Читать
Закрыть
Георгий Авдеев - 29 мар 16:00  Версия для печати

«Вводить иль не вводить»: Киев возвращается к вопросу о миротворцах

Вчера, 28-го марта, президент Украины Петр Порошенко, впервые за многие месяцы, посетил контролируемую Киевом часть Донбасса. В ходе одного из выступлений, украинский лидер, в очередной раз, заговорил об урегулировании военного конфликта в регионе посредством введения международного миротворческого контингента. Что же представляет собой миротворческий контингент и зачем он нужен господину Порошенко?

«Вводить иль не вводить»: Киев возвращается к вопросу о миротворцах

Впервые, вопрос о введение международного миротворческого контингента на Донбасс, был поднят «Оппозиционным Блоком» еще в январе 2015-го года, однако, тогда народные депутаты подняли оппозиционеров на смех. Не время, дескать, миротворчеством заниматься – война нынче.

Долгоиграющая тема

Но, уже 18 февраля, ситуация в корне изменилась и СНБО принял обращение к ЕС и ООН о введении миротворцев на Донбасс. «Сколько бы жизней было сохранено, если бы власть не играла в рейтинги на военных темах, а прислушивалась к правильным и логичным предложениям? Ведь наша цель, равно как и у миллионов украинцев – восстановить мир и вывести Украину из кризиса», - сокрушался тогда один из лидеров «Оппозиционного Блока» Александр Вилкул.

Примечательно, что буквально за пару недель до этого, седьмого февраля, на Мюнхенской конференции по безопасности, гарант украинской Конституции Петр Порошенко заявлял о том, что миротворцы Украине не нужны, а вот оборонительное вооружение – весьма и весьма.

«Речь не идет о какой-то миротворческой миссии, но речь идет о прекращении огня, а также о выводе иностранных войск. Если бы был международный мониторинг на границе с Украиной, я думаю, был бы мир и стабильность на протяжении недели. В данной ситуации нам не нужен никакой миротворческий контингент. Просто надо закрыть границы и отвести войска», - настаивал Порошенко.

Уже восемнадцатого февраля, на том самом заседании СНБО, лидер украинской нации, обращаясь к участникам мероприятия, говорил совершенно противоположное: «Сегодня вам будет предложено обсудить вопрос приглашения в Украину миротворческой миссии Организации Объединенных Наций, которая будет действовать согласно мандату Совета безопасности ООН. Мы видим это - по моему поручению это отработал аппарат Совета безопасности, отработали в правительстве - мы видим лучший для нас формат - это полицейская миссия Евросоюза. Уверены, что это будет самым эффективным гарантом безопасности в ситуации, которая сложилась, когда слова мира не придерживаются».

Отрезвляющее поражение

Очевидно, что столь сильное влияние на мнение Петра Алексеевича оказала потеря контроля над городом Дебальцево и разгром украинских военных подразделений в «Дебальцевском котле». Впрочем, попытка сохранить хорошую мину при плохой игре, выразившаяся во внезапном стремлении Киева к мирному урегулированию конфликта и заявлении о том, что части ВСУ покидают Дебальцево организованно и с оружием в руках, успехом не увенчалась.

Дело в том, что решение о введении миротворческого контингента, принимает Совет Безопасности ООН, в котором Россия является постоянным членом с правом вето на решения Совбеза. И, в данном случае, российская сторона четко дала понять, что не поддержит решение о введение миротворческих сил на Донбасс, поскольку Минские соглашения этого не предусматривают.

«Конечно, минские договоренности не предусматривают такой меры, и, на мой взгляд, это может быть элементом эрозии Минских соглашений», - заявил тогда председатель Госдумы Российской Федерации Сергей Нарышкин.

Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин и вовсе расценил «миротворческую» инициативу Киева как попытку увильнуть от выполнения условий соглашений, подписанных незадолго до этого, в белорусской столице: «Достигнуты минские договоренности 12 февраля. Согласно этим договоренностям, в Донецкой и Луганской Республиках будут создаваться свои милиции. Наблюдение за районом разъединения будет проводить ОБСЕ. Если тут же выдвигаются какие-то другие схемы, то возникает вопрос о том, собираются ли выполнять минские договоренности или нет».

Представители самопровозглашенных республик отнеслись к идее введения миротворческого контингента с подозрением и тоже не поддержали инициативу Киева. В результате, тема перестала быть актуальной. Хотя представители украинской стороны периодически упоминали о другом механизме принятия решения – на Генеральной ассамблее ООН, дальше заявлений дело не пошло. Да и решение о введении контингента, принималось в данном формате всего раз – в начале 50-х годов прошлого века, в ходе Корейской войны.

И снова здравствуйте…

Ныне, спустя год, господин Порошенко снова возвращается к «миротворческой» теме, заявляя: «Нам нужен международный контингент, который обеспечит на Донбассе безопасность». И, скорее всего, на этот раз, дальше обещаний и заявлений, дело вновь не зайдет.

Откровенно говоря, данная тема никогда и не обсуждалась всерьез, поскольку является, по сути, камнем преткновения. Украинская сторона настаивает на том, что миротворцы должны размещаться не только вдоль линии разграничения, дабы обеспечить соблюдение режима прекращения огня, но и вдоль границы между Российской Федерацией и непризнанными Республиками.

Россия же вполне справедливо считает, что миротворцам нечего делать на ее границах, поскольку ДНР и ЛНР с ней не воюют, но, в то же время, если границу будет контролировать международный контингент, то механизм передачи Республикам гуманитарной помощи может существенно усложниться.

Туманно обстоят дела и по части состава этого гипотетического контингента. Главы ДНР и ЛНР едва ли согласятся подпустить к своим границам миротворцев из США и ЕС, в то время, как официальный Киев даже слышать не хочет об участии в миссии военнослужащих из стран СНГ. Очевидно, что ни одна из сторон конфликта не готова идти на уступки в этом вопросе. Чисто теоретически, ситуация могла бы разрешиться, если бы миротворцев предоставил, к примеру, нейтральный Китай, но этот вопрос ни разу не поднимался на высоком уровне.

Важно еще и то, что стороны, вовлеченные в переговорный процесс и Европа в том числе, заинтересованы в скорейшем урегулировании конфликта. Исключением является лишь сама Украина, последовательно воплощающая политики «ни войны, ни мира». В то же время, введение миротворческого контингента, как показывает практика, останавливает боевые действия, но не войну как таковую. Так, к примеру, миротворцы три года сдерживали войну между сербами и хорватами. За это время, Хорватия набралась сил и нанесла удар сразу после вывода контингента.

Киеву же выгодна не заморозка конфликта, но вялотекущие боевые действия, являющиеся, по сути, гарантией пребывания у власти конкретных политических сил и отговоркой для невыполнения условий «Минска-2», которая пока еще действует. Нетрудно догадаться, что господин Порошенко хорошо понимает, что «миротворческая» идея абсолютно бесперспективна, а потому его заявления – это не более чем попытка сохранить имидж президента-миротворца, искренне заинтересованного в прекращении войны.

Чисто гипотетически…

Если же рассматривать перспективу введения международного контингента с позиции «а что если», то вариантов развития событий немало и многое зависит именно от состава такого контингента.

Миротворческие силы ООН – это вооруженный контингент, сформированный из военнослужащих стран-членов, для совместного предотвращения угрозы миру. Выполняют, как правило, наблюдательную функцию, обеспечивают правопорядок и оказывают гуманитарную помощь. Оружие миротворцам разрешается применять только в целях самообороны.

За время своего существования, миротворческие силы провели более шестидесяти операций разной степени успешности. Где-то, им удавалось сохранить локальный статус конфликта, не позволив ему перерасти в полномасштабную войну, а где-то, как, к примеру, в Руанде, они не смогли предотвратить геноцид мирного населения, в результате которого, по разным данным, было убито от пятисот тысяч до миллиона человек. Тогда силы ООН предпочли не вмешиваться, за что позже подверглись жесточайшей критике.

Нельзя также не сказать о том, что согласно заявлениям некоторых экспертов, в ходе сербско-хорватского конфликта, отдельные представители миротворческого контингента с радостью сотрудничали с хорватами, передавая тем стратегически важную информацию и получая за это деньги.

Однако, к примеру, в Восточном Тиморе, где в 1999-м году началась волна беспорядков и погромов, миротворцам удалось стабилизировать ситуацию, обеспечить нуждающихся гуманитарной помощью и наладить работу социальных служб. А в Сьерра-Лионе, контингент ООН, помимо прочего, и вовсе занимался строительством дорог и восстановлением объектов социального значения вроде школ и больниц.

Многое, как уже было сказано выше, напрямую зависит от того, в каком результате заинтересованы страны, предоставившие военнослужащих для участия в миротворческой миссии. Нейтральные силы, чисто теоретически, действительно смогли бы оказать содействие в разрешении конфликта, но их участие даже не обсуждается. Киев продолжает настаивать на привлечении именно европейских представителей, зная, что оппоненты на это не пойдут. Очевидно, что речь идет не о стремлении к миру, но об игре в миротворцев.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »