Читать
Закрыть
Павел Климов - 01 мар 14:57  Версия для печати

Новый виток переговоров: с надеждой на Париж

Уже в будущий четверг, третьего марта, главы МИД стран «нормандской четверки» соберутся во французской столице, чтобы в очередной раз обсудить вопросы, связанные с безопасностью и подготовкой местных выборов в непризнанных Республиках. В то же время, многоактная пьеса переговорного процесса, в которой, похоже, успели запутаться даже непосредственные участники, начинает вызывать раздражение как у жителей ДНР и ЛНР, так и у населения Украины. Почему же мирные переговоры не приближают нас к миру?

Новый виток переговоров: с надеждой на Париж

В определенный момент, когда военный конфликт максимально обострился, старт переговорного процесса стал глотком свежего воздуха для жителей Донбасса и, если уж на то пошло, здравомыслящей прослойки населения Украины. Война, по большей части, переместилась с городских улиц в государственные кабинеты, после чего выяснилось, что на этих улицах можно не только выживать, но и жить. То была магия «Минска». Да, обстановка время от времени обострялась, но все равно не шла ни в какое сравнение с адом предшествовавшего Минску 2014 года.

Ни мира, ни войны

Однако, дальше хрупкого перемирия, дело так и не пошло. Стороны, вовлеченные в конфликт, продолжали ездить на переговоры, выдвигать те или иные требования, дискутировать и скандалить, но ситуация, по мнению обывателя, оставалась неизменной – «ни войны, ни мира».

Прошли месяцы, а ситуация, в целом, не изменилась ни на йоту. При этом, информация из-за плотно закрытых дверей переговорных кабинетов просачивается так скудно, что народ откровенно недоумевает: «может быть они там уже год чаи гоняют?»

Они, может и чаевничают, но проблема не в этом. У сторон любого переговорного процесса, неважно идет ли речь о продаже рыночного ларька, поглощении крупного предприятия или, как в нашем случае, урегулировании военного конфликта, есть, так называемые, «точки входа» и «точки выхода».
«Точка входа» - это, как нетрудно догадаться, список целей, достижения которых желает сторона. Программа «максимум», если угодно. «Точка выхода» - это те цели, которых, в конечном счете, удалось достичь по результатам переговоров. И, если речь идет о переговорах в Минском формате, то прогнозируемые «точки выхода» не устраивают ни одну из сторон.

Важно понимать, что «Минск» устраивал стороны лишь на первом этапе реализации, когда было важно прекратить бойню и сделать пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Прочее, предложенное «старшими партнерами», по сути, неприемлемо, ибо закономерным итогом реализации текущих договоренностей, является реинтеграция Донбасса в состав Украины. И тут начинаются проблемы, поскольку ни Донецк с Луганском, ни, тем более, Киев, этого не желают.

Почему Минск не любят в Донбассе

Подмена мечты о донбасском суверенитете, а тем паче о вхождении Донбасса в состав Российской Федерации, серой реальностью в виде возвращения под киевский протекторат – это, безусловно, поражение. И, в первую очередь, поражение идеологическое. Потому, что, в этом случае, не очень понятно, за что воевали и гибли тысячи ополченцев. Зачем выстраивались длинные очереди на референдум 11 мая. Зачем здесь создавалась с нуля военно-политическая конструкция.

Да и с кем реинтегрироваться? Украина все еще очень далека от политической, социальной и экономической стабильности, что также не прибавляет дончанам энтузиазма. Многочисленные эксперты могут до посинения убеждать нас и себя в том, что, в случае интеграции Донбасса в Украину по минскому рецепту, речь будет идти о некой «другой» Украине, других условиях сосуществования и глубокой автономии, но факт остается фактом – Республики должны стать частью государства Украина, а этого здесь не желает большинство.

Чего боится Киев

Что касается официального Киева, то с причинами для сопротивления возвращению Донбасса, там значительно богаче. Во-первых, в случае полной реализации «Минска», над представителями нынешней украинской власти, Дамокловым мечом зависнет электоральный вопрос. Не секрет, что именно вынесение «за скобки» Крыма и Донбасса, позволило условно «прозападным» силами, без особых трудностей, выиграть парламентские, а позже и президентские выборы. Последние, что характерно, в один тур. В этом смысле, возвращение Донбасса изменило бы баланс сил, что недопустимо для наиболее рейтинговых украинских политсил. Провластные спикеры могут и дальше говорить о том, что жителей Донбасса, в случае возвращения, можно и нужно лишить права голоса, но это лишь самообман.

Во-вторых, помимо электоральной угрозы, Донбасс, по мнению Киева, скрывает в себе и другую, не менее опасную. Очевидно, что волну антиправительственных протестов в Украине удается сдерживать лишь напряжением всех сил и средств. Несколько миллионов дончан, мотивированных, сплоченных и научившихся многому за два года войны, могут стать и катализатором, и, в случае чего, авангардом. Пассивного сидения в Донецке в ожидании чего «наколядуют» спустившиеся в Киев дети карпатских гор больше не будет.

В-третьих, возвращение Донбасса на условиях, предусмотренных Минскими соглашениями – это ничто иное, как сокрушительное идеологическое поражение. Радикально настроенные слои населения, как бы там ни было, не примут амнистию, расширение полномочий и наличие у регионов собственных Вооруженных сил.

В-четвертых, нельзя также забывать о финансовой стороне вопроса. Донбасс, в его нынешнем виде, требует колоссальных финансовых вливаний, которые Украина, перманентно находящаяся в положении государства-попрошайки, попросту не может себе позволить. Откаты с тендеров, о которых наверняка подумал читатель и совершенно точно думают украинские чиновники – это, конечно, прекрасно и сытно, но украсть можно лишь там, где есть что украсть.

Лебедь, рак и щука

В идеале, Киев устроила бы спокойная и вялотекущая война. Чтобы не слишком активные перестрелки на границах с Республиками, стабильная истерия в средствах массовой информации, сворачивание демократических инициатив, распил колоссальных военных бюджетов и все то, что происходит день ото дня, вот уже второй год. Парадокс, но нынешний украинский режим может чувствовать твердую почву под ногами лишь в столь нестабильных условиях. Отсюда, кстати, многочисленные попытки саботировать переговорный процесс и наплевательское отношение к оному, выражающееся в привлечении откровенных дилетантов.

Усложняет ситуацию еще и то, что Киев, несмотря на боевые действия, горы трупов и многое другое, упорно не желает признавать, что ДНР и ЛНР существуют. Как ребенок, нежелающий принимать суровую реальность. Только ведь реальность от этого не изменится.

Непризнанные Республики, что характерно, этот сценарий не устраивает, ибо Киев далеко, а Донецк и Луганск на расстоянии полета снаряда. Не нравится киевский вариант и Российской Федерации с Европой, также вовлеченным в переговорный процесс. Российские и европейские лидеры давно осознали, что могут еще не один год душить друг дружку взаимными санкциями, пока киевские элиты под американскую дудку занимаются личным обогащением саботажем международного процесса.

Для внешних гарантов минского процесса, вообще, «Минск» - это наименее хлопотный способ решения конфликта на Донбассе. Мы их, дескать, вынудим прекратить убивать друг друга, а там, со временем, стерпится-слюбится. Позиции Донбасса, опять же, согласно договоренностям, смотрятся значительно более выгодными, чем киевские. А это значит, что России удастся сохранить лицо.

Позиция Европы

Европа же, в лице основных игроков – Франции и Германии, все еще мягко, но, вместе с тем, непреклонно навязывает Киеву свои правила игры. Украинская столица продолжает сопротивляться, но все менее эффективно. Более чем истеричные и ничем не подкрепленные заявления украинского МИДа о том, что Киев выполняет условия соглашений, а Москва – нет, интересуют Европу все меньше.

Так в понедельник 29 февраля, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер сделал недвусмысленное заявление. По его словам, третьего марта, в Париже, он приложит все усилия для того, чтобы прогресс в вопросах избирательного права был достигнут и выборы на Донбассе состоялись уже в первой половине текущего года.

В то же время, постоянный представитель Франции в ООН, подчеркнул, что основными темами для обсуждения в ходе парижской встречи «нормандской четверки», станут пресловутая конституционная реформа, а также вопросы, связанные с децентрализацией и разработкой избирательного законодательства для Донбасса. Тут даже человек, незнакомый с дипломатическим языком, поймет, о чем речь.

И в этом вся суть Минских соглашений. Украина пытается максимально затянуть процесс, Европа устала и желает решить проблему как можно скорее и с минимальными потерями для себя, Россия доказала, что умеет держать удар и заняла выжидательную позицию, а Донбасс робко пытается выбить для себя как можно больше прав и свобод. О том, сумеют ли эти «лебедь, рак и щука» договориться, станет известно к концу текущей недели.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »