бизнесмены в массе своей уже в 1993-1994 гг. пошли на сговор с киевскими бюрократами, олигархами и националистами, сдав интересы русского Донбасса в обмен на свое долевое участие в эксплуатации и присвоении ресурсов Юго-Востока и политическом классе Украины, который сформировался затем как открыто ан-тироссийский.

Принятая 28 июня 1996 г. Конституция Украины, поддержанная не только представ-лявшими Донбасс и Юго-Восток русскоязычными олигархами и чиновниками, что впослед-ствии оформились в «Партию регионов», но даже левыми силами – Компартией Украины Петра Симоненко, окончательно закрепила единственный государственный украинский язык, отведя русскому статус «языка национального меньшинства». Хотя в статье 10 Конституции Украины русский язык формально выделялся, и гарантировалось его свободное использование, однако другие статьи Конституции и законодательные акты Украины четко предусматривали всемерное развитие и употребление только «украинской мовы». Русские люди, живя на своей земле, преданные лживыми политиками и олигархами, которым они два десятилетий подряд делегировали своё политическое представительство, вынуждены были заполнять документа-цию и получать образование на непонятном и чуждом им языке, поскольку начиная от школь-ных учебников истории и заканчивая пропагандой в СМИ, русское население ежедневно под-вергалось атакам дискриминационной информации националистического и русофобского ха-рактера на украинском языке. Понятно, что если каждый день украинские националисты и са-мо государство Украина на неродном для тебя языке обвиняет Россию и русских в «русифика-ции», «советской оккупации», «голодоморе» и пропагандирует нацистских пособников из ОУН – УПА, дискриминирует национальное достоинство русского народа, то негативное от-ношение к украинскому национализму не могло не сформировать и нигилистического отно-шения к бандеровско-диаспорной «украинской мове», которая к тому же резко отличалась от относительно привычного для советских людей литературного украинского языка эпохи Украинской ССР.

Точно так же украинским государством со времен президентства Кучмы игнорирова-лись соответствующие «гуманитарные» статьи Большого договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией от 31 мая 1997 г., хотя межгосудар-ственный договор имеет большую юридическую силу, чем национальное законодательство. Согласно статье 12 Большого договора 1997 г., «Высокие Договаривающиеся Стороны обеспе-чивают защиту этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности националь-ных меньшинств на своей территории и создают условия для поощрения этой самобытности. Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон гарантирует право лиц, что принадлежат к национальным меньшинствам, … свободно выражать, сохранять и развивать свою этниче-скую, культурную, языковую или религиозную самобытность и поддерживать и развивать свою культуру, не испытывая каких-либо попыток ассимиляции вопреки их воле. …Высокие До-говаривающиеся Стороны способствуют созданию равных возможностей и условий для изуче-ния украинского языка в Российской Федерации и русского языка в Украине, подготовки педа-гогических кадров для преподавания на этих языках в образовательных учреждениях и предо-ставляют для этой цели равноценную государственную поддержку». Таким образом, Украина как государство взяла на себя международные обязательства по развитию русского языка и русской культуры на своей территории, обязавшись не допускать принудительной ассимиля-ции проживающих на Украине русских. В статье 24 Большого договора 1997 г. отдельно гово-рится о гарантиях русскоязычного телерадиовещания на Украине: «Стороны совместно раз-рабатывают и реализуют взаимовыгодные программы развития материально-технической базы телевидения и радио, в том числе спутникового вещания, обеспечивают на паритетной основе организацию теле- и радиопередач, в Украине – на русском языке, в России – на украин-ском языке». В 1990-е годы фактически единственным российским телеканалом, имевшим прямое вещание на Украине, являлась бывшая Первая программа Центрального телевидения СССР – Всероссийская государственная телерадиокомпания «Первый канал «Останкино» (с 1995 г. «Общественное российское телевидение» - ОРТ). Однако уже во время второго прези-дентского срока Л. Кучмы российские телеканалы на Украине были вытеснены в сеть кабель-ного телевидения. Но «оранжевые» власти развязали борьбу даже с кабельным российским те-левидением, не говоря уже о вытеснении русскоязычного вещания на центральных украинских телеканалах. Аналогичная дискриминация русского языка произошла и в кинотеатрах – все за-рубежные кинокартины «оранжевая» власть обязала дублировать на украинский язык, игнори-руя мнение русскоязычных зрителей. В 1999 г. при Кучме Конституционный суд Украины да-же принял специальное решение о единственном государственном украинском языке, по кото-рому во всех сферах деятельности, в том числе образования и науки, официального делопроиз-водства, вводилось обязательное использование украинского языка. При позднем Кучме в начале 2000-х годов «украинизация» делопроизводства, СМИ, школ и вузов даже на Юго-Востоке приобрела тотальный характер.

Позорная сдача кандидатом в президенты Януковичем и Партией регионов интересов избирателей во время первого «майдана» в ноябре – декабре 2004 г., безрезультатный съезд в Северодонецке, все решения которого об автономии Донбасса и Юго-Востока и отделении от националистической Украины были сразу же отменены и преданы сами «регионалами», при-вели к еще большей деморализации, дезорганизации и как результат – к усилившейся дискри-минации русско-культурного населения Донбасса и сегодняшней Новороссии. После много-численных народных митингов в Крыму и на Юго-Востоке в июле 2006 г., когда появилась ре-альная возможность свергнуть «оранжевого» президента Ющенко, Янукович и Партия регио-нов снова пошли на уступки и подписали позорный «Универсал национального единства», от-казавшись от государственного статуса русского языка ради предложенного Ющенко поста премьер-министра для Януковича и министерских постов «регионалам». Созданная «региона-лами», коммунистами и социалистами «Антикризисная коалиция» в Верховной Раде 2006-2007 гг. так и не выполнила своих обещаний русско-культурным избирателям, позорно сдала власть Ющенко, объявившему досрочные парламентские выборы весной 2007 г. и ожидаемо проиграла на выборах в сентябре 2007 г. После этого, находясь в сомнительной «оппозиции» к Ющенко, Янукович и Партия регионов снова обещали русским людям государственный рус-ский язык и союз с Россией, если те проголосуют за «регионалов» и позволят им набрать с коммунистами 300 голосов в Верховной Раде для изменения Конституции. Конечно, это был просто блеф.

«Оранжевая революция» и последовавшие за ней события в гуманитарной политике Украины стали апогеем «украинизации», стартовавшей в 1990-е годы. На рубеже 2004/2005 гг., согласно исследованиям Института социологии НАН Украины, треть населения страны счита-ла русский родным языком, 36% общались на нем в семье, и 21% семей были двуязычными, а половина населения выступала за официальный статус русского языка. (Панина Н. Украинское общество. 1994-2005. Год перелома. Социологический мониторинг. /Институт социологии НАН Украины. – Киев, 2005. – С.59). Однако «оранжевые» националисты развернули новую кампанию насильственной «украинизации», результатом чего стало умышленное нарушение прав русскоязычного населения и подавление русского языка, что было отмечено в резолюции II Всеукраинского съезда депутатов советов всех уровней в г. Северодонецк 1 марта 2008 г.. Как было заявлено на съезде, на Украине уничтожено более 3 тыс. русских школ; если в 1991 г. в школах с русским языком обучения находилось 3 млн. 268 тыс. учащихся, то в 2007 г. около 400 тыс. Вторым съездом в Северодонецке была одобрена специальная «Декларация прав рус-ской культуры и культур других народов Украины». Тем не менее, как ни прискорбно, все за-явления второго Северодонецкого съезда так и остались декларативными и не получили реали-зации в практической плоскости. «Белая книга насильственной украинизации», о которой в числе прочего говорилось на съезде, так и не создана по сей день, хотя материалов для неё бы-ло и есть предостаточно. Второй съезд «регионалов» в Северодонецке оказался таким же пу-стословием и обманом русских избирателей, как первый, причем на втором съезде 1 марта 2008 г. Янукович демонстративно выступал на украинском языке, а в числе делегатов были при-глашены депутаты местных советов Западной Украины. Пока Партия регионов занималась го-ворильней, «оранжевые» власти фактически саботировали Европейскую хартию региональных языков, зато разработали проект «Концепции государственной языковой политики в Укра-ине», ограничивающий русский язык и права его носителей якобы в интересах «титульной» нации. Правовой нигилизм украинских властей был отмечен даже в рекомендациях Верховно-го комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств (август 2009 г.), который призвал украинское государство расширить возможности развития русского языка.

Следует отметить, что даже после прихода к власти в январе – феврале 2010 г. полити-ческих оппонентов «оранжевых» - Партии регионов и её лидера Виктора Януковича дискри-минационное положение русского языка на Украине не претерпело существенных изменений. Большая часть националистических введений «оранжевого» режима продолжали по инерции сохраняться в гуманитарной сфере Украины и в правление Януковича.. Положение с русским языком стало лишь одним из наиболее наглядных и ощутимых. Как заявила в 2010 г. президент Украинской ассоциации преподавателей русского языка и литературы, доктор филологических наук Людмила Кудрявцева, на тот период на Украине действовало 78 дискриминационных указов по отношению к русскому языку, которые ограничивали его применение. По данным Л. Кудрявцевой, в сфере образования Украины происходила ползучая «украинизация» образова-тельных учреждений, при этом чиновники сознательно способствовали сокращению русско-язычного обучения. Достаточно добавить, что в русскоязычной Донецкой области в 2011 г. было 176 русских школ и 390 украинских, кроме того, 514 школ с обучением на двух языках, но из них 360 украинских школ с русским классом; таким образом, в области больше 83% школ были или полностью украиноязычные, или украиноязычные с русским классом. В Донецкой области, которая наряда с Крымом являлась самым большим этническим русским анклавом на Украине, чиновники и депутаты от Партии регионов, на словах заявляя о равноправии русско-го и украинского языков, в действительности систематически сокращали количество русско-язычных классов, не говоря уже об «украинизации» вузов и финансировании из государствен-ного бюджета одиозных националистических организаций вроде Всеукраинского товарище-ства «Просвита», на которое премьер-министр Н. Азаров специально выделил средства гос-бюджета.

В связи с этим довольно показательна реакция тогдашней «донецкой» власти Украины, которая обещала своим избирателям государственный или как минимум региональный статус русского языка. Так, в ходе телеэфира 25 февраля 2011 г. президент Виктор Янукович признал-ся, что еще не изучал предложенный рядом депутатов законопроект о языках на Украине, при этом сославшись на невозможность упрочения статуса русского языка на данный момент. В своем выступлении В. Янукович заявил: «...Я рекомендую вам учить украинский язык, гово-рить на нем. И это будет нормально. Как и вы должны учить иностранные языки. И я сове-товал своим внукам, чтобы они учили украинский язык, свободно на нем говорили, пели на нем… Мы живем на Украине, на ее земле…». Надо полагать, это был ответ президента Януко-вича своим русскоязычным избирателям, которые голосовали за него на президентских выбо-рах 2010 г. в противовес националистическим кандидатам. Стоит заметить, что подобную же «языковую» риторику («мы живем на Украине – значит мы украинцы, должны говорить по-украински» и т.д.) в свое время использовали предшествующие президенты Украины Л. Крав-чук, Л. Кучма и В. Ющенко. Утверждения о проблемах повышения статуса русского языка в конкретный момент, о необходимости «единства нации» и недопущения «раскола страны» по-стоянно присутствовали в выступлениях украинских президентов на «языковую» тему.

После многих дискуссий и даже драк с националистами в Верховной раде, только 3 июля 2012 г. «регионаловским» большинство в парламенте был принят закон «Об основах гос-ударственной языковой политики», который якобы защищал права «русскоязычного населе-ния» и позволял вводить в областях Юго-Востока региональный статус русского языка, запре-щенный при Ющенко. Однако принятый Партией регионов «языковой закон» оказался всего лишь фикцией, поскольку в угоду националистам утверждал обязательный характер един-ственного государственного языка – украинского, и «украинизаторские» положения закона полностью нивелировали возможности русского языка как регионального. Более того, приня-тый при Януковиче закон 2012 г. отменял предыдущий, еще советский закон «О языках в Украинской ССР» 1989 г., по которому русский имел статус языка межнационального общения на всей территории Украины, теперь же региональный язык вводился исключился на подве-домственной территории областных, городских и других местных советов. После принятия «языкового закона» 2012 г. ползучая «украинизация» на Юго-Востоке продолжилась, Януко-вич и Азаров по-прежнему убого выступали на украинском языке и заигрывали с национали-стами, количество русских учебных заведений сокращалось. Так, в 2011/2012 и 2012/2013 учебном году в Донецкой области, несмотря на принятие областным советом регионального статуса русского языка, увеличение количества украинских классов и студенческих групп в среднем росло на 1,5% в год, что составляло несколько классов и учебных заведений и не-сколько тысяч учащихся, переведенных с русского на украинский язык обучения. При этом Донецкая областная государственная телерадиокомпания, подчиненная Донецкой ОГА, в 2013 г. согласно документам вела почти на 100% вещание на украинском языке и около 1% на поль-ском.

Только 27 апреля 2014 г., когда народное ополчение ДНР взяло под контроль здание Донецкого телецентра, в Донбассе была прекращена многолетняя трансляции украинских националистических телеканалов и впервые с 1990-х годов русские дончане получили воз-можность без спутниковой тарелки смотреть российское и донецкое республиканское эфирное телевидение с помощью обычной аналоговой антенны. Как оказалось, для принятия государ-ственного статуса русского языка, трансляции российского телевидения и отмены принуди-тельной «украинизации» народа Донбасса совсем не нужны ни Янукович, ни Партия регио-нов, ни другие украинские партии и политики, ни сама бандеровская Украина.

Можно сказать, что после многочисленных уступок и сдач Януковича и Партии регио-нов националистам бандеровцы по-своему «отблагодарили» предателей - «регионалов» за их бездарность и глупость. И если Янукович и Азаров еще успели вовремя сбежать в постоянно критикуемую ими Россию, то такие «глашатаи» Партии регионов, как Михаил Чечетов и дру-гие, холуйски оправдывавшие любое предательство интересов русского населения в угоду бандеровцам, пресмыкавшиеся перед «сильным лидером Виктором Федоровичем» и сами от-рекшиеся от него после февральского переворота, от ими же вскормленных украинских неона-цистов получили достойное воздание за свой иудин грех. Если бы не предательство «региона-лов» в 1990-е и 2000-е годы, вся история постсоветской Украины могла бы пойти по-другому, а для современного геноцида в Донбассе и Новороссии не было бы создано достаточных соци-альных, идеологических и политических условий, которые начали создавать Кравчук и Кучма, оформил Ющенко, приумножил и утвердил Янукович, который и кровавого диктатора Поро-шенко в свое время назначал министром иностранных дел и министром экономики в прави-тельстве Азарова. Киевская хунта лишь развила содеянное своими предшественниками.

Итак, как показывает уже краткий обзор истории с дискриминацией русского языка и русского населения на бывшей Украине, никакие компромиссы с агрессивным и русофобским украинским национализмом, никакое перепоручение основополагающих интересов русского народа лукавым и ненадежным политическим посредникам и авантюристам, а тем более оли-гархам и их ставленникам, никакое «примирение» с открытыми врагами, жаждущими уничто-жить нашу великую русскую цивилизацию и весь наш русский народ, невозможны в принци-пе. Вся история постсоветской Украины от одного референдума (17 марта 1991 г.) и государ-ственного переворота (22-24 августа 1991 г.) до другого государственного переворота (21-22 февраля 2014 г.) и референдума (11 мая 2014 г.) показывает невозможность, недопустимость, бесперспективность и аморальность каких-либо попыток договориться с украинскими нацио-налистами-неонацистами. Сегодня, когда лукавые и искушенные в подлости предатели Рус-ского мира снова пытаются навязать нам сомнительные «компромиссы» с бандеровской Укра-иной, раздавая русским людям обещания об учете и признании их прав, как это делали в нача-ле 1990-х Кравчук, Кучма и другие предшественники нынешней киевской хунты, русским лю-дям Донбасса и Новороссии нужно быть начеку и не допустить никаких уступок в своих пра-вах. На историческом и оплаченном жертвами и подвигом многих тысяч русских людей рефе-рендуме 11 мая 2014 г. народ Донбасса уже сделал свой принципиальный цивилизационный выбор на полное отделение от бандеровской Украины, создание собственной государственно-сти и воссоединение с Великой Россией по примеру Крыма и Севастополя. Печального 25-летнего опыта угнетения русского языка и русского народа в искусственной бандеровской Украине, оккупировавшей историческую Юго-Западную Россию, достаточно, чтобы Донбасс и Новороссия больше не позволили обмануть себя «особыми статусами» и низменными подач-ками. Процесс возрождения и воссоединения русского народа в обновленной Новой России уже начался Русской весной и никаким врагам Русского мира не удастся остановить ход исто-рии.

Приложение 1. Предвыборная листовка кандидата в президенты Украины, председателя Президиума Верховного Совета Украинской ССР Леонида Кравчука «К русским соотече-ственникам» накануне выборов президента Украины 1 декабря 1991 г.
Приложение 2. Обращение Президиума Верховного Совета Украинской ССР к населе-нию республики накануне референдума о независимости Украины 1 декабря 1991 г.


Дискриминация русского языка и русского населения на бывшей Украине в контексте современной войны в Донбассе
Дискриминация русского языка и русского населения на бывшей Украине в контексте современной войны в Донбассе
Дискриминация русского языка и русского населения на бывшей Украине в контексте современной войны в Донбассе

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »