Читать
Закрыть
Сергей Яблоков - 18 янв 11:07  Версия для печати

Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?

Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?

МИД Украины сообщил об очередной потенциальной победе над Россией. Киев обратился в Международный суд ООН по вопросам Крыма, Донбасса и «гибридной агрессии».

Министерство иностранных дел Украины отчиталось о передаче в Международный суд ООН в Гааге иска против Российской Федерации. Как сообщила спикер ведомства Марьяна Беца в Twitter, украинская сторона утверждает, что РФ нарушает Конвенции о противодействии финансирования терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

Инициатива вовлечь в дипломатический конфликт между странами Гаагу, отметим, принадлежит не дипломатическому ведомству. А самому президенту Петру Порошенко, который анонсировал предстоящий шаг по «защите» крымских татар и жителей Донбасса в тесном кругу своих подчиненных из администрации и МИДа и своего же уполномоченного по делам крымскотатарского народа Мустафы Джемилева.
Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?
«Три года Российская Федерация грубо нарушает международное право, три года осуществляет незаконную аннексию Крыма, незаконную оккупацию востока нашей страны на территории Донецкой и Луганской областей, реализует политику уничтожения и дискриминации в Крыму... Те, кто остался и в Крыму, и на Донбассе подвергаются пыткам и преследованиям. Запрещается деятельность Меджлиса крымскотатарского народа и совершаются другие преступления, которые не могут оставаться безнаказанными», - несколько путанно обеспокоился судьбами бывших сограждан гарант украинской нации.

Судя по всему, украинский МИД команду верховного главнокомандующего решил не переосмысливать, и презентовать международному сообществу в первоначальном виде. Потому, если верить украинским СМИ, киевский иск включает в себя как фантомные боли по Крыму, так и обстрел Мариуполя в январе 2015 года, обстрел автобуса на блокпосту возле Волновахи в январе 2015 года, обстрел Краматорска в феврале 2015 года, и даже самолет рейса МН17, который Киев считает сбитый ополченцами. Трудно судить, как оценят документы юристы, но с точки зрения простого здравого смысла, иначе, чем словами классика: «смешались в кучу кони, люди» постановку вопроса не назовешь.

Но все же давайте попробуем отделить в киевских претензиях «мух от котлет». Взять хотя бы Крым и «ущемления прав» его населения. Политическая опора у подобных заявлений, безусловно, есть – не так давно ООН благодаря коллективному Западу даже приняла резолюцию по правам человека в Крыму, в очередной раз признав его украинским и «оккупированным». Но, в отличие от ОНН, чтобы доказать свою правоту в суде Киеву потребуются доказательства весомей, чем слова своих политиков, к слову, причастных к попыткам лишить жителей полуострова воды, электричества и прочих систем жизнеобеспечения.

Согласитесь, припоминая «подвиги» радикалов-добровольцев на границе Крыма и подконтрольных Украине территориях Донбасса, обвинения в «финансировании терроризма» из уст официального Киева звучат, как минимум лицемерно. Как впрочем, и беспокойство о правах человека в других государствах со стороны режима, чьи чиновники неприкрыто делят граждан на сорта по политическому, национальному, религиозному, а иногда и вовсе «генетическому» принципу. Да и в целом «вставать на защиту международного права» стране, всячески поощряющей нападения на посольства на свой территории, радующейся терактам в отношении дипломатов в других странах, попросту поздно.
Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?
«Поскольку заявленные обвинения вполне очевидным образом не соответствуют действительности, даже самые заинтересованные в отделении Украины от остальной России лица вряд ли смогут сделать вид, что их можно поддержать,- прокомментировал ситуацию для СМИ политолог Анатолий Вассерман.- Конечно, полностью гарантировать победу Российской Федерации в судебных инстанциях ООН невозможно. Все-таки существуют люди, считающие свои политические пристрастия превыше фактов. Но все же вероятность того, что у Украины получится добиться обвинительного приговора, столь пренебрежительно мала, что можно заранее провести траурные мероприятия по деньгам, которые Киеву придется потратить на усиление и продвижение этих исков».

Отдельным пунктом в готовящемся обвинении стоят обстрелы городов Донбасса. Оставим за скобками «причудливость» выборки трагедий, которые предлагает расследовать Киев. Хотя, почему бы не предложить Международному суду расследовать обстрел поселка Доломитный, что под Горловкой, в результате которого на днях был ранен трехлетний ребенок? Думается, по горячим следам подобное следствие провести было значительно проще и показательней для правосудия, нежели случаи, восстановить обстоятельства которых теперь можно только по фото видео материалам. Впрочем, по выбранным Киевом эпизодам в Сети информации более чем достаточно. И на их фоне фото президента Порошенко с кусками автобусного борта – лучшая иллюстрация политического лицемерия украинского руководства в расследовании, а точнее, замалчивании массы подобных трагедий.

И напоследок, так сказать на десерт, наивный расчет киевских дипломатов, решивших уместным внесение в списк претензий трагедии малазийско-нидерладского «Боинга» в небе над Донбассом. Понять замысел авторов не сложно: раз суд территориально находится в Гааге, значит, ему должна быть близка тема той катастрофы, и на этих эмоциях можно «добиться справедливости».
Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?

Придумать такую «хитрость», кажется, могли только в государстве, ничего о судебной системе не знающем. Фактически Киев предлагает авторитетным судьям, которых из числа признанных экспертов в мировом праве выбирает Генассамблея и Совбез ООН, вмешаться в продолжающееся международное расследование, и «установить истину» со слов одного из подозреваемых, который так и не смог пояснить, как в зону боевых действий попал гражданский лайнер.

Кстати, невысокий уровень знаний киевского постмайданного политикума в тонких материях международного права подтверждается еще и тем, что украинские чиновники уже несколько лет периодически заговаривают о международных судебных разбирательствах с РФ, но почти постоянно путают суды, в которые намерены обращаться. В речах то фигурирует так называемый Гаагский трибунал, который, вообще-то, сформирован сугубо для разбирательств по бывшей Югославии, то Международный уголовный, то Международный суд ООН. Первый, как очевидно, к другим странам касательства иметь не может по определению. Юрисдикция второго, в структуры ООН не входящего, распространяется только на страны, которые ратифицировали Римский статут, чего не сделала не только Россия, но и сама Украина. А решения третьего обязательны для сторон, только если они на это согласились. Разово, или приняв соответствующий документ на национальном уровне, или если оспаривается некий договор, в котором имелся таковой пункт.
Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?
«Россия, Китай и США не признают его обязательную юрисдикцию. Мы не можем доверить национальную безопасность нашей страны решать каким-то судьям. Украина может хоть каждый день подавать в этот суд - толку не будет»,- поясняет практическую бесполезность процесса бывший заместитель генерального секретаря ООН Сергей Орджоникидзе.

Тогда зачем Киеву тратить силы и средства на судебное разбирательство, и скорее всего, еще и оконфузиться в процессе и в результате из-за слабых аргументов, сомнительной доказательной базы и политического апломба, несопоставимого с представленными фактами? Версий не так и много. В первую очередь – это привлечение к себе международного внимания, изрядно оскудевшего за последний год. На словах западные лидеры все еще похлопывают Киев по плечу, но дальше декларативных заявлений о поддержки уже не идут, финансовая помощь сокращается, а требования к получателям, как и недовольство украинской коррупцией и видимостью реформ, возрастают. С этой точки зрения положительное решение суда ООН, или хотя бы длительное разбирательство – шанс украинских политиков удержаться в европейском мейнстриме, и, возможно, даже получить еще хоть какие-нибудь материальные свидетельства поддержки.

Вторая возможная причина политико-юридической тяжбы, которую пытается затеять Киев, еще более прагматична. В ближайшее время украино-российские претензии друг к другу начинают рассматривать и другие международные судебные инстанции. Высокий суд Лондона рассмотрит дело по украинским евробондам на 3 млрд. долларов, а Стокгольмский арбитраж будет разбираться во взаимных исках между «Нафтогазом» и «Газпромом» , с суммой требований сторон свыше 60 млрд. долларов. Кроме того, на начало 2017 года запланировано рассмотрение украинского иска против РФ в Международном трибунале ООН по морскому праву.
Суд в Гааге: Украина хочет Крым, денег, или внимания?

Стоит отметить, что шансы на победу, скорее всего, у киевских властей есть только в последнем случае, где речь идет о морских границах Крыма. Как ранее сообщал украинский Минюст, при подготовке иска, его специалисты выбирали в качестве оснований те двусторонние контракты, которые прямо предполагают юрисдикцию Международного трибунала. То есть и с точки зрения права, и с точки зрения политики, шансы на один ответ в свою пользу у Киева есть. Правда, если вспомнить бездарно свернутые после первого же намека России украинские учения у берегов полуострова, вряд ли этот ответ что-то изменит.

А вот по обоим хозяйственным искам позиции Москвы большинством экспертов оцениваются как более выигрышные, и вполне вероятно, что затевая громкое политическое разбирательство, Киев рассчитывает представить и его тоже как аргумент в свою пользу в вопросах, от политики, в сущности, далеких. Попытка, скажем так, отчаянная, так как даже меньший из исков способен моментально подорвать, и без того чахлые, государственные финансы Украины.

Кстати, не будем забывать еще об одной давней мечте украинских политиков – продать России Крым. Точнее, получить компенсации, контрибуции или штраф, который бы «примирил» борцов-заединщиков с уходом полуострова. Потребовать от международных инстанций назначения чего-то в этом духе – вполне в логике официального Киева. Принципиальностью он не отличается, в деньгах нуждается, так что сильно не удивимся, если прощупав политическую почву «сборным иском», украинские политики перейдут к прямому вымогательству средств.
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »