Читать
Закрыть
Олег Измайлов - 26 янв 16:00  Версия для печати

«Донбасский меловой круг»

«Донбасский меловой круг»


Мы, конечно, не знаем своего будущего, ни близкого, ни тем более дальнего. Но всегда стремимся узнать – что там – через неделю, месяц, полгода, год. К счастью, к великому счастью это нам не под силу. Но человеческая мысль быстра, человеку не терпится получить все и сразу. Поэтому такое трудное искусство – жить в терпении, в долготерпении. Тем более это актуально человеку и государству в переходный период. А все мы, весь Донбасс в такой период и живет нынче. Ужасы четырнадцатого и пятнадцатого годов ушли, будем надеяться в прошлое. Мы спешим поставить на границе жизни и смерти памятники тем из нас, кто ушел в небытие по прихоти слепого случая и подлой руки украинского артиллериста, мы торопимся понять, что нас ждет в грозном будущем. Ведь уже понятно, что оно будет грозным.

Неопределенность статуса Донбасса усиливает наши страдания, делает острее и «многозначительнее» все ошибки и неправильные шаги молодого государства. Мало кто задумывается над тем, что они неизбежны, что выражение «болезни роста» имеет к нам самое прямое отношение. Такова действительность.

Ну, а что Донбасс? Под трескотню пулеметно-автоматного огня с окраин Донецка и Горловки донбасский люд пытается понять, на что рассчитывать завтра. Тут, безусловно, еще и интернет перестарался – «сливают», «впихивают обратно на Украину» и тому подобное лезет из всех щелей в социальных сетях. Кто докажет народу, что это не так, что первый год Донецкого восстания вообще прошел в боях и обстрелах, что только в пятнадцатом году стала возможной Большая программа государственного строительства в республиках? Почему-то считается, что этим заниматься не надо. Оно, конечно, копипаст – наше все, но ведь и мозгами нелишне пошевелить. В любой жизненной ситуации. А уж в такой, как наша, и подавно!

Что ж – посмотрим, что у нас выкладывается мозаику донецкой жизни. Как говорится – что было, что будет, чем сердце успокоиться.

Не будем здесь приводить много цифр российской помощи Донбассу. Они хорошо известны: по оценкам московского «Эксперта» на одни только пенсии из России ежемесячно поступает более чем 4,5 миллиарда рублей, а по самой предварительной оценке только в первом полугодии 2015-го из РФ поступило на другие расходы не менее 20 миллиардов рублей финансовой и материальной помощи. А ведь полная картина российской поддержки куда масштабней.

Само собой, помощь идет не девятым валом, не ураганом, а поступает множеством рек и ручьев. Проблемы решались по мере поступления именно в те сроки, которые реальны. Вспомним, например, как ворчали недовольные тем, что негде пополнить счет телефона, интернета и т.д. И что же? – давно уже забыли эту проблему. Так же решались вопросы рублевого оборота или создания законов и подзаконных актов – ведь за полтора года почти с нуля создана законодательная база ДНР и ЛНР. Небывалое дело. Напомним, что бывшая УССР став «незалежной» Украиной, только через четыре года, в 1996-м, получила новую Конституцию и некоторые законы, а в некоторых сферах советские украинские законы еще в начале 21 века использовались на территории Украины. И ведь там не было бешенного сопротивления другого государства, олигархов, среднего бизнеса, саботаж со стороны практически всех СМИ.

Несомненно, что без консультативной, культурной, волонтерской, экономической, политической помощи России ничего бы не было, вернее, было бы, но в сроки куда более растянутые.

Теперь ответим на вопрос, когда же мы, подобно Крыму вернемся на Родину. Хотя бы пока одним Донбассом, раз Новороссию и Слобожанщину пока вернуть нереально.

Точную дату не назовет никто. Но в известном смысле Донбасс, где ходит российская валюта, учатся по российским учебникам , чьи законы схожи с российскими и т.д., по факту уже часть России. Но, конечно, это пока нельзя назвать возвращением в полной мере. Но связи Донбасса с Россией в той парадигме, в которой они существовали в советские времена, уже восстанавливаются.

О чем спрашивает донбасский народ в сетях, и просто на улице, в вузах, и за дружеским столом? Вот самые значимые из вопросов: когда прекратится стрельба, когда украинская армия уйдет из Донбасса (а для начала хотя бы от стен Донецка, Горловки, Луганска), когда начнут выдавать российские паспорта, когда сможет вернуться к нормальной жизни экономика края?

Что тут скажешь? Полезней всего обратиться к истории. Мы помним, что в ходе Гражданской войны в России (1918-1922) центральному правительству не раз приходилось идти на сугубо политические уступки. Яркие примеры – создание буферных Донецко-Криворожской (1918) и Дальневосточной народной республик. ДКР – это отдельная песня и наша донецкая боль, а вот ДВР – пример политического маневра. Советская Россия на Дальнем востоке была слаба и не могла себе позволить вступить в прямой конфликт с Японией. Поэтому была создана буферная ДВР. Правда, ее век тоже был недолог – 1921-22 годы.

У нас сегодня, разумеется, другая ситуация, но принципы поведения, вынужденный маневр со стороны России почти такой же. И это надо понимать, это надо разъяснять людям, когда предлагаешь (совершенно справедливо) запастись терпением. Тут со всей своей беспощадностью встает перед Донбассом вопрос идеологии, но для простоты объяснений его можно опустить. Хотя будь у Донбасса ориентиры идеологические расставлены более четкие и доступные массовому пониманию, жить и терпеть было бы легче.

Есть еще один момент, который надо знать и понимать при чтении т.н. диванных «всепропальщиков» и «сливщиков», да и просто недовольных медлительностью исторического процесса. Вой стоит в основном в интернете, и по большей части среди определенного социального слоя. «Внизу», в том самом народе все, о чем было сказано выше, понимают быстрей и без затей. Настоящие патриоты России, русского мира, Донбасса, носители донбасского русского интернационализма (русинтерн) это именно они – люди, у которых не всегда перед глазами есть экран компьютера, но зато есть вера в Россию. Непреклонная и гордая.

Что до самой России, как государства и России, как всемирного исторического феномена, то здесь уместно было бы вспомнить заголовок приданный этим заметкам. Он отсылает читателя к известной пьесе классика немецкой литературы Бертольда Брехьта «Кавказский меловой круг». Позволю себе напомнить, чем там все заканчивается. За право забрать себе ребенка соперничают биологическая мать, равнодушно бросившая его в минуту смертельной опасности, и взявшая его на воспитание любящая служанка. Судья, принимавший решение, на чью сторону стать закону, поступил в духе вполне соломоновом. Он приказал этим женщинам взять мальчика за руки и тянуть каждой в свою сторону. Кто перетянет, того и будет мальчонка. Силы были равные, но когда мальчик закричал от боли, то любящее сердце приемной матери сработало как надо – она отпустила руку, чтобы спасти малыша. Думается, в западно-российском соперничестве за Донбасс (и Новороссию, конечно, и всю Малороссию тоже) Россия играет роль той самой брехтовской служанки. Запад готов оторвать Донбасс даже ценой его мук и самой смерти, Россия же делает все, чтобы вернуть ребенка, не причинив ему боли. Да, кстати, у Брехта судья принял решение в пользу любви. Как решит История с Донбассом?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Знать
Больше новостей »