Читать
Закрыть
Павел Климов - 05 янв 16:38  Версия для печати

«Подальше от украинских городов»: Фактор «вьетнамского синдрома»

«Подальше от украинских городов»: Фактор «вьетнамского синдрома»

Желая проиллюстрировать гражданам безоблачность украинских реалий, тамошние журналисты нередко сравнивают кровоточащий Донбасс с какой-нибудь относительно спокойной Харьковщиной. Электорат слушает и радуется, не осознавая, что за это зыбкое спокойствие уплачено средствами, здоровьем, а порой и жизнями дончан.

И дело, разумеется, вовсе не в мифических российских войсках, которые, по официальной версии Киева, увязнув на Донбассе, не могут идти дальше и безобразничают на месте. Украинская пропаганда и реальная жизнь, как известно, пересекаются крайне редко.

Причина тут в другом и, в том числе, благодаря ей, украинская сторона, даже оказавшись под международным давлением, отказывается прекращать войну на Донбассе вот уже третий год. А все потому, что, как в известной поговорке, «не всех война убила». Вернее, правда, будет сказать, что не всех, кого «нужно».
«Подальше от украинских городов»: Фактор «вьетнамского синдрома»

Еще осенью 2016-го года, когда «старшие партнеры» впервые всерьез надавили на президента Украины Петра Порошенко, требуя выполнять условия Минских соглашений, казус ситуации весьма красноречиво описала адвокат и правозащитник Татьяна Монтян: «Теперь Порошенко и компанию насилуют минским процессом, говорят, давайте прекращать войну, и они вынуждены теперь нейтрализовать всех этих отморозков, которые уже нажрались крови и готовы применять свои навыки, приобретенные в зоне АТО, в мирной жизни, в мирном Киеве. Поэтому их надо утилизировать».


Тогда, правда, речь шла о деятелях из печально известной спецроты МВД «Торнадо», с которыми загибающейся правоохранительной системе Украины, догрызаемой «активистами» в камуфляже, едва удалось справиться. А ведь таких, как «торнадовцы», уже даже не тысячи, а сотни тысяч. Места в мирной жизни им нет, а «перемолоть» на Донбассе не получается в виду целого комплекса причин.

Только по официальным данным, озвученным в августе минувшего года, статус участников так называемой «антитеррористической операции» получили 248415 человек. В основном, конечно, это бойцы ВСУ и сотрудники МВД, включая личный состав батальонов Нацгвардии. Всевозможные «добровольцы» из «Правого сектора», которых на Донбассе быть не должно, но чьи тела то и дело обнаруживаются вдоль линии разграничения, надо полагать, не учитывались. Как, впрочем, и многочисленные иностранцы, которыми, по признаниям, например, нардепа Билецкого, набит возглавляемый им праворадикальный полк «Азов».

Не зря же, в свое время, разнообразные «активисты» требовали отправлять в «АТО» любого убийцу, насильника и проворовавшегося чиновника. И как тут не вспомнить откровение другого нардепа Татьяны Черновол, открыто заявившей, что первая волна украинских добровольцев сплошь формировалась из психически больных людей и преступников, воспринимающих войну как некое сафари?

Тут, собственно говоря, нельзя забывать о том, что в феврале 2014-го года, именно «внезапно» развязанная на Донбассе война помогла новым украинским властям убрать из украинских городов толпы вооруженных и агрессивно настроенных людей, собиравшихся регулярно устраивать вече на центральной площади страны, контролировать власть и грабить власть имущих.

Сейчас, пока война продолжается, эти люди, человечность которых, в свете многочисленных историй об издевательствах над пленными, пытках и мародерстве, под большим сомнением, заняты своим любимым делом. Фактически, им на откуп отданы два когда-то богатых региона, чтобы все остальные жили относительно спокойно.

И если ранее, всей этой орде «патриотов», власти разрешали кормиться за счет людей Донбасса неофициально (а кормились они с таким аппетитом, что той же «Новой Почте», посредством которой, награбленное рассылалось по домам, пришлось принять меры), то ныне мародерствовать можно почти официально.

Вспомнить хотя бы дело «айдаровского» начштаба Валентина Лыхолита, обвиняемого в многочисленных актах мародерства и отпущенного из зала суда под давлением генпрокурора Юрия Луценко.
«Подальше от украинских городов»: Фактор «вьетнамского синдрома»

«При выборе меры пресечения в любого участника АТО нужно учитывать такое понятие как достоинство бойца. Если бы бойцы совершили насилие по отношению к жене, дочери, детям - меня бы здесь не было. То, что вы у них забрали автомобиль, в гражданской жизни расценивается как грабеж, а в прифронтовой полосе и в этих обстоятельствах - следствие должно будет еще раз поработать над материалами. Я готов предъявить такие обвинения бойцам параллельно с обвинением этим руководителям местного самоуправления в сепаратизме», - заявил тогда Луценко, позабыв упомянуть о том, что в списке награбленного «айдаровцем» значились даже детские украшения из драгоценных металлов. Да и автомобили, отжатые «для нужд армии», уже давно ездят по украинским дорогам.


Регулярные амнистии для участников «АТО», за которые украинский парламент голосует с большой охотой, лишь подтверждают, что Донбасс отдан на разграбление, дабы жители украинских городов как можно реже сталкивались с угрозой, разбуженной государственным переворотом.

Ни о какой реинтеграции лиц, вкусивших плод безнаказанности на войне, в мирный социум, в данном случае, не может быть и речи. Для этого нет ни желания, ни ресурсов. И уж конечно, в условиях тотальной безработицы, для этих людей просто нет рабочих мест.

Притом, что лишь по официальным данным, всего за девять месяцев 2016-го года, на Украине было совершено 410 тысяч уголовных преступлений, что на 25% больше, чем за весь 2015 год. Сколько их было совершено на самом деле, учитывая и подконтрольные Киеву территории Донбасса, где многие преступления просто не регистрируются, остается лишь догадываться.

Вот официальный Киев, продолжая разжигать ненависть самыми разными способами, и держит всех этих людей подальше от себя. Тут можно вспомнить о волне жалоб украинских военных на отсутствие возможности демобилизоваться, прокатившейся по Украине еще в начале ноября 2016-го года. Мобилизованных тогда пытались массово заманивать на службу по контракту, а тех, кто противился, отказывались демобилизовать, пугали штрафами и уголовными делами.

Сейчас же, под разговоры о приближении мира, Минобороны Украины вдруг решило призывать на службу офицеров запаса, т.н. «пиджаков», возрастом до 43-х лет.
«Подальше от украинских городов»: Фактор «вьетнамского синдрома»

«Нам необходимо систематизировать данные об офицерах запаса, способных проходить военную службу. В частности, это касается людей, которые не служили, но имеют высшее образование и получили воинские звания офицеров запаса. Ежегодно такие офицерские звания получают 9-10 тысяч человек. Это мощный ресурс, который должен эффективно использоваться», - заявил недавно командующий ВСУ Виктор Муженко.

Это свидетельствует лишь о том, что мирные планы Киеву не интересны. Украинские политики слишком (и не без оснований) боятся собственных «героев», имеющих оружие, навыки, а также большой и конкретный интерес к содержанию электронных деклараций власть имущих.

У нежелания руководства Украины даже думать о переводе страны с милитаристских рельсов на путь мирноно урегулирования есть и другие маркеры. К примеру, Петр Порошенко отказался от посещения традиционного украинского ланча в швейцарском Давосе, организованного фондом Виктора Пинчука. Причины? Не так давно, на страницах «The Wall Street Journal», господин Пинчук, чей бизнес несет серьезные убытки в связи с антироссийской риторикой официального Киева, разразился крамольной статьей. В ней он, в частности, предложил комплекс мер по урегулированию конфликта между Киевом и Москвой. И Петр Порошенко, которому всякое мирное урегулирование даром не сдалось, затаил обиду. Ведь Пинчук, помимо всего прочего, предложил Киеву немыслимое – признать легитимность местных выборов на Донбассе. А это, по сути дела, означает конец войны и переход конфликта в политическую плоскость. Что стало бы трагическим финалом для сегодняшних киевских царьков. По крайней мере, для тех, кто не успел бы эмигрировать куда подальше.
«Подальше от украинских городов»: Фактор «вьетнамского синдрома»

Забывают они лишь о том, что сегодня мировая повестка дня заметно отличается от той, что была в 2014-м и 2015-м годах. Новая «холодная война», вспыхнувшая между сверхдержавами, к середине 2016-го года, по мнению западных аналитиков, едва не переросла в Третью Мировую. Сегодня же мы наблюдаем признаки оттепели. Целый ряд многолетних локальных конфликтов, включая колумбийский, приднестровский и даже, отчасти, сирийский, наконец затухают. В этом смысле, кстати, многочисленные пророчества Донбассу судьбы Приднестровья заиграли новыми, куда более оптимистичными красками.

Рано или поздно Киев вынудят потушить и конфликт на Донбассе. Что может стать началом конца для Украины, которую мы знаем. Ведь сотни тысяч украинских военных, среди которых достаточно мародеров, садистов и убийц, вернутся домой. И соседние государства, ради собственной безопасности, будут вынуждены поделить страну на зоны ответственности, как это было сделано с послевоенной Германией, дабы сделать то, для чего у завтрашнего Киева не хватит сил и политической воли – навести порядок. В противном случае, для простых украинцев все закончится очень печально.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »