Читать
Закрыть
Екатерина Шило - 06 дек 13:06  Версия для печати

«Лицемерие уровня «генштаб»: Муженко рассказал, как ВСУ не будут уничтожать города

«Лицемерие уровня «генштаб»: Муженко рассказал, как ВСУ не будут уничтожать города

На третьем году войны начальник генштаба и главнокомандующий Вооруженных сил Украины Виктор Муженко рассказал «о гуманизме» украинской армии, которая «не собирается разрушать города Донбасса».

«Оккупированные территории - это города и поселки, где живут украинцы. Мы противостоим российским оккупантам, но не можем совершать так, как они совершали в Чечне или в настоящее время действуют в Сирии, уничтожая целые города с использованием стратегических бомбардировщиков», - заявил генерал Муженко в пространном интервью государственному изданию «Укринформ».
Материал, очевидно, готовился ко Дню вооруженных сил, который на Украине отмечается 6 декабря, так что пафос и благолепие из текста при желании можно черпать полными чашами. Но отдавать их содержимое будет отнюдь не благовониями, а пролитой кровью. В первую очередь, мирных жителей, о чем старательно забывают выбеливающие образ украинских силовиков журналисты и политики от войны.

Позволим себе восполнить некоторые пробелы в памяти «полководца» Муженко. Все вместить в рамки одного материала просто невозможно – слишком многое произошло за два с половиной года. К примеру, 2 июня 2014 года в Луганске в ходе авианалета погибли восемь человек: Наталья Архипова, Александр Гизай, Галина Черкез, Сергей Полежаев, Владимир Косюк, Галина Тищенко, Нина Долженко, Инна Кукуруза. Еще тридцать человек получили ранения и увечья разной тяжести.

Их город для генерала Муженко видимо не был тем, «в котором живут украинцы». Луганск можно было держать в осаде, без воды, света и прочих коммуникаций несколько месяцев, и сутками поливать тысячами артиллеристских снарядов, нимало не заботясь о том, куда же они, в итоге, попадают.

Позже жители освобожденного армией ДНР села Никишино расскажут, как тезис главнокомандующего о том, что нельзя уничтожать целые населенные пункты выглядел в 2014-ом, и как перед отступлением зимой 2015-го украинские солдаты пробивали сквозные дыры в нескольких соседних домах, чтобы устроить там позиции и комфортно по ним перемещаться. Несмотря на то, что в село медленно, но возвращается к жизни, следы украинской армии там были видны и год спустя, и будут видны еще очень долго.
«Лицемерие уровня «генштаб»: Муженко рассказал, как ВСУ не будут уничтожать города

Это не «агрессия и жестокость» России к террористам ИГИЛ в Сирии, это «украинский гуманизм» имени Порошенко, Муженко и прочих «вековечных рыцарей».

«Мы - не они и не можем уничтожать собственный народ, - пафосно противопоставляет себя «агрессору» пан генерал, - ни одна «победа» не достойна таких жертв. Надо искать другой путь. Это касается всех оккупированных территорий - как в Донбассе, так и в Крыму».

27 июля 2014 года «других путей», почему-то, никто не искал. Среди дня артиллеристы ВСУ расстреляли из «Градов» центр Горловки. Свыше десяти мирных жителей погибли, в том числе молодая мама Кристина Жук с дочерью Кирой, названная «Горловской мадонной».
«Лицемерие уровня «генштаб»: Муженко рассказал, как ВСУ не будут уничтожать города

Тот обстрел запомнился, потому что был одним из первых, но «прилеты» на детские площадки, в школы и остановки общественного транспорта надолго останутся «визитной карточкой» украинских силовиков.

Кстати, летом 2014-го за заслуги, среди которых, признаем, было не только уничтожение жилых кварталов в городах Донбасса, но и деятельное участие в таких «славных операциях» ВСУ как подзабытый ныне «Южный котел» и широко известный «Иловайский», Виктору Муженко было присвоено звание генерал-полковника.

Ко дню сегодняшнему офицер «дорос» уже до генерала армии. Методы, за исключением авиации, все те же – бесконечные обстрелы. Только нынешней ночью, по данным республиканского Министерства обороны, по окраинам Донецка, Докучаевска, Горловки, Ясиноватой, сел Саханка и Ленинское Новоазовского района было выпущено около 250 снарядов. Посчитать их количество за все время войны попросту невозможно. В свое время на блокпостах даже создавали импровизированные выставки «достижений муженковского хозяйства» - остатки снарядов, которыми подчиненные быстрорастущего военачальника обстреливали город. На осколки мин, кажется, даже внимания не обращали, так много их было. В глаза бросались хвостовики «Смерчей» и «Ураганов». И даже неразорвавшиеся, слава Богу, «Точки «У» кое-где имелись.

Вряд ли офицер высшего ранга не знает, что неизбирательное применение всего этого против жилых городских кварталов – военное преступление.

По подсчетам ООН, за период конфликта в Донбассе погибло около 10 тысяч человек, и эта цифра наверняка занижена, как минимум из-за хаоса первых, самых кровопролитных, месяцев. Еще в 2015 году немецкие СМИ, ссылаясь на расчеты своих спецслужб, сообщали, что число жертв, как среди военных, так и мирных, может достигать 50 тысяч человек.

За все эти смерти рано или поздно придется отвечать. И этот непраздничный для ВСУ момент в интервью «полководца» Муженко все же присутствует, несмотря на общий пафос «восстановления боеспособной и мощной армию». «Вероятные военные ответы существуют, а реальных военных решений нет. Я думаю, что каждый должен заниматься своим делом. Военные исполнят свой долг. Мы надежно держим ситуацию под контролем и не позволим противнику дестабилизировать ситуацию на линии столкновения или в других регионах Украины. Следовательно, свое слово должны сказать политики», - заявил он.

Примечательных моментов здесь два. Первый в том, что «военных решений нет». Почему их нет для Муженко? Ведь он командует «самой сильной армией на континенте» по признанию верховного главнокомандующего Порошенко, которое сам генерал всячески подкрепляет на протяжении того же интервью. Учитывая вышесказанное, думается, что гуманизм здесь все же не причем. Скорее, желание лихо сделавшего карьеру Муженко оставить все как есть, ведь в состоянии «ни мира, ни войны» можно продолжать вместе с президентом и другими коллегами по цеху пилить военные бюджеты. И не опасаться ни громких поражений, которые неизбежны при попытках взять силой республики – очевидно же, что и ополчение за два года воевать научилось, да и РФ подобного развития ситуации точно не допустит, а полноценной войны, чтобы не кричали политики, Киев сам боится как огня.

А с другой – не бояться ни внутренних расследований по украденному, так как война все спишет, ни инспирированных извне разбирательств по уже сотворенному. Судят, как известно, побежденных, а «политическое урегулирование», на котором так настаивает международное сообщество, а теперь не прочь включить и украинский генштаб, может предполагать некие противоречащие людской совести компромиссы.

Важный момент, на который стоит обратить внимание – это «контроль ВСУ над ситуацией и в других регионах Украины», о котором так же мечтает Муженко. Пассаж о том, что дестабилизировать положение там может некий неуточненный противник, скорее всего, не более чем расшаркивание в адрес авторов «Шатуна» и другой подобной дремучей конспирологии. По мнению многих экспертов, опасаться официальному Киеву стоит в первую очередь социальных бунтов, которые с удовольствием подхватят оттертые от первых эшелонов власти олигархи. В руках условных оппонентов Порошенко контроль над полицией и Нацгвардией, в которой легализованы вооруженные формирования радикалов типа «Азова», групп «правого сектора» и прочих. Возглавляемые Муженко ВСУ – это в основном ресурс Банковой. И, судя по пока осторожной риторике главнокомандующего, при негативном стечении обстоятельств главковерх Порошенко может его использовать и на остальной территории Украины. Собственно, населению этих регионов и предлагается поверить в «гуманизм» этих двоих полководцев. Вопреки доказанному на Донбассе.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции