Читать
Закрыть
Сергей Яблоков - 26 апр 14:27  Версия для печати

ТЭС на продажу: «Семья» уходит совсем?

ТЭС на продажу: «Семья» уходит совсем?

По пока не подтвержденной информации СМИ, сын беглого президента Януковича Александр и друг «Семьи» Игорь Гуменюк намерены продать энергетическую компанию «Донбасэнерго», куда входят Славянская и Старобешевская ТЭС. Учитывая, что последняя расположена под Донецком и является значимой частью энергорынка республики, вопрос продажи актива может оказаться как никогда значимым для Донбасса.

ПАО «Донбасэнерго» - одна из немногих «неахметовских» теплогенераций в Украине. В 2013 году 60,8% акций компании у государства выкупил «Энергоинвест Холдинг», принадлежащий нашему чуть менее богатому земляку Игорю Гуменюку. Считается, что также долю в компании имеет сын экс-президента Александр Янукович через структуры, аффилированные с его корпорацией «Мако». Официально эту причастность компания опровергала, но приобретение за весьма скромные деньги – чуть меньше миллиона долларов по тому курсу – двух ТЭС без «семейного» присмотра в 2013-ом вряд ли было возможно. К тому же, сам Гуменюк считается человеком, нажившим состояние именно благодаря близости к семье Януковича и структурам Ахметова.

В общем, если слухи о готовящейся продаже ПАО правдивы, в роли продавца, так или иначе, окажется пресловутая «Семья».


Определившись с продавцами, давайте попробуем разобраться с привлекательностью товара. Чтобы понять, насколько «лакомый кусок» три года назад получили от государства ушлые родственнички президента, приведем две цифры. Первую вы уже знаете – покупка 60% акций обошлась покупателям менее чем в 1 млн. долларов. Согласно официальной отчётности, только в том же довоенном 2013-ом годовая выручка «Донбассэнерго» превысила 700 млн. долларов. Конечно, выручка – это не прибыль, в нее входят значительные расходы на поддержание оборудования, закупку сырья и прочее, но оценить масштаб аферы, а по-другому эту приватизацию не назовешь, позволяет.

С началом боевых действий положение компании резко ухудшилось. «Донбасэнерго» банально не повезло по сравнению с генерациями того же ДТЭКа. Из двух ТЭС, входящих в компанию, Славянская сильно пострадала еще весной-летом 2014 года во время осады города украинскими войсками. Старобешевской ТЭС от боев досталось меньше, но она находится на территории подконтрольной ДНР, что серьезно ограничивает собственникам возможности для маневра.

Впрочем, о некоторых обходных путях, найденных энергохолдингами в республиканском законодательстве, мы уже писали, так что как говаривала «дочь офицера», не все так однозначно. До войны реально стоимость активов в том состоянии оценивалась в 300-400 млн. долларов, сейчас цена будет значительно меньше, но, для «правильного» покупателя, актив все еще может стать «золотым».

Главная сложность в работе Славянской ТЭС на сегодня – это даже не последствия бомбардировок, которые с горем пополам и с государственной помощью удалось преодолеть.


Технологически станция рассчитана на генерацию энергии из антрацитовых углей и т.н. «тощаков» или мазута и природного газа. Газовая «перемога» на Украине настала давно, мазут, как и остальные виды нефтепродуктов в нынешней Украине роскошь, за которую надо платить в валюте, которой нет. Кроме того, патриот-реформатор Яценюк напоследок вообще запретил покупать нефтепродукты у «агрессора», так что кроме углей жечь на ТЭС нечего, но и тех стало крайне мало.

Как известно, основную массу антрацитов в Украине добывали угольные объединения ДТЭКа в Ровеньках и Свердловске, которые сегодня относятся к Луганской Народной Республике. Кроме них такие же угли добывает еще ряд госпредприятий, но все они также расположены в ЛНР или ДНР. Дефицит антрацита, на котором работают половина украинских ТЭС, исчисляется миллионами тонн и по ряду причин не может быть компенсирован в полной мере импортными поставками. Если компания ДТЭК правдами и неправдами ухитрилась наладить поставки внутри своей вертикальной интеграции, то у других игроков на энергетическом рынке с этим проблема, решать которую правительство Украины пока не собирается.

По данным СМИ, пока покупатель на «Донбассэнерго» не найден. Но, исходя из вышеизложенного, можем позволить себе сделать пару предположений.
Во-первых, о том, что дела у экс-донецких собственников компании явно пошатнулись за два года отрыва от «кормовой базы», которую они для понятности именуют словом «родина». Ведь даже далеким от экономики людям очевидно, что продажа активов в условиях сворачивания экономики - мера сомнительная и явно вынужденная. Если для госчиновников приватизация даже сейчас – источник наживы, то частников на такой шаг могут толкнуть только некие крайние политические или экономические обстоятельства. То ли «Семье» срочно понадобились средства в других сферах, то ли она по неким причинам решила выйти из нашего «серого» энергорынка, передав все сомнительные прелести ведения этого бизнеса на войне кому-то другому.

Во-вторых, в роль потенциального покупателя ни одна серьезная энергокомпания не впишется. Официально торговля с республиками в Украине вне закона, официальные контакты с непризнанными государствами ликвидируют рейтинги любой структуры. Так что имя покупателя, если таковое и огласят, нам, скорее всего, ничего не скажет. С высокой долей вероятности это будет дочка дочки, «усыновленная» через Кипр или другой офшор. А вот стоять за ней могут только структуры, которые: а) хорошо понимают установившиеся принципы работы сектора в условиях продолжающегося конфликта; б) имеют лобби или рассчитывают на появление такового в Донецке, Киеве и Москве; в) имеют доступ к необходимым объемам топлива и каналам сбыта энергии.

Под все три параметра больше всего подходят, безусловно, структуры одного большого холдинга из трех букв, и без того получившие почти неограниченные возможности на энергорынке ДНР. Но вероятность того, что сейчас эта корпорация будет расширяться, мягко говоря, не велика.


Достаточно вспомнить, что ДТЭК и Метинвест за последний год уже допускали дефолты по некоторым долговым обязательствам.
Справедливости ради, вспомним упомянутую выше попытку западно-украинского энерго-бизнеса затесаться на республиканский рынок в виде некоего ООО «Энергомост» г-на Туроса. Но как мы уже писали, его деятельность была всегда ориентирована на перепродажу энергии, а не генерацию.
Кроме того, потенциально заинтересоваться «Донбассэнерго» может российский бизнес. Пока Украина крепит блокаду Донбасса, регион активно наращивает связи с Россией. Рынок нефтепродуктов и ГСМ давно полностью переориентирован на РФ, туда же переключается все больше поставок продуктов питания и товаров народного потребления. Есть информация, что некоторую долю угля так называемых «малых шахт» также выкупает ростовский бизнес. Так что ничего удивительного в подобном развитии ситуации не будет.

Тут, конечно, можно возопить о том, что «Донбасс превращается в Приднестровье». Там действительно давно в качестве основных инвесторов-собственников работают дочки российских корпораций. Насколько это плохо? Стоит понимать, что выбор среди инвесторов был невелик и до войны, а уж в зону даже «замороженного» конфликта желающих заводить средства ой как не много. При этом крупные промышленные объекты всегда нуждаются в инвестициях хотя бы для поддержания действующих мощностей. Так что, или по заветам Ильича всю собственность нужно делать «общеколхозной» и скидываться на обслуживание из собственных карманов, или искать хоть относительно вменяемого и состоятельного инвестора.

Как бы не политизировали в нынешней Украине вопрос, для обывателя, по сути, паспорт собственника роли не играет, вопрос только в том, какую социальную ответственность навяжет местная власть капиталу.


И это подводит нас к предположению номер три: с любым новым собственником Старобешевской ТЭС властям республики необходимо будет выстраивать некое социальное партнерство. На сайте Минэнергоугля ДНР все еще размещено постановление Совмина №10-28 от 03.06.2015г. «О введении временной государственной администрации» на это предприятие. При этом на ПАО «Донецкэнерго» согласно изменениям в закон «Об электроэнергетике» от 07.08.2015г., действие этого закона не распространяется. Напомним и о запутанных схемах расчета за электроэнергию, установленных, в том числе и для того, чтобы работающий в украинской юрисдикции ДТЭК мог получать свои средства. В общем, правовая коллизия создана еще та, и если в период активных боевых действий она вполне допустима при условии сохранения энергоснабжения населения и предприятий, то в контексте пусть относительно, но мирного государственного строительства республики и создания в ней прозрачного правового поля вряд ли.

Республиканским энергоменеджерам предстоит решать складывающуюся коллизию со множеством неизвестных, но с вполне очевидными вводными: сохранение работы генерации, гарантии не повышения тарифов для населения и местного бизнеса, которые их просто не потянут. И не забыть о той самой социальной ответственности в виде зарплаты коллективу, расчетов за топливо с местными поставщиками и налоговых отчислений в пользу местной громады. С первыми двумя с половиной пунктами пока справляться более-менее удавалось. Посмотрим, как на процесс повлияет смена номинального собственника, если таковая все же произойдет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »