Статьи
Закрыть
06 ноя 20:42  Версия для печати

У войны должно быть имя

Прошедшие сутки сопровождались ситуативным обострением на фронте. Все-таки за окном война, а не просто наступление холодов...и вчерашний день нам об этом напомнил. Поступает достаточно информации о проведении подготовительных мероприятий со стороны Украины к осуществлению крупномасштабных операций - скоро морозы скуют землю, и можно будет не бояться бездорожья. Дать верную оценку перспективам сложно - эта подготовка может проводиться "на всякий случай", - но на их месте я бы пощекотал нервы российскому руководству накануне выборов, особенно, если ситуация с американцами зайдет в тупик. Что хочется сказать по этому поводу? Хочется даже не сказать, а спросить: мы готовы к войне? Степень нашей "физической" готовности я себе более-менее представляю, и сценарий возможных событий, если произойдет активизация, я для себя уже набросал. А вот какова степень нашей моральной готовности? Тогда, в четырнадцатом, состояние нашего сознания отличалось известной долей ангажированности ситуацией, большинство из нас было на высоком моральном подъеме при очень низком понимании того, а что же будет потом. Сегодня мы уже видим больше, горизонты расширились, основная "модель" нашей жизни примерно понятна, и кого-то устраивает, а кого-то нет. И главное - сместились приоритеты. Сегодня приходится даже напоминать, за что Донбасс поднимался - социальные приоритеты уверенно вышли на лидирующие позиции и сформировали постоянно неудовлетворяющийся запрос, что, в свою очередь, повышает градус разочарования.

Это сложная проблема - совмещать горение "революционным" пламенем, тем более, так плохо подогреваемым, или, даже, не подогреваемым вообще, и попытку строить что-то "социальное" при отсутствии даже малейших представлений, из чего оно состоит. В этом заложен камень преткновения, потому что нельзя быть немного беременным. Если есть война и вызванные войной нагрузки в виде блокады, разрыва кооперационных связей и прочего перечня "милых" последствий - то война должна иметь цель, а сопровождающие ее симптомы - оправдание. А когда война утрачивает смысл и цель - то обессмысливаются и ее последствия: становится непонятно, за что народ страдает. Все это я пишу не потому, что хочу подвергнуть сомнению смысл произошедшего - наоборот: говорим мы о русском мире, молчим о нем, говорим мы о борьбе с неофашизмом, или перестали, говорим мы о хунте, или уже не используем эту терминологию - борьба за что-то, или против чего-то все равно продолжается, пока есть те, кто не вышел из борьбы. У нас есть много причин, во имя которых сохраняется смысл этой борьбы. Мы видим системное удушение русского, мы видим стремительное падение Украины в пропасть русофобии, мы видим посягательства на единство православной церкви и на наши святыни, мы видим многое, чего хотели бы не видеть - но должен же кто-то олицетворять собой сопротивление этому? Самой историей эта роль была делегирована Донбассу, и слагать ее с себя мы не вправе - говорим мы об этом, или не говорим. И те, кто задается вопросом осмысленности происходящего - укрепитесь: чаша еще не испита, хотим мы этого, или нет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »