Читать
Закрыть
Георгий Авдеев - 01 авг 20:10  Версия для печати

Китайский опыт. Спасут ли расстрелы от коррупции?

Китайский опыт. Спасут ли расстрелы от коррупции?

С раннего утра, украинские средства массовой информации радуют нас очередной «сенсацией» - отныне, в Донецкой Народной Республике, за коррупционные деяния будут расстреливать. «Ироничные» заголовки прилагаются. Тема, впрочем, озвучена, прямо скажем, дискуссионная.

Итак, целый ряд средств массовой информации, в том числе и рейтинговых, опубликовал новость. В ДНР, дескать, «могут ввести смертную казнь в качестве наказания за коррупцию». Большая часть сообщений ссылается на заявление главы ДНР Александра Захарченко, «сделанное в ходе записи программы «Донецкий фронт». Справедливости ради нужно отметить, что упомянутая выше программа называется «Донецкий формат» и находится в открытом доступе.

Заявление действительно существует. «Я избрал жесткую позицию и, в один прекрасны момент, не взирая на все звания, заслуги и чины, этих людей судить и сажать. Я понимаю, что это скрытый вопрос относительно Михайлова. Всем отвечаю, что суд будет. Мера его вины будет определена судом. По закону. Уже об этом думаю и, в ближайшее время, планирую это сделать. Наказание за коррупцию будет весьма серьезным. И, вы знаете, что у нас есть Указ «О введении смертной казни», в случае необходимости. Думаю, что под него будет попадать и коррупция. В зависимости от того, какой вред человек причинил государству и обществу», - подчеркнул Захарченко, добавив, что инициатива уже обсуждается с депутатами и спикером Народного Совета ДНР.

То есть, во-первых, речь, очевидно, не идет о том, что наказанием за коррупционные деяния в ДНР станет именно смертная казнь, а, во-вторых, со стороны укросми налицо очередная попытка выдать борьбу с коррупцией за некое «зверство» на неконтролируемой территории. Тут и использующиеся в таких случаях привычные пропагандистские обороты, вроде «террористы», «бандиты станут расстреливать» и так далее.


К слову, Донецкую Народную Республику не считает террористической организацией даже высший законодательный орган Украины. Тем не менее, в рамках данной инициативы, все же невозможно не задать местным властям целый ряд неудобных и даже болезненных вопросов.

Да, ни для кого не секрет, что еще во времена пребывания Донбасса в составе Украины, китайские инициативы по борьбе с коррупцией находили здесь живейший отклик. Однако же, Донецкая Народная Республика – это вовсе не Поднебесная, где чиновники продолжали воровать даже тогда, когда их коллег, за те же преступления, стали отправлять в тюрьму на долгие годы.

Иными словами, осознавая факт неотвратимости наказания, китайские государевы слуги, из числа коррупционеров, считали, что их опасная игра стоит свеч. Именно поэтому наказание там пришлось ужесточить до высшей меры.

В ДНР же ситуация иная. По большому счету, помимо резонансного ареста замминистра доходов и сборов Александра Михайлова, громких коррупционных дел, за три с лишним года существования государства, в целом, не было. По крайней мере, широкой общественности о таковых ничего неизвестно. Нет в открытом доступе и официальной статистики по документированию фактов совершения коррупционных деяний и вынесения судами обвинительных приговоров.

А если так, то, учитывая, что борьба с коррупцией – дело, с точки зрения пиара, крайне выгодное, можно предположить, что похвастаться, на данный момент, попросту нечем. Иначе бы о фактах «посадки» за мздоимство знали бы не только компетентные органы.


Высшая мера наказания (особенно – в военное время) была бы логичным и справедливым ответом власти, в случае, если коррупционеров разоблачали и судили бы ежедневно, а чиновники продолжали заниматься воровством. Не боятся, дескать, тюрьмы, так устрашатся пули. Поскольку ничего подобного в республике нет, ужесточение наказания при отсутствии грамотно отлаженного механизма разоблачения, может восприниматься как зауряднейший популизм. Быть может, к проблеме следует подходить с другой стороны?

Тем более, что государство у нас молодое и свалить вину за распространение коррупции на предшественников не удастся.

Еще один важный нюанс – приведение в исполнение смертной казни. Со дня подписания соответствующего указа об этой «высшей мере социальной защиты», официально не было приведено в исполнение ни одного смертного приговора. По имеющейся у нас информации, проблема заключается в том, что никто не желает брать на себя такую ответственность. Даже, если речь идет о куда более тяжких преступлениях, вроде доказанного умышленного убийства, совершенного группой лиц, по предварительному сговору.

И местным чиновникам хорошо об этом известно, поэтому едва ли страх пробудит в них совесть. Проржавевшей гильотиной или холостым патроном их не испугать.


Особняком стоит проблема отсутствия прозрачности в работе самого государства. Уровень доверия к власти, за последние год-полтора, заметно снизился, в том числе, благодаря коррупции. В условиях полного отсутствия в государстве оппозиционных сил, независимых средств массовой информации и не аффилированных с властью общественных организаций, способных осуществлять надзор за деятельностью правоохранительных органов, следить за тем, чтобы высшая мера, из действенного инструмента борьбы с преступностью, не превратилась в тот самый кистень для борьбы с неугодными, просто некому. И это не говоря уж об отсутствии доверия к республиканским судебным органам. Граждане, по большому счету, не могут даже выяснить, кого и по какому принципу назначают судьями.

Отдельно стоит и вопрос о правах республиканских адвокатов, которые часто не в состоянии вести осуществлять полноценную защиту или представление интересов своих клиентов, да и в целом – быть независимой стороной судебного процесса.

Что же в итоге? Республиканским властям следовало бы вспомнить древний врачебный принцип – «Не навреди!» Перед тем, как принимать столь радикальные решения, важно оценить возможные последствия. Реальная борьба с коррупцией всегда начинается с разработки и внедрения действенных механизмов профилактики, выявления и доказательства вины.

Все это невозможно без грамотного общественного контроля, осуществляемого людьми, не аффилированными с органами государственной власти. Патриотов, заинтересованных в процветании Донбасса, у нас, благо, достаточно. И если уж власть заинтересована в борьбе с коррупцией, то следовало бы не объявлять их «врагами» через подконтрольные СМИ, но призвать к сотрудничеству. А уж потом можно и шашкой помахать.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »