Читать
Закрыть
Екатерина Шило - 04 мар 12:39  Версия для печати

Бери шинель. Иди?

Историю пишут победители, тщательно выбеливая страницы и покрывая позолотой героев. Личность корректируется до идеального плоского образа, за которым живого человека уже не видно. Но что делать с героем, пока он жив, подвиги свежи, а облик все еще трехмерный?

Бери шинель. Иди?

Летом 2014 года в ряды ополчения Донбасса встали очень разные люди. Разные по профессии: рабочие и военные, врачи и инженеры, бизнесмены и студенты. Разные по возрасту и социальному статусу. Были и те, кто в прошлом имел проблемы с законом. Народное ополчение – квинтэссенция народа со всеми его недостатками и достоинствами.

- Я отбывал наказание в Торезской ИК (исправительной колонии – ред.), - рассказывает Юрий с позывным «Боб». – Мне оставалось не так много срока, когда мой родной город Славянск начали утюжить артиллерией. Большинство родственников выехало, но там оставалась бабушка, за которую я очень боялся. У меня в голове это не укладывалось, все время думал, как защитить близких.

В период безвластия мая-июня 2014 года руководство колонии сделало свой гражданский выбор – не неволить добровольцев, но при этом не допустить выхода на свободу лиц, потенциально опасных для общества, осужденных за особо тяжкие преступления, насилие и прочее. В итоге для некоторых появилась возможность опеределиться: продолжить отбывать наказание или пойти на фронт. «Боб» и его друг Евгений «Рыжий», не задумываясь, решили служить.

- Мне чуть проще, я из Харцызска – с близкими можно хоть встретиться. Но тоже страшно за них боялся, особенно когда украинские силовики шли к Иловайску, - вспоминает Евгений. – В подразделении нас приняли ровно, никто косо не смотрел на судимость. Вообще на войне всех быстро переоценивают чисто по личным качествам. Прошлое есть прошлое, главное, какой ты человек.

Ребята попали в батальон «Восток», в составе которого участвовали и в освобождении Ясиноватой, и во взятии Красного Партизана, несли службу на Спартаке возле донецкого аэропорта.

Оба в рядах по сей день, имеют боевые награды. «Боба» повысили до сержанта, командира отделения. Но с наступлением пусть хрупкого, но перемирия, у таких как Юрий и Евгений появились новые заботы.

- Недавно один наш сослуживец, тоже пришедший воевать из колонии, приехал домой на побывку и был задержан полицией как разыскиваемый заключенный, - рассказывает Евгений. – По документам оно так и есть – наш выход был оформлен списком на листе бумаги с подписью руководства колонии. Это, конечно, не документ. Но ведь в 41-ом заключенные тоже шли на фронт, чтоб защищать страну и искупить вину кровью, дайте и нам такую возможность.

Действительно, в суматохе на военных и политических фронтах, проблемы правового статуса ополченцев, особенно участников того разрозненного прообраза армии, который существовал на первом – самом важном этапе формирования Республики - отошли на дальний план для властей и народных избранников. Тем паче недосуг нынешнему государственному аппарату, видимо, разбираться с проблемами каких-то бывших заключенных, которые уже второй год воюют за это самое государство.

Между тем такие бойцы, а их не так мало, оказались бесправными заложниками правовой коллизии. У них нет никаких документов кроме военных билетов, то есть ни поехать куда-то в законное увольнение или отпуск, ни жениться или зарегистрировать ребенка, ни даже купить хоть какое-то имущество крупней велосипеда, они не могут. Будет добрая воля командования и МВД – служи, не будет – в любой момент можно посадить и даже адвокат не понадобиться, суд давно уже был.

Мы специально не касаемся в рамках данного материала прошлых грехов наших собеседников – они доказаны, приговоры вынесены и не стоит повторно осуждать людей, пусть и в таком виртуальном формате. Вопрос в другом. С точки зрения Закона, у каждой вины есть мера искупления – сроки, штрафы, лишение свободы и ограничение в правах. Заслуги тоже, так или иначе, оцениваются, и не стоит ли «перевесить» все по меркам военного времени, определив кто еще виноват, а кто уже искупил судимость служением Отчизне?

Но пока Республике некогда поблагодарить защитников хотя бы признанием их роли. «Патриотические силы Донбасса» держат руку на пульсе продвижения закона о статусе ополчения, сейчас этот важный документ находится под сукном в высоких кабинетах власти. Раз уж на простое «спасибо» не хватает сил и ресурсов, то можно хотя бы «удавку» снять с шеи тех, кто пришел в окопы из тюрьмы и честно служит, рискуя каждый день погибнуть не защитником Отечества, а «беглым зэком».
Поделиться в соцсетях:

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Новости
Больше новостей »