Интересно
Закрыть
15 апр 09:09  Версия для печати

Время быстрых решений

Евдокия Полищук
Время быстрых решений

1 марта руководство Донецкой и Луганской Народных Республик объявило о введении внешнего управления на украинских предприятиях, находящихся на подконтрольной им территории. Речь идет о заводах, шахтах и компаниях - в том числе и тех, которые входят в группу компаний "Систем Кэпитал Менеджмент" (СКМ), объединяющую активы Рината Ахметова. Перед какими новыми экономическими социальными вызовами стоит Донецкая Народная Республика, что нужно, чтобы система внешнего управления правильно функционировала в эксклюзивном интервью с Петром Савченко (Хорватом), бывшим зампредседателя Регионального совета предпринимателей Донецкой области, депутатом НС ДНР созыва 2014 года, министром доходов и сборов с 16.05.2014 по 12.11.2014.

Корр. ИА «Новороссия» - Почему внешнее управление не было введено в 2014 году?
Петр Савченко - В 2014 году это планировалось под флагом национализации, но надо учитывать, что горнометаллургический комплекс - довольно сложный механизм сбыта и поставок, кроме того, необходимо было вписываться в какую-то из государственных систем - то ли России, то ли Украины. Ведь если бы национализация была проведена тогда, в 2014 году, однозначно рынок Украины был для нас закрыт, а Россия еще не была готова к политическому решению по поводу вхождения нашего промышленного комплекса во взаимосвязи с российской системой. Поэтому в то время, я думаю, решили не ломать то, что есть, не расшатывать и без того довольно сложную социальную ситуацию. Учли, что как минимум около 300 тысяч жителей Донецкой и Луганской областей были трудоустроены на этих предприятиях.
Тем более, на уровне некоторых договоренностей прежние владельцы этих производств участвовали каким-то образом в происходящем в республике, хоть это и не афишировалось.
Я помню, например, выступление товарища Ташкента (А.Тимофеев - нынешний министр доходов и сборов) на Народном Совете Республики. Когда ему задали вопрос, почему ахметовские предприятия не платят в бюджет ДНР, он твердо заявил - платят все.

Корр. Чем вы объясните введение внешнего управления в данный момент?
П.С. Потому что появилась такая политическая воля у Москвы. Настало время решить этот вопрос. Это никоим образом не связано с тем, что надо якобы попугать, как некоторые считают, Ахметова. Я думаю, на уровне правительства, в Москве такие мелкие задачи не ставятся.

Корр. Т.е. это не могло быть ответной реакцией на блокаду, объявленную Республикам со стороны украинских радикалов?
П.С. Я думаю, что это просто совпало по времени. Т.е. вы ж понимаете, насколько синхронно это произошло - блокада со стороны радикалов и решение о введении внешнего управления в Донецкой Народной Республике. Мне кажется, что просто обе стороны к этому должны были подойти рано или поздно.

Корр. Получается, если есть политическое решение о введении внешнего управления, имеется и конкретный план реализации этого процесса?
П.С. Конечно. На бумаге, я думаю, он есть. Другое дело, сказав «А», надо говорить и «Б». Но, на сегодняшний день, кроме указа Захарченко и списка предприятий, которые попадают под внешнее управление, ни одного регуляторного акта нет. Нет законодательных актов, согласно которым, на основании чего будет осуществляться внешнее управление, каким образом будут налажены связи между трудовым коллективом и администрации, которая будет осуществлять внешнее управление. Если это не смена собственника и не национализация, не прописано на основании каких документов и по каким правилам будут осуществляться взаимоотношения между бывшим хозяином и администрацией, осуществляющей внешнее управление.
Если условно не пользоваться опытом 2014 года - пришли и отжали, если сейчас люди пытаются действовать в рамках законодательства, то эти вопросы должны быть рассмотрены и прописаны на законодательном уровне. Что бы не получилось, как, например, с российской командой в составе ВТС (Внешторгсервис), для которой не понятно как она будут действовать дальше. Поэтому их внешнее управление ограничилось на сегодняшний день - воротами предприятия.
По сути, сейчас нет никаких законных оснований для того, чтобы осуществлять какую-либо деятельность на этих предприятиях.
Можно сказать, сегодня по внешнему управлению мы зависли в широком шпагате.
Безусловно, тактический план есть, но он абсолютно на сегодняшний день не синхронизирован и не подтвержден местными органами власти.

Корр. И опыта внешнего управления нет?
П.С. Нет, опыт как раз есть. Здесь даже можно взять за аналог элементарные вещи - приватизация и реприватизация. Внешнее управление, в том числе, вводится, когда объявляется процедура банкротства. Здесь нет ничего нового, на самом деле.
Технически это решаемые вопросы, но под любую деятельность необходим пакет регуляторных актов, иначе по каким правилам осуществляется взаимодействие, как я уже говорил, между собственником и управляющим органом, между трудовым коллективом и администрацией, осуществляющей внешнее управление и пр.

Корр. А законодательной базы пока нет?
П.С. Нет абсолютно. Мне кажется, что это просто явно выраженный саботаж руководства республики.

Корр. Даже так?
П.С. Мне кажется так. Потому что им это просто не интересно. Хотя российская сторона может предоставить свои рынки сбыта для нашей продукции, поставит сюда сырье. Ведь у нас же нет железорудных месторождений. Как минимум, это будет ближайший к нам горнообагатительный комбинат.
Но, чтобы на непризнанную территорию пришла руда, необходимо принять решение. А на сегодняшний день есть только указ Захарченко и все, точка. Нет решения Совета Министров. Нет, хотя бы того, чем грешат наши руководители - временных положений. Знаете же, что большинство наших министерств работают на временных положениях.

Корр. Известно, что прежние владельцы, Ахметов, Тарута остались пока собственниками предприятий, на которых введено внешнее управление.
П.С. Да, согласно указа получается, что эти предприятия по-прежнему в собственности олигархов. Внешнее управление введено, для того чтобы предприятия работали и платили налоги в бюджет республики.

Корр. А как возможно оставить прежних собственников и ввести внешнее управление?
П.С. Это возможно. Должна быть договоренность с собственником.
В данном случае, и это не обязательно.
Самый близкий пример в этом отношении - процедура банкротства, либо санации т.е. когда в случае банкротства собственник решением суда ограничивается в своих правах на собственность, и вводится так называемый арбитражный управляющий, который де-факто руководит предприятием помимо воли собственника.

Корр. Даже если собственник находится на вражеской территории?
П.С. Где угодно может быть, еще раз говорю, чисто технически ничего нового здесь нет.
Но в условиях банкротства предприятия существует законодательная база - закон о банкротстве предприятия и существует решение суда, акт который вводит в действие эту процедуру. Здесь мы этого не имеем. То есть, действия управляющей компании не пописаны никоим образом в законе ДНР.
Стимул чиновника - главный двигатель любого законодательства. А здесь его нет. В данном случае, мы сталкиваемся с саботажем. Т.е. по большому счету, местное руководство не верит в восстановление горнометаллургической отрасли на территории Республики.
И, может даже в силу собственной некомпетентности, не представляет конечный результат этого внешнего управления. Вернее, все внешнее управление пока сводится к проведению инвентаризации собственной продукции и возможной продаже со всеми вытекающими.

Корр. Но это чревато последствиями. Это огромное количество людей без работы.
П.С. Да, более 300 тысяч рабочих и членов их семей могут оказаться без пропитания и более того, будут подвешены на российский бюджет, получая какие то выплаты компенсации и прочее.

Корр. Это опасная тенденция. Каков может же быть выход?
П.С. Выход конечно есть. Надавить на руководство, что бы они подвели законодательную базу под свой же указ, которая позволит запустить предприятия.

Корр. Возможно ли в этих условиях кризиса самоорганизация людей в плане кооперативного движения, например, выращивание каких-либо сельскохозяйственных культур для элементарного выживания?
П.С. Представьте себе квалифицированного металлурга, который варил сталь. Вы предлагаете сделать из него агронома или тракториста?
Или может быть, мы будем микроскопом забивать гвозди - это замечательная перспектива для территории. Лично у меня это вызывает протест внутри.
Нужно добиться того, что бы Народный Совет как именно Народный принял законодательные акты в интересах всего народа, не только этих 300-сот тысяч человек, задействованных на предприятиях горнометаллургического комплекса.
На этой отрасли у нас завязано все, мы ж не можем всю жизнь сидеть на шее России. Тем более что у нас потенциал выше, чем у многих регионов России.
Через негосударственные средства массовой информации мы можем воздействовать на власть, помогая ей принимать решения необходимые для жителей Республики.

Источник ИА «Новороссия»
Материалы в рубрике «Интересно» публикуются для ознакомления, и мнения их авторов, либо приводимые высказывания,  не всегда совпадают с позицией редакции сайта «Патриотические силы Донбасса».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции