Статьи
Закрыть
22 июн 16:28  Версия для печати

О свободе слова

Хотелось бы поговорить о свободе слова. Давайте препарируем ситуацию с этим вопросом у нас: государственный медиахолдинг, увесистая цензура информации, так называемые стоплисты; все, что ни выдается в эфир, имеет вид реинкарнированного совкового реализма от официальной пропаганды. То есть, официально говорить дозволено не все и не всем. Ах, какая беда! Но так ли на самом деле это страшно в свете текущей ситуации? Мы всегда сетовали, что противник в информационной борьбе нас обыгрывает, более ловко владеет методами и приемами воздействия на массовое сознание, опирается на более гибкую и совершенную школу, импортированную с Запада, да и ресурс имеет – не в пример нашему. А если принять во внимание еще и разномастность мнений и взглядов в среде тех, кто испытывает тягу к публичному их выражению, то проконтролировать процессы будет и вовсе невозможно. Как нам удержать медиасферу, большинство представителей которой заражено вирусом неконструктивной критики, в рамках приличий?


Уже представляю, сколько замечаний встретит это рассуждение, но дочитайте до конца. Уверяю вас, что ни одна организация в ДНР неспособна полноценно не только противостоять, но и даже выявить на подступах происки врага, который под видом неудовлетворенной справедливости станет дискредитировать наше дело, воздействовать на население, вызывая в нем разочарование на почве чего-то, что мы пока выправить не в силах из-за войны. Помните, как они ухватились за прецедент с обращением жителей поселка Октябрьский к Захарченко? Кто даст гарантию, что тот или иной вещатель работает не на интересы противника? И поскольку пропаганда – наука тонкая, а нам пока не до перетягиваний каната в этой сфере, то хоть и в несколько гипертрофированной форме, государство все же вводит ограничения в сфере медиа. Но несмотря на такой подход, простой до примитивности, переформатировать сознание людей и вложить в него иные мыслеобразы, запрещать думать так, как мы привыкли, или хотим, никто не пытается. Нет задачи вынуть из головы привычное мировоззрение, способность к критическому мышлению, и вложить туда суррогат из навязанных стереотипов. В этом смысле мы продолжаем оставаться самими собой, хоть и сами в себе, чего не могу сказать об украинцах, где «свобода слова» аж зашкаливает.


Невозможно продолжительно удерживать людей от свободы говорить, и позже или раньше контроль ослабеет, на экранах наших тв появятся разные мнения, толкования, позиции, но произойдет это не раньше, чем спадет угроза. Вопрос не в том, что наша позиция так слаба и неустойчива, что мы боимся даже дуновения, а в том, что человек слаб и податлив в принципе, по своей природе, поврежденной и несовершенной. Эта его природа проявляется всегда и всюду. Вот возьмите, например, борцов за свободы, и слова в том числе. Чаще всего они хватаются за древко флага, и под этими лозунгами лезут на баррикады заявить о себе с целью не сколько отстоять эти свободы, сколько обрести новые. Свободу врать, к примеру. Сформировав себе репутацию правдолюбцев радищевых, эти ребята спекулируют нею, исходя из принципа «жена цезаря вне подозрений», и позволяют себе в критическом тоне, с плаксивыми нотками униженных за правду, нести полную дрянь. Многие бежавшие с Донбасса акулы пера, стыдясь своего малодушия и не испытывая уверенности в своей правоте, заглушают голос совести, у кого она осталась, подвыванием общему хору клеветников, выпрашивая себе подачку. Один мой товарищ, принадлежащий к думающей когорте и оставшийся в Донецке, сказал, что никогда не смог бы так предать себя и ему тяжело и противно, до какой степени унижения дошли эти люди.


А они многочисленны, борцы за «свободу слова». Как они похожи, эти носители искусственной правды! Побывал на «Дожде», что-то сказал, кто-то услышал…. Я отчетливо осознавал, что начнут болтать, но было плевать, - надеялся через этот канал, открытый на Украине, донести какой-то смысл. Ведущий, Олевский, произвел нормальное впечатление, но вскоре я узнал, что парень на конференции где-то на Западе заявил, что ополчение на Донбассе – сплошь российские наемники, и что-то еще лестное в наш адрес. Можно не любить, но врать-то зачем? Тонки, ох тонки эти ребята, влезут в душу – не успеешь опомниться. Вот поэтому может оно и лучше, что у нас – как в Союзе, методы простые, грубые, но не подавляют духа, а напротив, бросают вызов. Это ведь страшно, друзья, когда тебе в душу забираются такие вот тонкие, а через время ты уже не понимаешь, твои из тебя слова выходят, или ты чужие мысли транслируешь, а собственно от тебя уже ничего и не осталось. Как сейчас в Украине. Так загадили людям мозги, сволочи, что они перестают уже быть самими собой. Да все так лихо, с подходцем, задевая струны, попадая в тон. Воистину, уж лучше молчать, но свободно думать, чем говорить, но уже не от себя. Как будто кто-то лишил разума и вставил вместо него перфокарту.

Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции