Читать
Закрыть
Федор Золотов - 13 мар 10:00  Версия для печати

Анкара-ЕС: что не поделили многолетние партнеры?

Анкара-ЕС: что не поделили многолетние партнеры?

Турецко-европейские отношения оказались в жестком кризисе. Стороны обменялись рядом недипломатичных жестов и высказываний, но, как предполагают эксперты, подоплека внешнеполитического скандала базируется на внутренних проблемах его участников.

В последнее время официальные отношения с Анкарой испортили сразу две страны Евросоюза - Нидерланды и Германия. Берлин и Гаага под различными формальными предлогами отказали турецким дипломатам в агитационных встречах с согражданами, которые были запланированы в рамках подготовки референдума по смене политической модели в Турции – с парламентской на президентскую.

С начала марта власти ФРГ, где проживает одна из крупнейших турецких диаспор в мире, отменили ряд общественных мероприятий турецких чиновников. В том числе, под предлогом проблем с обеспечением безопасности, были отменены вступления министра юстиции Бекира Боздага в Гаггенау, экономики Нихата Зейкбечи в Кельне и главы МИДа Мевлюта Чавушоглу в Гамбурге.

В пятницу, 11 марта, пустить в страну самолет с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу, который планировал выступить на митинге турецкой диаспоры, отказались уже власти Гааги. Кроме того, в тот же день на границе страны был задержан автомобиль министра по делам семьи и социальной политики Турции Фатмы Бетюль Саям Кайя, которая направлялась в Роттердам наземным путем. Дополнительно, видимо в порядке перестраховки, сотрудники МВД перекрыли дорогу у резиденции генконсульства Турции, возле которого планировались массовые мероприятия с участием чиновницы. Полиция также задержала автомобиль, в котором следовала турецкая пресса, готовившаяся освещать мероприятия.

В итоге, провести турецкие митинги МИДу Анкары удалось только во Франции, но там, что любопытно, разрешение действующих властей на проведение массовых мероприятий было тут же подвергнуто критике со стороны всех ведущих кандидатов набирающей обороты президентской кампании.

Проверка мультикультурализмом

Стоит отметить, что формально все резкие шаги европейских политиков в адрес высокопоставленных турецких гостей, к тому же пользующихся дипломатической неприкосновенностью, к собственно европейским делам имеют весьма косвенное отношение. Десятилетия политики открытых границ и мультикультурализма сделали свое дело: в Германии, Нидерландах, Франции и других странах Европы образовались многомиллионные диаспоры турок, имеющих двойное гражданство или же вовсе сохранивших исключительно турецкие документы. И теперь, с точки зрения формальностей, любое обсуждение конституционной реформы Анкары – дело внутренней политики Турции и ее граждан, в том числе, временно или постоянно проживающих за рубежом. Так что если уж говорить о стандартах демократии, то права турецких граждан на встречи с политиками собственной Родины в данном случае нарушила явно не Анкара.

Кроме того, как отмечают обозреватели, все встречи были подготовлены согласно протоколам международных отношений, а грубые развороты дипломатического транспорта, предпринятые в Нидерландах, выглядят, как минимум, провокационно. Впрочем, на фоне заявлений европейских политиков о том, что турецкие чиновники злоупотребляют «правом на гостеприимство», продвигая в ФРГ «антидемократические меры» и чуть ли не вмешиваются во внутреннюю политику их стран, становится очевидным, что пресловутые двойные стандарты в просвещенной Европе никто так и не отменил. И Турции, которая позволила себе в последнее время некоторую самостоятельность в действиях на Ближнем Востоке и в отношениях с Россией, предстоит на себе оценить реальные, а не пропагандируемые либералами, «евроценности».

Обмен «любезностями»

Официальная Анкара на такое отношение к своим дипломатам отреагировала крайне болезненно, позволив себе весьма резкие высказывания в адрес обеих столиц. В частности, президент Турции Эрдоган заявил, что устройство Германии «не имеет ничего общего с демократией», а предпринимаемые Берлином действия даже «напоминают политику режима национал-социалистов», чем окончательно вывел Берлин из равновесия. «Нацизм все еще жив. И практика немецких властей ничем не отличается от практик нацистского прошлого, — переступил Эрдоган негласное табу в отношениях с Германией. - Мы расскажем о действиях Германии на международной арене и пристыдим их в глазах всего мира». Подобные нелестные сравнения турецкий президент высказал и в адрес правительства Нидерландов, также назвав королевство «банановой республикой» и пригрозив вести симметричные ответные меры. Кроме того, Анкара грозила ЕС аннулировать соглашение по мигрантам, в случае, если Евросоюз откажется от либерализации визового режима для турецких граждан.

Теперь политики Берлина и Гааги заявляют о надеждах на урегулирование ситуации, но менять свою позицию по отношению к турецкой политике и общественной деятельности официальных лиц на собственной территории, все же не намерены. При этом символом того, что скандал базируется не на сиюминутных разногласиях, можно считать появившееся, на его фоне, заявление чиновников Евросоюза. Как сообщил Йоханнес Хан, еврокомиссар по политике соседства и переговорам по расширению, в ЕС принято решение о сокращении финансирования евроинтеграционных проектов в Турции, изза отсутствия в них «соответствующего прогресса». В качестве примера Йоханнес Хан привел меры по «строительству правового государства».

Для понимания материальной стороны вопроса, отметим, что ранее ЕС планировал выделить Анкаре 4,45 млрд. евро в 2014–2020 годах. За истекший период Турция получила всего 167,3 млн. евро, так что стоимость дальнейшей лояльности и «приверженности европейским ценностям» подсчитать не сложно.

Такие разные мотивы одного конфликта

Референдум о смене политической модели в Турции с парламентской на президентскую запланирован на 16 апреля. Его значение для действующей администрации президента Эрдогана, особенно после прошлогоднего неудавшегося переворота, видно невооруженным глазом. Это, наверное, и вынуждает правительство ужесточать риторику, в том числе и в отношении Европы и США. Стоит напомнить, что напряжение между Западом и Турцией, до того бывшей вполне лояльным проводником интересов ЕС и США на Ближнем Востоке, началось как раз с попытки свержения Эрдогана. Тогда власти Турции недвусмысленно намекали, что самих заговорщиков могли готовить и спонсировать западные спецслужбы. При этом в критический момент страны ЕС не спешили с поддержкой зашатавшегося режима, а после восстановления позиций власти отказались выдавать Анкаре подозреваемых в участии в заговоре. Так что теперь, вполне возможно, что обвинения европейских политиков по поводу «попытки Эрдогана установить авторитаризм», может и имеют под собой основания, но с точки зрения самого президента укрепление власти, на фоне потенциального предательства союзников, выглядит вполне логичным.

Ответная жесткая реакция тех же Нидерландов смотрится не так убедительно, особенно с точки зрения взаимоотношений Европы и Турции. Но это без учета внутренних противоречий местного политикума. В Гааге уже через несколько дней должны пройти выборы в нижнюю палату парламента, и, по мнению экспертов, недопуск турецких дипломатов на территорию страны объясняется именно страхом правительства Марка Рютте перед возможным усилением позиций местных правых и евроскептиков. При этом, как подчеркивают специалисты, ссора с Турцией, которая является одним из крупных экономических партнеров страны, и тесно сотрудничает с ЕС в таком болезненном для Нидерландов вопросе, как прием беженцев, неизбежно повлияет на кампанию. Учитывая значительное количество турок с двойным гражданством, с интересами диаспоры победителям выборов все равно придется считаться, а вот сохранит ли свой пост Марк Рютте, по чьей команде возник скандал, как раз не ясно.

#Russiansdidit

Как отмечают эксперты, по сути, не только и не столько заботы о «турецкой демократии» двигали и Берлином, когда тот решил обострить отношения с Анкарой. В частности, на это недвусмысленно намекают заявления министра иностранных дел ФРГ Зигмара Габриэля, который обмолвился в одном из комментариев для СМИ, что нельзя допустить «дальнейшего разворота Турции на Восток». В этом ракурсе слова министра о необходимости возобновления нормальных отношений с Турцией смотрятся совершенно по-другому.

«Немецкие политики рассматривают себя как хранителей системы либеральных ценностей на Западе, они все делают, чтобы не произошло примирения между Трампом и Путиным, а сейчас – чтобы не произошло сближения между Путиным и Эрдоганом, – отмечает немецкий политолог Александр Рар. – Германия пытается спасти либеральный проект Европы. Она видит, что Россия и Турция предлагают Европе другую модель политического правления, более авторитарную, с сильным лидером. Это слияние лидеров, которые, может быть, начали бы совместно предлагать Европе какой-то другой выход из кризиса, в котором Европа сейчас находится – это для немецких элит кошмарный сон».

Стоит напомнить, что с прошлого лета, когда официальная Анкара принесла извинения за сбитый в Сирии российский самолет, отношения стран получили новый импульс, как в экономике, так и в политике. В частности, Россия и Турция реализуют совместный проект «Турецкий поток», который уже в 2020 году сделает Турцию серьезным участником европейского газового рынка. Кроме того, страны сотрудничают в урегулировании сирийского конфликта, причем, кроме России гарантом процесса выступают Турция и Иран. На днях в Москве прошли очередные переговоры лидеров стран, на которых обсуждались, в том числе и другие вопросы взаимодействия Москвы и Анкары на Ближнем Востоке.

Верить в любые заверения в «вечной дружбе» было бы в данном случае опрометчиво, тем паче, что от этого недвусмысленно предостерегает многовековая история двух империй, но у нынешней власти Турции выбор не так уж велик. Оставаясь сугубо в западном векторе, Эрдоган, как выяснилось, не имеет ни политических гарантий, ни страховки от попыток силового свержения, в том числе и руками финансируемых Западом оппозиционеров. Думается, что Москва это понимает, и стремится использовать турецкую потребность в самостоятельной политике максимально конструктивно. А вот Западу есть чего опасаться в свете улучшающихся отношений Турции с Россией. Особенно учитывая, что Турция традиционно считается сильным игроком в регионе, а, будучи членом НАТО и важным элементом западной политики на этом направлении, является, сдерживающим фактором для притока новых миллионов мигрантов в страны Европы. И дипломатический скандал, развязанный Нидерландами и Берлином в отношении турецкого референдума, если и не подтолкнет Анкару на Восток, то уж точно не убедит ее в дружеских намерениях Старого Света.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »